NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто станет новым премьер-министром?
Кто человек №2 в Казахстане (июль 2017)








Поиск  
Понедельник 21.08.2017 23:36 ast
20:36 msk

Военные Тайны Казахстана
М.Алтынбаев и его Доктрина и Стратегия - "Да, на базах хранения у нас очень много излишествующей техники... ее необходимо продавать..."
07.03.2002 / оборона и безопасность

ВОЕННОЕ РЕМЕСЛО ДОЛЖНО СТАТЬ УДЕЛОМ ПРОФЕССИОНАЛОВ
КонтиненТ

Интервью с министром обороны РК генерал-полковником Мухтаром Алтынбаевым
Интервью Михаила Бражникова

- Мухтар Капашевич, сегодня достаточно много пишут об армии, причем нередко в негативном ключе. Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы в ВС РК на современном этапе?

– Действительно, озабоченность проблемами армейской жизни остается постоянной и тревожной темой публикаций центральных и региональных средств массовой информации. К сожалению, многое из сказанного об армии в целом было правдой, особенно в первоначальный период создания и становления Вооруженных сил, в том числе разрушение идеалов воинской службы и падение престижа профессии военного. Это, безусловно, сказывается на настроении личного состава ВС и на качестве выполнения учебно-боевых задач. Однако армия обязана внимательно прислушиваться к голосу страны.

Сегодня мы ничего не скрываем. Народ Казахстана должен знать о Вооруженных силах все. Только в этом случае восстановится вера в способность государственных органов военного управления обеспечить безопасность государства, сохранность жизни и здоровья солдат и предупредить воинские происшествия и преступления.

Естественно, что имеются и определенные проблемы. Еще не удалось поставить надежный заслон фактам гибели и увечья военнослужащих, имеют место и отдельные факты неуставных взаимоотношений. На борьбу с этим злом вместе с командованием частей нацелена вся армейская общественность – советы офицерских собраний, центры молодежной инициативы, с нами активно взаимодействуют общественные и ветеранские организации, в частях регулярно бывают родители военнослужащих, представители государственных и общественных органов.

В СМИ нередко затрагиваются проблемы по обеспечению прозрачности материально-технического обеспечения ВС РК, факты хищения и злоупотребления служебным положением. В настоящее время приняты меры по приведению этой сферы деятельности Министерства обороны в соответствие с законами.

– Чем вызвана необходимость реформирования ВС Казахстана и в чем заключается конечная цель реформ? Что сделано в этом направлении за время, прошедшее после принятия этого политического решения Президентом Н. Назарбаевым?

– Я бы не хотел характеризовать работу, ведущуюся сейчас в Вооруженных силах, именно как реформирование. Скорее речь идет об укреплении организационных и военно-технических аспектов ВС РК и приведении их в соответствие с требованиями Президента Республики Казахстан – Верховного Главнокомандующего ВС РК, основными положениями Военной доктрины государства. Реформирование армии не самоцель, оно охватывает все сферы воинской деятельности. Цель этой работы как раз и заключается в улучшении подготовки и переходе Вооруженных сил на новый качественный уровень боеспособности, в приведении их состава и структуры в соответствие с задачами по обеспечению безопасности государства и с экономическими возможностями нашей страны.

Анализ изменения внешнеполитической обстановки по периметру границ Казахстана за последнее время и последствий событий, связанных с террористическими актами в США 11 сентября прошлого года, и последовавшей вслед за ними антитеррористической операцией в Афганистане доказывает своевременность шагов в области обеспечения военной безопасности, предпринятых Президентом Казахстана – Верховным Главнокомандующим Н. Назарбаевым еще в 1999 году. В принятой тогда Стратегии национальной безопасности Республики Казахстан была дана объективная оценка состоянию Вооруженных сил, их уровню боевой готовности к выполнению задач по защите страны от внешних угроз. Достаточно сказать, что доставшаяся от Советского Союза группировка войск к тому времени не перетерпела никаких практических изменений, ее большая часть была сосредоточена на востоке Казахстана. Мы вынуждены были ежегодно сокращать численность соединений и частей по причине постоянного уменьшения объемов финансирования. Из-за малочисленности многие подразделения и воинские части становились небоеспособными. Некому было обслуживать технику и вооружения, не говоря уже о системной боевой подготовке. В таком состоянии наша армия не могла решать новые задачи по обеспечению безопасности страны.

Уверенно могу сказать, что сделано для исправления ситуации достаточно много. Осуществлены конкретные мероприятия по изменению организационно-штатной структуры органов управления и войск, созданы военные округа, мобильные силы, завершается переход общевойсковых соединений на бригадную структуру.

За счет сокращения численности органов управления, структур и формирований, не влияющих на боеготовность Вооруженных сил, проводится доукомплектование боевых частей Южного военного округа. Все это позволит нам создать боеспособную группировку войск для прикрытия южных рубежей страны. С учетом стратегической важности Каспийского региона создается соответствующая военная инфраструктура на западе.

Для обеспечения эффективного контроля воздушного пространства над всей территорией страны осуществляется развертывание группировки войск ПВО и совершенствование системы их боевого дежурства. Столица Казахстана Астана прикрыта современными зенитно-ракетными комплексами С-300 и истребительной авиацией. В оперативной подготовке органов управления и боевой подготовке войск основной акцент сделан на организацию и проведение контртеррористических операций. Вооруженные силы адаптируются к функционированию в условиях рынка, самое серьезное внимание обращается на рациональное расходование выделяемых в военный бюджет средств.

У нас сильный потенциал военных кадров с глубокими военными знаниями и большим жизненным опытом, молодым офицерам есть у кого учиться. Большое внимание уделяется подготовке военных кадров и совершенствованию отечественной системы военного образования. Развивается востребованная временем отечественная военная наука, расширяется сеть национальных военных вузов, в 2002 году будет осуществлен первый набор в Военный инженерный институт радиоэлектроники и связи. В скором времени наши кадры будут готовиться только в Казахстане. Это не значит, что мы не будем перенимать опыт у других стран. Наоборот, мы учимся и будем учиться у передовых стран, таких как США, Великобритания, Германия, Турция и другие.

– Насколько серьезно изменены приоритеты в строительстве Вооруженных сил республики в области военной доктрины, в организационном и военно-техническом плане? Корректировались ли эти процессы в связи с угрозой международного терроризма и военным присутствием США и других стран в Центральной Азии?

– Частично я уже ответил на этот вопрос. Для создания современной, компактной и обладающей высоким уровнем боеготовности и мобильности армии процесс военного строительства был скорректирован кардинально. Для соответствия Вооруженных сил новым задачам по обеспечению обороноспособности нашей страны в их новую организационно-штатную структуру закладывается новая идеология – готовность к многовариантным действиям с быстрым наращиванием сил и средств на требуемом направлении и в нужное время. Развиваются мобильные силы, большое внимание уделено авиационному и зенитно-ракетному прикрытию войск и объектов. Внесены значительные коррективы в программы и планы боевой подготовки войск. В частности, горной подготовкой занимается не только специально созданный на юге горно-егерский батальон, но и другие части и подразделения.

Мы стали более тесно взаимодействовать с нашими союзниками в рамках Коллективных сил быстрого развертывания, представители Генерального штаба ВС РК активно работают в штабе КСБР в Бишкеке, где осуществляется совместное планирование подготовки этих сил.

– Некоторые эксперты критически оценивают уровень подготовки и вооружения армии Казахстана. Способны ли наши Вооруженные силы должным образом противостоять новым угрозам и вызовам национальной безопасности страны?

– Да, я считаю, что ВС республики могут противостоять этим угрозам. Мы принимаем все меры, с тем чтобы в войсках не было небоеготовых частей. Спрос за боеготовность частей будет ужесточаться. В этом плане принято конкретное решение по созданию Сухопутных войск и теперь будет соблюдаться жесткая иерархия: Министерство обороны – Генеральный штаб ВС РК – Сухопутные войска – военные округа и т. д.

Несколько слов относительно технической оснащенности нашей армии. Разумеется, мы не обладаем таким новейшим оружием, которым оснащена армия США. В то же время в корне неверно утверждение, что вооружение и военная техника в наших Вооруженных силах устарели. Боевые самолеты СУ-27, МиГ-31, вертолеты МИ-24, МИ-8 МТВ, зенитно-ракетные комплексы С-300, танки Т-72, боевые машины пехоты БМП-2, тактические ракетные комплексы "Точка-У" и реактивные системы залпового огня "Ураган", "Смерч" – такая техника имеется на вооружении далеко не во всех странах СНГ. Да, на базах хранения у нас очень много излишествующей техники, в том числе и устаревшей, которая досталась Казахстану после развала Советского Союза, и руководство Министерства обороны считает, что ее необходимо продавать, а средства от реализации направлять на техническое переоснащение армии.

Поэтому у меня есть полная уверенность в том, что, несмотря на существование многих нерешенных проблем, Вооруженные силы способны выполнить свои задачи по обеспечению безопасности страны.

– В одном из своих выступлений перед представителями СМИ вы заявили, что в дальнейшем новейшее вооружение иностранного производства будет приобретаться на тендерной основе. Не повлечет ли это за собой проблем в обслуживании техники и вооружения разных производителей и, соответственно, к определенной зависимости от них? Существуют ли проблемы в отношении поставок вооружения российского производства?

– Безусловно, новейшее вооружение будет приобретаться на тендерной основе – это требование рыночных отношений.

Проблемы в обслуживании техники и вооружения разных производителей в определенной степени будут, соответственно, будет и некоторая зависимость от них. Мы в основном ориентируемся на производителей новейшего вооружения и военной техники государств СНГ. Но не только. Особый интерес представляют США и страны Европы, выпускающие современную и надежную боевую технику и оружие. Конечно же, новая техника потребует знаний, навыков по ее эксплуатации и обслуживанию и мы будем учить этому личный состав.

Что касается поставок вооружения российского производства, то здесь проблем нет.

– Соответствует ли требованиям времени уровень взаимодействия и координации усилий военных структур стран – участниц ДКБ, стран СНГ? Как строится военное сотрудничество США и странами НАТО?

– Десятилетний период существования Договора о коллективной безопасности позволяет сделать однозначный вывод, что его заключение 15 мая 1992 года и последующая деятельность в его рамках были абсолютно необходимыми и обоснованными. Наличие ДКБ как структуры и сохранившиеся двусторонние военно-политические связи, несомненно, сыграли положительную роль уже на первом довольно длительном этапе, когда в крайне сложных и противоречивых условиях на постсоветском пространстве шло становление независимых государств, а вместо единой армии СССР создавались национальные вооруженные силы стран СНГ.

Принципиально важно, что с самого начала последовательно выдерживается линия на создание качественно новой системы коллективной безопасности: открытость для вступления новых членов, четкое следование целям и принципам Устава ООН и фундаментальным нормам международного права, равноправие участников, сугубо оборонительный характер Договора.

Нынешний этап характеризуется радикальной активизацией ДКБ и выходом на практические действия в военно-политической интеграции. Стала осознанной необходимость дополнить национальную безопасность коллективными мерами, реальным понимание, что участие в Договоре повышает роль и возможности каждого государства как участника региональных процессов.

Это еще раз подтвердило участие военной делегации из Казахстана на очередном заседании Совета министров обороны государств СНГ 27 февраля с. г. в Санкт-Петербурге.

На заседании обсуждены вопросы военного и военно-технического сотрудничества, планирования и финансового обеспечения деятельности Совета министров обороны. В частности, речь шла об итогах деятельности СМО за 10 лет и задачах на перспективу, о дополнительных функциях Штаба по координации военного сотрудничества государств СНГ по формированию и функционированию региональных систем коллективной безопасности, о проекте Соглашения об информационном обеспечении, о Положении об обеспечении полетов авиации вооруженных сил государств – участников СНГ и других вопросах. По всем приняты конкретные решения, направленные на совершенствование сотрудничества в военной области.

Состоялась моя рабочая встреча с министром обороны России С. Ивановым, на которой рассмотрены актуальные проблемы казахстанско-российского военного сотрудничества и выражена обоюдная готовность их безотлагательного решения. Это и арендная плата за испытательные полигоны, и обеспечение безопасности при проведении российской стороной ракетных стрельб на прилегающих к Казахстану территориях. Также рассмотрены вопросы, касающиеся совместной деятельности в рамках ДКБ.

Основными принципами системы коллективной безопасности, на мой взгляд, должны быть:

- политическое единство участников по проблемам национальной, региональной и международной безопасности;
- руководство общепринятыми нормами международного права, принципами Устава ООН, открытый характер систем коллективной безопасности;
- оборонительный характер системы и ее роль как фактора сдерживания угроз жизненно важным интересам государств-участников;
- практической акцент в военно-политической интеграции на новые вызовы и угрозы безопасности;
- четкая грань между законным правом государства на внешнюю помощь в обороне и иностранным вмешательством в его внутренние дела;
- использование преимущественно политических средств для предотвращения конфликтов и предупредительный характер мер, включая миротворчество;
- взаимодействие с международными и региональными организациями безопасности по проблемам, в которых позиции и подходы совпадают.

Что касается сотрудничества Казахстана с НАТО в рамках Совета Евроатлантического партнерства и программы "Партнерства во имя мира", то оно направлено на решение конкретных задач по обеспечению безопасности республики, определенных в Стратегии "Казахстан-2030".

В настоящее время усилия Министерства обороны направлены на активное практическое сотрудничество с Альянсом в целях содействия строительству Вооруженных сил Казахстана, подготовке кадров, использованию опыта и возможностей как НАТО в целом, так и отдельных стран – членов Альянса в проведении операций по сохранению мира, эффективному реагированию на угрозы международного терроризма и других угроз безопасности. Об этом шла речь на очередном заседании Совета Евроатлантического партнерства НАТО (СЕАП), состоявшемся 19 декабря прошлого года в Брюсселе. В своем выступлении я уделил особое внимание проблемам региональной безопасности, а также мерам, принимаемым руководством Казахстана по противодействию международному терроризму.

– Уровень финансирования военного ведомства не велик – порядка одного процента от ВВП. За счет чего руководство Министерства обороны рассчитывает обеспечить выполнение масштабных планов по реформированию армии?

– Основной задачей бюджета МО РК на 2002 год является реализация установок главы государства по реформированию Вооруженных сил, определенных Военной доктриной и в утвержденном 18 мая 2000 года Плане строительства и развития Вооруженных сил на период до 2005 года при минимальном лимите бюджетного финансирования – не менее одного процента от уровня ВВП на 2002 год. Распределение средств при формировании бюджета проводилось на основе строгой приоритетности программ развития Вооруженных сил республики.

В 1999 году объем бюджета Министерства обороны составлял 0,85 проц., а в 2000-м – 0,63 проц. от ВВП и только в 2001 году бюджет МО был утвержден на уровне 1 процента от ВВП, что позволило стабилизировать финансово-экономическое положение Вооруженных сил страны. По предварительным расчетам, расходы на реформирование Вооруженных сил в течение 5 лет составят более 10 млрд. тенге.

– Не секрет, что молодые люди идут служить в армию без особого энтузиазма. В чем причина негативных явлений в ВС РК – в самой армии или в питающей и окружающей ее социальной среде? Что делается для повышения привлекательности военной службы?

– В этом году мы отмечаем десятую годовщину со дня образования ВС независимого Казахстана. Идет процесс переосмысления многих прежних представлений о направлениях, формах и методах воспитания дисциплинированности личного состава, процесс формирования нового уклада воинской жизни. Это вызвано необходимостью эффективного и быстрого устранения негативных явлений, в том числе доставшихся в наследство от Вооруженных сил бывшего СССР, сложностью и новизной задач по обеспечению обороноспособности нашего государства.

Как свидетельствует сегодняшняя ситуация в Вооруженных силах, некоторые негативные явления общества проникли и в армейскую среду. Падение общей культуры, пренебрежительное отношение к моральным нормам, правилам воинского этикета серьезно осложнили нравственно-психологический климат в воинских коллективах.

В среде молодежи и у родителей призывников во многом утрачено представление о военной службе как о патриотическом долге каждого гражданина. Поэтому многие из призывников, признавая необходимость существования Вооруженных сил для обеспечения безопасности государства, хотели бы избежать военной службы.

Мы столкнулись с наркоманией и токсикоманией среди срочнослужащих – значительная часть молодежи обретает эти пагубные пристрастия до призыва в ВС РК. Для борьбы с этим злом налажено тесное взаимодействие с государственными структурами по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, осуществляются мероприятия по реализации Государственной программы борьбы с наркоманией и наркобизнесом, активизирована деятельность воспитательных структур. Надеюсь, что эти меры в комплексе дадут положительный результат.

В целях повышения привлекательности военной службы и престижа военной профессии принимаются меры по предупреждению травматизма и гибели людей. Сохранение жизни и здоровья военнослужащих стало главной задачей каждого командира и начальника, всех органов управления военного ведомства.

Принят ряд чрезвычайных мер по очищению офицерского корпуса от людей, считающих военную службу средством наживы. Принимаются действенные меры по пресечению хищений и должностных преступлений, по обеспечению сохранности оружия и боеприпасов.

Привлекательность военной службы в значительной степени зависит от решения социально-бытовых проблем военнослужащих и членов их семей. Для этих целей выделены значительные денежные средства. Перестраивается система идеологической и воспитательной работы.

После выполнения всех намеченных мероприятий Вооруженные силы Казахстана выйдут на более качественный уровень воинской дисциплины и правопорядка, социальной защищенности военнослужащих и членов их семей, что позволит внедрить в общественном сознании казахстанского общества понимание того, что вложение сил и средств в обучение и воспитание военнослужащих является инвестициями в будущее государства, что юноши, получившие нравственное и патриотическое воспитание в армейских условиях, возвратятся в гражданское общество активными участниками его дальнейшего развития.

– Каковы перспективы создания профессиональной армии Казахстана? По мнению некоторых экспертов, относительно быстрый и эффективный результат мог бы дать первоочередной набор на контрактной основе младших командиров (сержантов и старшин), как армейского "костяка". Каково ваше мнение по этому вопросу?

– Призывая молодых солдат, мы затрачиваем огромные средства для их подготовки как специалистов. И это повторяется из года в год. Постепенная профессионализация армии принесет больший эффект, в связи с чем планируется поэтапное увеличение количества военнослужащих по контракту с одновременным уменьшением количества граждан, призываемых на срочную службу.

В соответствии с Законом Республики Казахстан "О военной службе по контракту" и планом реформирования Вооруженных сил до 2007 года предполагается довести количество военнослужащих по контракту до 50 процентов от общей численности личного состава.

Военнослужащие по контракту в Силах воздушной обороны сегодня составляют 70 процентов от общей численности, а в Южном военном округе – 17 процентов.

Наряду с подготовкой высококвалифицированных офицерских кадров важной составляющей является создание института профессиональных сержантов.

В 1996 году создан Кадетский корпус и именно его выпускники, пройдя войсковую практику и проявив свои лучшие качества, получили возможность поэтапно пройти специальную подготовку на курсах при Военной академии для дальнейшей службы на таких должностях. С этой целью Генеральным штабом уже разработаны и введены новые штаты бригад, в которых на каждом уровне предусмотрены должности сержантов-профессионалов. Как видите, перспективы создания профессиональной армии Казахстана у нас есть.

– Каким вы видите облик Вооруженных сил Казахстана через 5–6 лет?

– С учетом результатов общей стабилизации социально-экономической ситуации в стране уже можно с уверенностью говорить об облике казахстанской армии ближайшего десятилетия. Это будут боеспособные, оснащенные современной техникой и вооружением, высокотехнологичные Вооруженные силы, обладающие высокой мощью и мобильностью, способные решать задачи по обеспечению безопасности страны.

В реформировании наших Вооруженных сил доминируют три подхода. Первый основан на реальной оценке военных угроз и вариантах возможного применения Вооруженных сил. Поэтому руководство военного ведомства работает по принципу: "материально обеспеченное и укомплектованное подразделение – полностью боеготово и боеспособно".

Второй подход основывается на анализе тенденций и характера возможного военного противоборства, которое будет иметь устойчивую тенденцию к "технологизации" и меньшему вовлечению людских ресурсов и классических сухопутных войск. Очевидной становится доминирующая роль и значение космической и воздушной среды, где и будет решаться исход вооруженной борьбы. Современные средства поражения в своем развитии все больше избирают "небесную сферу", и мы учитываем эти реалии в строительстве Вооруженных сил, отдавая приоритет противовоздушной обороне.

Третий подход заключается во внедрении принципа профессионализации армии. Мы отходим от практики всеобщей мобилизации и обучения каждого военнообязанного умению стрелять из автомата. Военное ремесло должно стать уделом профессионалов, сознательно посвятивших себя ратному труду, уважаемых в обществе и в силу специфики своего труда хорошо оплачиваемых.

Происходящие в армии в последнее время изменения позволяют утверждать, что сейчас наступил период становления ВС Казахстана в новом качестве. По моему твердому убеждению, избранный вектор развития позволит построить сильную и современную армию, как того требует Президент страны – Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Н. Назарбаев.

----------

ПРИОРИТЕТЫ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
КонтиненТ

Вопрос о том, насколько эффективны меры по обеспечению военной безопасности, не раз поднимался на различных уровнях. Если принять во внимание кардинально изменившийся геополитический расклад сил, а также ограниченные экономические возможности государства, то это напрямую зависит от правильного выбора приоритетов в военном строительстве, и особенно в строительстве Вооруженных сил

Георгий Дубовцев,
заместитель начальника Военно-научного центра Министерства обороны Республики Казахстан,
полковник
Алматы

Для этого прежде всего необходимо найти ответы на жизненно важные вопросы: каким образом в условиях дефицита финансовых средств поднять уровень готовности войск к выполнению боевых задач до максимально возможного, как наиболее рационально использовать выделяемые материальные, денежные и другие ресурсы, как исключить затраты, без которых можно обойтись?

Пробная попытка

Первые шаги по реформированию казахстанской армии сделаны еще в ноябре 1997 года. Тогда были предприняты меры по переходу армии на трехвидовую структуру: Силы общего назначения, Силы воздушной обороны и Силы охраны государственной границы. Последние создавались на основе Военно-морских сил и переданных в состав Вооруженных сил пограничных войск. В течение непродолжительного времени пребывания пограничных войск в составе казахстанской армии неэффективность такого слияния стала очевидной, и в средине 1999 года они были переданы в состав созданной Пограничной службы Комитета национальной безопасности.

Что касается создания Сил воздушной обороны путем объединения ВВС и войск ПВО, то это, по мнению многих представителей этого вида ВС, позволило сделать шаг вперед в вопросах боевой готовности, в первую очередь ее технической составляющей, а также в боевой подготовке. Были учтены мировые тенденции по переносу центра тяжести вооруженной борьбы в воздушную сферу, в связи с чем наибольшую угрозу стали представлять средства воздушного нападения, для которых сейчас практически не существует ограничений ни по дальности полета, ни по объектам нанесения удара, ни по его мощности. Эффективно противостоять такой угрозе в условиях Казахстана можно только объединенными усилиями авиации, зенитно-ракетных и радиотехнических войск. Именно таким способом можно добиться большей мобильности и обеспечить возможности быстрой концентрации сил и средств в интересах прикрытия важнейших районов страны и группировок войск.

В целом же четко очерченной концепции и общей программы военной реформы в этот период выработано не было, что не позволило приступить к ее практической реализации. Потребовалось проведение интенсивной научной проработки, детальной оценки военно-политической обстановки и возможностей государства по обеспечению военной безопасности.

С военной доктрины началась реальная реформа

Подлинное начало военной реформы связано с принятием соответствующего политического решения по направлениям и срокам ее проведения. Таким политическим решением стало утверждение Указом Президента страны Н. А. Назарбаева в феврале 2000 года новой военной доктрины. Она заложила основу для разработки других документов, регламентирующих процесс дальнейшего военного строительства в стране. В последующем основные ее положения были конкретизированы рядом нормативных правовых актов, а также нашли отражение в ведомственных программах, планах и иных документах.

В военной доктрине применен новый подход к решению проблем обеспечения военной безопасности страны, что, в свою очередь, предполагает проведение глубоких, коренных преобразований всей военной организации государства.

Очевидно, немного найдется оппонентов у аксиомы, что безопасность страны бесценна. Однако создание необходимого военного потенциала государства требует вполне определенных расходов, соответствующих затрат материальных и интеллектуальных ресурсов, которые в условиях переходного периода можно было бы использовать для удовлетворения других нужд страны, в первую очередь на решение социальных вопросов. Именно по этой причине особенно важно четко и обоснованно определить приоритеты военных потребностей, сформулировать их, исходя из реально существующих и доказуемо вероятных, а не всех теоретически возможных угроз безопасности страны. Не менее важным является и рациональное использование отпущенных для этих целей ресурсов.

В этой связи большое значение для определения приоритетных направлений военного строительства имеет учет тех внешних военных угроз, которые рассматриваются в военной доктрине на среднесрочный период в качестве основных. В частности, очаги военных конфликтов в непосредственной близости от границ Казахстана, возможное проникновение на территорию республики международных террористов и экстремистов, появление вблизи наших границ новых ядерных государств.

Эти и другие новые угрозы безопасности страны потребовали адекватной оценки и принятия соответствующих мер. Понятно, что без адаптации военной политики государства, его военной организации к изменившимся реалиям обеспечить эффективную защиту и оборону страны вряд ли удастся. При этом необходимо, с одной стороны, своевременно реагировать на наиболее вероятные военные угрозы, а с другой – исходить из реальных экономических и технических возможностей страны.

По мнению многих экспертов, в том числе и зарубежных, с принятием новой военной доктрины появился действенный рычаг совершенствования деятельности государства в военной сфере. Казахстану, как и любой другой стране, необходимо иметь такие Вооруженные силы, которые бы надежно обеспечивали военную безопасность, но в условиях мирного времени их численность жестко ограничена, так же, как и ограничен бюджет, выделяемый на оборону. А непосильные для экономики военные расходы просто губительны, это доказано развалом Советского Союза. Какая же в таком случае должна быть армия? Очевидно, нельзя строить ее из расчета подготовки к защите от всех гипотетически возможных угроз, так как для этого нужна соответствующая численность и техническая оснащенность. Это не под силу и более богатым государствам, не только Казахстану.

Изменения были необходимы

Если вспомнить, то в 1999-2000 годах произошло резкое ухудшение ситуации в Центрально-Азиатском регионе. В связи со сложной военно-политической обстановкой в Афганистане, Киргизии и Узбекистане многие эксперты говорили о превращении нашего региона в один из самых взрывоопасных районов мира. В этих условиях нужны были конкретные меры для обеспечения национальной и коллективной безопасности в рамках ДКБ. Но без решения ряда проблемных вопросов военного строительства сделать это было невозможно.

Отсутствие четкого разграничения функций и задач силовых министерств и ведомств по обеспечению военной безопасности государства приводило к распылению средств, выделяемых на оборону.

Среди ведомств, составляющих военную организацию страны (Вооруженные силы, войска и воинские формирования МВД, КНБ, Республиканской гвардии, АЧС), некоторые не в полной мере соответствуют доктринальному определению военной организации, так как значительная часть их функций реализуется не военными, а специальными методами (контрразведывательными, оперативно-розыскными, специально-техническими и т. п.). Более того, полномочия отдельных из них гораздо шире, чем обеспечение военной безопасности военными методами.

В свою очередь, структура, состав, уровень подготовки и технической оснащенности Вооруженных сил вошли в противоречие с задачами по обеспечению текущей военной безопасности и экономическими возможностями государства.

Наша армия перестала в полной мере соответствовать своему предназначению в изменившихся геополитических условиях. По существу, оперативные и боевые задачи, дислокация войск оставались неизменными с 1991 года. Они являлись отражением существовавших в СССР взглядов на подготовку к "большой" войне с Китаем. А анализ боевых действий на Северном Кавказе, Баткенских событий в соседней Киргизии показал, что вооруженные силы, изначально предназначенные для выполнения задач в крупномасштабной войне, оказались практически не готовы к действиям в конфликтах меньших масштабов, и прежде всего, из-за своего качественного состава и уровня подготовки.

Не менее острой была и финансовая проблема. Уровень финансирования Вооруженных сил не удовлетворял все потребности даже для их повседневного функционирования. Особенно наглядно это демонстрируют показатели финансирования армии в самом трудном, 1999 году – около 12 млрд. тенге (0,6 проц. от ВВП). В предыдущие годы эти показатели были выше: в 1997 году – 17,16 млрд. (1,1 проц.), в 1998-м – 18,4 млрд. (1,1 проц. от ВВП). Однако и тогда большая часть средств направлялась на содержание армии, то есть на выплату денежного довольствия и заработной платы, закупку продовольствия, вещевое обеспечение. На финансирование боевой подготовки, ремонт, а тем более на закупки вооружения и техники, капитальное строительство, даже на текущие коммунальные платежи средств просто не оставалось. Это негативно сказывалось на уровне боевой готовности и подготовки войск, на моральном состоянии военнослужащих. Главная причина тому – стремление решить новые задачи в старой, неэффективной и высокозатратной структуре Вооруженных сил.

Практикой доказано, что любой объем финансирования для армии является недостаточным. К слову, это характерно и для высокоразвитых государств. Важно эффективно использовать выделяемые средства, что означало для казахстанской армии научиться жить по средствам. Для этого необходима была реалистичная оценка соответствия затрат на содержание и развитие Вооруженных сил финансово-экономическим возможностям государства. И если эти затраты превышают возможности страны, требуется либо уточнять задачи армии, либо увеличивать финансирование обороны.

Задачи были уточнены благодаря четкому определению наиболее вероятных внешних и внутренних угроз военной безопасности, а также корректировке всей военной политики. С учетом этого, а также тех изменений, которые произошли в характере современных войн и вооруженных конфликтов, был сделан вывод о необходимости осуществления количественно-качественных преобразований всей военной организации государства и адаптации Вооруженных сил, других войск и воинских формирований к изменившимся реалиям, другими словами, о необходимости проведения военной реформы.

Зафиксированное в военной доктрине положение о гарантированном программно-целевом финансировании Вооруженных сил в размере не менее одного процента от ВВП страны позволило приступить к практической реализации планов их реформирования.

Уточнение курса

В июне 2000 года на заседании Совета безопасности страны были рассмотрены Концепция военной реформы и Государственная программа военного строительства в Республике Казахстан, в последующем утвержденные Указом Президента страны.

Центральное место в военной реформе занимают вопросы реформирования Вооруженных сил, так как именно от коренных преобразований в армии зависит эффективность дальнейшего военного строительства.

В ходе реформирования Вооруженных сил на первом этапе (до 2002 года) усилия были направлены на оптимизацию их структуры и численности, увеличение количества боеспособных соединений и частей в их составе. По замыслу, это обеспечит способность ВС к решению задач в наиболее опасных для сегодняшнего дня конфликтах низкой интенсивности.

На втором этапе (до конца 2005 года) планируется завершить формирование военных округов с соответствующей военной инфраструктурой, перейти к территориальному принципу комплектования, значительно увеличив количество военнослужащих контрактной службы в войсках, приступить к техническому переоснащению армии.

Наконец, в ходе третьего этапа (после 2005 года) предполагается полностью перестроить армию в соответствии с перспективной системой оборонных задач, планируется привести их к качественно новому состоянию за счет полноценного ресурсного обеспечения и проведения технического переоснащения.

Таким образом, речь идет о концептуально новом направлении военного строительства, где первоочередным является вопрос обеспечения качественных параметров военной организации государства и Вооруженных сил как ее важнейшей составляющей.

Именно на это сориентирована Государственная программа военного строительства, в рамках которой проводится структурная и функциональная реорганизация в военном ведомстве. При жестко установленной численности Вооруженных сил на основе критерия "эффективность – стоимость" определены направления дальнейшего строительства и реформирования нашей армии, которые позволят в условиях существующих бюджетных ограничений оптимальным составом надежно защитить внешнюю безопасность страны.

Приоритеты в реформировании армии

Для повышения боеспособности Вооруженных сил определены приоритеты их реформирования. Особое внимание уделено повышению мобильности армии. Обосновывается это тем, что Казахстан не может держать на всех стратегических направлениях крупные группировки войск. Ввиду этого, а также из-за непредсказуемости обстановки и возрастающей вероятности возникновения конфликтов низкой интенсивности был сделан вывод, что прежняя система развертывания сил преимущественно вдоль восточной границы теряет свое былое значение. Необходимо усиление южных рубежей страны, а также создание Мобильных сил, которые можно в кратчайший срок перебрасывать на то направление, где возникнет угроза безопасности страны.

Этот шаг продиктован временем. Зарубежный опыт показывает, что при возникновении конфликтов для локализации очагов напряженности и прекращения военных действий на возможно более ранней стадии должны применяться специально обученные, высокоманевренные и боеспособные войска. Основу Мобильных сил составили десантно-штурмовые части, которые готовятся для решения внезапно возникающих задач в любом самом отдаленном районе нашей страны.

С переходом к военно-территориальной структуре и созданием военных округов состав и дислокация войск приводятся в соответствие с теми угрозами, с которыми может столкнуться Казахстан в ближайшей перспективе. Некоторые аналитики довольно резко высказывались по этому поводу. Однако именно эта мера как нельзя лучше отвечает задаче структурной реорганизации Вооруженных сил, так как в данном случае органично сочетаются и функциональный, и территориальный принцип совершенствования их организационной структуры. Что важно, управления округов созданы за счет реорганизации других органов управления практически без дополнительного увеличения общей численности.

В качестве оперативного территориального объединения военный округ должен комплексно решать оперативные, мобилизационные, военно-административные задачи, а также задачи территориальной, гражданской и местной обороны в установленных для него границах. Конечно, необходимо время для создания соответствующей военной инфраструктуры, наработки опыта. Поэтому на первых порах на управления округов возложены только основные задачи. Но в последующем их объем должен увеличиваться. По опыту наших соседей – россиян, видимо, целесообразно соответствующим образом доработать нормативную базу, чтобы решения командующего по вопросам обороны в пределах задач, возложенных на военный округ, были обязательными для воинских формирований других силовых ведомств, дислоцирующихся на его территории.

Вполне очевидно, что, имея большую территорию, значительную протяженность границ, относительно небольшую численность населения и довольно ограниченные ассигнования на оборону, важно выбрать приоритеты. Нельзя готовиться к противодействию всем теоретически возможным военным угрозам. Поэтому при определении оперативного предназначения, состава и дислокации войск округов подходы были чрезвычайно взвешенными, чтобы не допустить бесполезной траты средств, ресурсов и времени. Ведь после того, как оперативные планы разработаны, наступает стадия воплощения замыслов в жизнь. А это означает создание системы управления, передислокацию и расквартирование войск, накопление запасов материально-технических средств, развитие соответствующей инфраструктуры. То есть, в соответствии с разработанными планами к установленному сроку создаются и обеспечиваются всем необходимым реальные войсковые группировки, подготовленные к ведению боевых действий на основе возможных сценариев будущего военного конфликта. В ходе такой работы было бы неосмотрительным не учитывать, что военно-политическая обстановка может измениться, причем самым кардинальным образом. А ведь войска уже развернуты в конкретных районах, созданы запасы материальных средств, осуществлено их эшелонирование в соответствии с замыслами (а это тысячи тонн бое-припасов, горючего, продовольствия и т. д.).

По этой причине с учетом специфики каждого региона страны, каждого стратегического и операционного направления, с опорой на уже имеющуюся военную инфраструктуру сначала были созданы Южный и Восточный военные округа, затем Западный и в последнюю очередь формируется Центральный.

Ряд воинских формирований в ходе организационных мероприятий подвергся расформированию. Отказ от громоздких организационно-штатных структур образца Советской Армии вполне обоснован. У государства нет возможности обеспечить всем необходимым и довести до уровня боеготовых большое количество соединений и частей, которые содержались в сокращенном и скадрованном состоянии.

Претерпевает изменения направленность боевой подготовки войск. Высокозатратные ее формы, например дивизионные и полковые учения с боевой стрельбой, остались в прошлом. Изыскиваются более эффективные и приемлемые по экономическим соображениям формы и методы подготовки органов управления и войск. Практикой стало проведение командно-штабных и войсковых учений, на которых совместно с другими силовыми ведомствами страны отрабатываются вопросы борьбы с незаконными вооруженными формированиями, методы проведения контртеррористических операций. Больше внимания уделяется боевой выучке подразделений в звене "отделение – взвод – рота", а также индивидуальной подготовке военнослужащих, так как от их уровня подготовки напрямую зависит способность войск успешно решать боевые задачи.

Наряду с организационными изменениями, внесением корректив в подготовку войск предпринимаются меры по совершенствованию системы управления войсками, постепенному замещению военнослужащих срочной службы контрактниками, осуществляются преобразования в системе подготовки кадров и военного образования, укрепляется военная наука, что также входит в число приоритетов реформирования нашей армии.

Таким образом, в основу дальнейшего строительства казахстанской армии положены следующие главные требования: повышение качественных характеристик армии, ее соответствие реальному уровню военных угроз, упразднение громоздкой организационной структуры, ее перестройка с учетом участия в наиболее вероятных военных конфликтах, приоритетное развитие высокотехнологичных родов войск.

Разумеется, выше речь шла только об основных направлениях, по которым осуществляется реформирование Вооруженных сил. Не исключено, что жизнь и реальная обстановка могут потребовать их серьезной корректировки. Вероятно, появятся и новые идеи, которые будут нуждаться в серьезном научном обосновании и глубокой экспериментальной проверке при реализации мероприятий военной реформы. Мы живем в стремительно меняющемся мире, и не учитывать этого обстоятельства просто нельзя.

----------

ПОСЛЕДНИЙ АРГУМЕНТ РЕСПУБЛИКИ
КонтиненТ

Для любого, хотя бы немного думающего о своей безопасности государства, особую значимость в обеспечении таковой играют три равнозначные базовые составляющие. Это внутренняя политическая и экономическая стабильность, прагматичная внешняя политика и адекватная уровню возможных угроз военная сила. Вот об отдельных компонентах последней и хотелось бы еще раз поговорить в преддверии выхода в свет новой Военной доктрины Республики Казахстан

Абай Турсынов
Алматы

Несмотря на острые и принципиальные споры по поводу направлений и методов военного строительства, при наличии здесь прямо противоположных точек зрения и подходов, один момент не вызывает разногласия ни у руководства республики, ни у военных, ни у аналитиков, ни у казахстанской общественности. В республике давно назрела и, можно сказать, уже крайне обострилась необходимость проведения военной реформы. Необходимость эта объективно обусловлена как новым геополитическим раскладом в регионе Центральной Азии, так и изменениями во внутриполитической, социальной и экономической сферах. Но самое главное – почти кризисным состоянием наших Вооруженных сил.

Соответственно, под военной реформой следует понимать не только исключительно военные преобразования, но и целый комплекс политических, экономических, правовых, военно-технических, социальных и иных мер. Направлены же они должны быть на качественное изменение всей государственной оборонной системы и обеспечение достаточного уровня общенациональной безопасности. Потому-то и точек приложения для разработчиков и экспертов здесь более чем достаточно. Как говорится, есть над чем подумать и есть что обсудить.

Но невозможно объять необъятное в рамках одной статьи. А именно, досконально и качественно рассмотреть весь спектр вопросов, касающихся обороно-способности нашего государства, проведения глобальной военной реформы и даже отдельной реформы Вооруженных сил. Поэтому, оставляя за собой право в очередной раз вернуться к этой теме, сегодня будет целесообразнее остановиться на двух моментах. Во-первых, хотелось бы высказать ряд критических соображений относительно Военной доктрины Республики Казахстан в целом и практики его написания в частности. А с учетом последней официальной разработки, представить некоторые рекомендации предполагаемым авторам готовящегося проекта.

Во второй же части, в очередной раз хотелось бы затронуть существующие сегодня в казахстанских Вооруженных силах проблемные узлы базового характера: непосредственно военного, а также юридического, финансового, технического, управленческого и т. д. От состояния дел в этих сферах и будет зависеть боеготовность нашей армии, а следовательно, и степень нашей обороноспособности и безопасности.

Но при этом мы не станем подробно расписывать ситуацию в каждой из предлагаемых частей, как не станем и предлагать детально проработанный план решения той или иной проблемы. Все это должно представляться в более широких по объему фундаментальных разработках, причем с участием экспертов по соответствующим отраслям знания. Мы же ограничимся выделением основных или принципиальных, на наш взгляд, подходов к реформе Вооруженных сил и разработке Военной доктрины.

Доктрина доктрине рознь

Прежде чем начать "разбор полетов", считаем необходимым сделать ряд замечаний общего характера о военной доктрине как таковой. Что есть военная доктрина, каковы ее задачи, с учетом каких факторов она должна формироваться? Попробуем ответить на эти вопросы.

Итак, каково определение государственной военной доктрины. Согласно официальной версии казахстанских разработчиков, военная доктрина – это система основополагающих взглядов на обеспечение военной безопасности государства, предотвращение войн, вооруженных конфликтов, а также военное строительство. Что и говорить, несколько одностороннее представление о предмете, вам не кажется? Нет, с обеспечением военной безопасности и военным строительством, конечно, не поспоришь. Но вот предотвращение войн и конфликтов в этом ряду смотрится как-то неравнозначно. В общем, "не в масть".

Более четким и корректным нам представляется определение из российского аналога. Там военная доктрина определяется как совокупность официальных взглядов (установок), определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности государства. От себя здесь только добавим: определяющих эти самые основы как с позиции бессрочных и объективных национальных интересов (военное строительство само по себе), так и на определенном историческом отрезке времени – с точки зрения более конъюнктурной ближне- и среднесрочной перспективы (военная стратегия). То есть любая военная доктрина, по сути, должна быть дуалистична. Состояние же дел в казахстанской армии и в системе национальной безопасности в целом просто не оставляет нам другого выбора.

Каковы должны быть задачи доктрины? Не те, что прописаны в ней самой, а непосредственно самого документа. Другими словами, что призвана отразить или показать официальная военная доктрина? В первую очередь, то, что государство, а точнее, власть, четко видит и понимает существующие объективные задачи и кризисные моменты военного строительства как такового, а также реальные и потенциальные угрозы и вызовы национальной безопасности.

Поэтому в соответствии с вышеозначенным пониманием доктрина призвана концептуально обозначить вектор военного развития, его принципы и параметры, а с учетом четко определенных вызовов и угроз – ответить, каким образом будет обеспечена национальная безопасность в военной сфере. Отсюда выходит, что если вектор будет выбран неправильно, а вызовы и угрозы недооценены, оставлены без внимания или же неудачно нейтрализованы, то это не только поставит вопрос об обороноспособности государства в целом, но и может привести к более пагубным и даже фатальным для существующей государственности последствиям.

Но видеть – это половина дела. Компетентность власти определяется не только пониманием вопроса в теории, но и умением использовать это знание на практике. Поэтому определяющую значимость приобретает вопрос того, как правильно разработать практическую (прикладную) часть доктрины. И вот здесь, помимо обязательной адекватной оценки внешних и внутренних факторов, откровенного признания существующих проблем и недостатков, доминирующим при разработке документа должен стать следующий принцип: военная доктрина – это своего рода компромисс между военными потребностями, с одной стороны, и реальными экономическими, финансовыми, научно-техническими, социальными, демографическими и другими возможностями государства – с другой.

"Разбор полетов" в целом...

Ну а теперь обещанный критический разбор Военной доктрины Республики Казахстан. В свое время каждую из предлагаемых доктрин независимые эксперты и общественные деятели разобрали буквально до буквы и запятой. При этом каждый самовыразился в меру своих сил и способностей. Поэтому особо усердствовать и изощряться мы не станем. Но кое-что все-таки отметим.

Так, к примеру, разработчики последнего варианта считают чуть ли не своим долгом "отдать должное" предыдущей доктрине. А именно: сказать, что свою задачу она так или иначе выполнила и преемственность будет обязательно сохранена. Но если посмотреть на кризисное состояние нашей армии и объективно оценить уровень нашей обороноспособности, невольно возникнет вопрос: какую именно задачу выполнила предыдущая доктрина? Ведь получается, что основными задачами был развал Вооруженных сил и подрыв обороноспособности. Факты – вещь упрямая, особенно когда они налицо. И как нам в этом случае стоит рассматривать заявления о преемственности курса? Как говорили когда-то в ЧК: "Вы на что это намекаете, товарищи граждане?".

Чем же все это объяснить? Может быть, тем, что доктрины эти из года в год пишут одни и те же люди? И, следовательно, критика себя любимых была бы не просто противоестественна здоровому инстинкту самосохранения в качестве официальных аналитиков, но и дискредитировала бы, таким вот образом, саму доктрину. Или же тем, что структурно и стилистически снимается калька с публикуемого обычно чуть раньше российского варианта? А ведь именно такое впечатление создается даже после беглого прочтения. Иногда встречаются даже полные текстовые переносы тезисов, разработанных российскими государственными и негосударственными структурами.

И это где-то даже удобно, если не сказать прагматично. Ну, в самом-то деле, зачем напрягаться, тратить свое бесценное время и изобретать велосипед? Все доктрины в чем-то похожи друг на друга. Так что можно немного подождать, пока в России придумают очередной проект военной доктрины. Потом "зачистить" его под казахстанские специфические масштабы и реалии, убрать то, чего у нас нет, например, пункты, касающиеся ядерного оружия, или что нашим военным в принципе не нужно, вроде намерения усилить гражданский контроль в армейских структурах.

Но как бы то ни было, поаккуратнее все-таки с новым вариантом, господа. Доктрина – не догма. Повторимся еще раз – это разумный и реальный компромисс между желаемым, необходимым и возможным. А именно, между субъективными амбициями, объективными национальными интересами и имеющимся потенциалом. Компромисс, учитывающий помимо всего этого и реальные внешние обстоятельства – мировую геостратегическую конъюнктуру, вызовы времени и требования момента, геополитический расклад в регионе и многое другое.

В целом же военное строительство должно исходить из ответа на вопрос, какая армия нам нужна в принципе и какая стратегия и тактика наиболее адекватны в действующей ситуации. А для этого пора уже избавиться от иллюзий и начать называть вещи своими именами. Несколько избитая фраза, но в жизни любого государства действительно нет вечных противников, как нет и вечных союзников. Вечны лишь национальные интересы. И боеспособная армия – один из них.

...и по существу

От общих рассуждений перейдем к содержательной части доктрины. При том, что ее большую часть составляют правильные по сути своей положения и принципы, а также обязательные для любой доктрины "дежурные" декларации о том, какие мы миролюбивые и политически корректные, отдельные принципиальные замечания сделать бы все-таки хотелось. И не потому, что очень хочется, а потому, что это просто необходимо. Касаются же они параметров, которые реально определят принципы и направления развития нашей военной стратегии.

Итак, что же мы увидели и, самое главное, чего не увидели в последней, пока еще действующей Военной доктрине Республики Казахстан. Во-первых, достаточно подробно был описан характер "конфликта высокой интенсивности", "конфликта средней интенсивности" и "конфликта низкой интенсивности". Приведена была и тактика действий в условиях этих конфликтов. Но эти характеристики даны были настолько абстрактно, без выделения вероятного противника, а следовательно – без детальной проработки характера, методов и тактики его действий и наших контрмер, что вполне подошли бы любой центральноазиатской республике. Можно было легко поменять "Казахстан" на что-нибудь созвучное, и никто бы и не заметил. Поэтому с учетом того, что участниками этого рода конфликтов могут быть совершенно разные государства, международные организации, религиозные и экстремистские силы, было бы целесообразно расписать все это более детально.

Во-вторых, во введении было бы целесообразно более детально прописать характер и направленность как существующих, так и потенциальных угроз безопасности республики. То, что было предложено в Доктрине, слишком упрощенно и кратко. Также отсутствовала оценка гео- и военно-политической обстановки в регионе, а это составная часть военной доктрины любого государства.

Следует четко представлять себе складывающуюся сегодня и на среднесрочную перспективу геополитическую, а в ее контексте и военно-политическую, обстановку в Центрально-Азиатском регионе и вокруг республики. К чему могут привести изначально ошибочные расчеты в мировом и региональном геополитических раскладах, переоценка или недооценка реальных и потенциальных угроз или же оправдываемое той или иной политической целесообразностью замалчивание таковых? Только к одному – к неправильному выстраиванию системы военной безопасности уже на самом первоначальном этапе ее разработки.

В-третьих, кроме уже указанных угроз, в новой доктрине было бы целесообразным отразить в качестве таковых следующие моменты, непосредственно связанные с военной безопасностью:

- почти полная утрата республикой своей энергетической, коммуникационной, информационной и продовольственной безопасности;
- разрушение военно-промышленного потенциала страны, утечка квалифицированных военных и военно-технических кадров, почти 100-процентная зависимость от России в поставках военной техники и вооружений;
- наличие источников потенциальных угроз ("афганский узел", проблема "уйгурского сепаратизма", проблема "северных и западных территорий", территориальная проблема с Узбекистаном, проблема "водных ресурсов" и т. д.);
- изменение не в пользу Республики Казахстан расклада геополитических сил, и, в частности, формирование блоков и альянсов, требующих от руководства республики принятия однозначных решений и т. д. и т. п.

Список этот далеко не полон, и при желании его легко продолжить. Как легко продолжить и обсуждение других, не упомянутых нами аспектов разработки Военной доктрины. Но в общем, это то, на что хотелось бы обратить внимание особо.

Базовые моменты

Теперь о проблемах базового характера. Базовыми они названы нами в силу того, что являются основоформирующими в процессе развития Вооруженных сил. Это те самые "киты", на которых стоит современная армия любого государства. И в действующей на данный момент Военной доктрине большинство из них представлены, и представлены достаточно широко и конструктивно. Здесь и система оперативной и боевой подготовки, и кадровый вопрос, военно-техническое и финансовое обеспечение, социальная сфера, научно-образовательное развитие, функциональность системы планирования и управления, вопросы контроля и государственного управления и т. д.

Нам же хотелось бы остановиться лишь на некоторых из них, и вот в каком контексте. Основа боеспособности современной армии – это исполнительский профессионализм солдат и офицеров, грамотное оперативное и управленческое руководство и достаточная материальная и военно-техническая обеспеченность. И по всем этим направлениям сделать в Казахстане предстоит еще очень и очень много. Но без предварительного юридического, финансового и социального обеспечения реформ приступать к ним просто не имеет смысла.

Так, в юридической сфере это проблема отсутствия полноценной законодательной базы, способной обеспечить мероприятия военной реформы и функционирование военной системы в целом. Проблема эта предполагает выработку целого комплекса важнейших документов, относящихся к деятельности системы национальной безопасности и регулирующих правовые основы формирования, функционирования и применения Вооруженных сил и других силовых структур. Точно такая же основательная база должна быть подведена под финансовую и социальную составляющие военного строительства.

И за примерами здесь далеко ходить не надо. Как для России первая чеченская кампания стала кривым зеркалом, отразившим все имеющиеся в армии проблемы, так для Казахстана миниатюрным индикатором может стать вопрос вероятного участия Казбата в миротворческой миссии в Афганистане. Судите сами. Юридически не регламентировано ни само непосредственное участие в кампании, ни вопросы, которые неизбежно возникнут в ходе операции и после ее завершения. Не отрегулирована финансовая и социальная стороны. О профессиональной же подготовке и технической оснащенности Казбата можно только догадываться. Причем догадки эти далеки от оптимистичных.

И аргумент о решении всех вопросов посредством контрактного набора здесь явно несостоятелен. Для профессиональной армии определяющим является не вопрос контрактной оплаты, а собственно вопрос ее функциональной пригодности. От того, что в армии станет больше контрактников, сам по себе уровень ее профессиональной подготовки не поднимется. Другое дело, что контрактная служба является наиболее приемлемым путем решения этого вопроса, но не его отправной точкой. Иными словами, контрактная служба – это средство, но никак не самоцель. И вот именно эту разницу многие не понимают или не хотят понять. Как не хотят понять и то, что армия требует полноценного финансового и социального содержания, своеобразной компенсации за неизбежные ограничения и риск военной службы.

Главный вопрос

Так что сделать в армии, помимо вышеперечисленного, предстоит еще очень и очень много. При этом предложенный порядок перечисления не говорит о приоритетности первого над вторым, второго над третьим и так далее, по нисходящей. Вопросы эти требуют комплексного, то есть одновременного, равномерного и последовательного решения. И на это хотелось бы обратить особое внимание. Полумеры или перекосы в одном из направлений не принесут требуемого результата. Скорее, наоборот, создание видимости такового может привести к самоуспокоению и созданию у руководства и общественности страны весьма пагубной иллюзии собственной безопасности.

Ключевым же для успешного проведения реформ в Вооруженных силах и военной реформы в целом является вопрос, кто будет не просто проводить, а "продвигать", вопреки разного рода обстоятельствам и противодействиям, эти самые реформы? Практика показала, что напрашивающийся и вроде бы вполне логичный ответ – Министерство обороны, кто же еще? – неверен по определению. Военные не могут и не должны решать политические по своей сути вопросы. А вопрос военной реформы как раз из этой области.

Более того, зачастую именно военные становятся явными или скрытыми противниками реальных и конструктивных преобразований. Что, впрочем, вполне естественно – армейская среда инстинктивно противится и пусть не в открытой форме, но всеми возможными способами противодействует любым попыткам изменить сложившуюся систему. С точки зрения приобретенной за годы службы ментальности и инстинкта самосохранения, это совершенно нормально.

У кого-то это вызвано традиционностью или даже консервативностью мышления, неспособностью настроиться на новые требования момента. Кто-то, тормозя военные реформы, делает это из корыстных интересов – чем мутнее вода, тем жирнее там рыба. А кто-то просто научен горьким опытом армейских "нововведений", когда в результате непрофессиональных действий не знакомых с военной спецификой управленцев подрывался даже минимально остаточный уровень боеготовности. Как бы кто ни относился к нашей армии, там еще остались те, кому в первую очередь обидно за державу. Поэтому по принципу "меньшего зла" эти военные защищают таким вот образом то, что еще осталось.

Поэтому в этих обстоятельствах определяющую роль должна сыграть политическая воля руководства страны. И другой альтернативы, учитывая то, насколько закрытой и специфичной системой является армия, здесь просто не существует. Переход к гражданскому Министерству обороны потребует определенного времени, между тем как проблема реформирования всей военной системы требует незамедлительного решения.

У нас есть понимание насущной необходимости реформ, есть и минимально необходимые для этого ресурсы, найдутся и профессионалы, как среди военных, так и среди гражданских лиц, понимающие не только требования момента, но и военную специфику. Но без решения на начальном этапе реформ "главного" вопроса все это в очередной раз окажется бесполезным. Специфика нашей казахстанской, а по сути постсоветской, армии в том, что военная система сама себя реформировать не может. Инициатива и содержание реформы должно исходить от надсистемы – политической элиты и руководства республики.

И в заключение...

...хотелось бы поднять вопрос о необходимости широкого обсуждения всех этих проблем с привлечением экспертов и общественности по самым различным аспектам: геополитическим, организационным, финансовым, социальным, научно-техническим, гуманитарно-образовательным и т. д. Особую актуальность это приобретает именно сейчас, когда "закрытой" группой разработчиков ведется подготовка новой Военной доктрины республики.

Волей случая и исторического развития нам выпало жить в такое время и в таком месте, которые зачастую не оставляют даже минимальной возможности на беспечность и непрофессионализм в сфере обеспечения национальной безопасности. И в случае с Республикой Казахстан доминирующий расчет, конечно же, должен делаться на политико-дипломатические способы решения проблем и разрешения противоречий. Но, ничуть не умаляя значения невоенных приемов, всегда следует помнить, что Вооруженные силы – это основа нашей обороноспособности, наша "подстраховка" при возникновении конфликтной ситуации или же "последний аргумент" в случае обострения таковой. Как говорили еще в старину: пушки – последний аргумент королей.

По возможности избегать военно-силовых решений, но быть готовыми к подобной перспективе, таким должен быть базовый принцип нашей оборонной политики. И в немалой степени повышение уровня нашей боеготовности будет зависеть от ее проработанности, как концептуально, так и по конкретным направлениям. Тем более странным выглядит стремление ответственных товарищей в очередной раз решить все вопросы в узком кругу. И дело даже не в том, что они в очередной раз наступят на старые грабли, как это было с первой и второй военной доктриной. Просто времени, когда еще можно успеть что-нибудь сделать, у республики остается все меньше и меньше. Так неужели мы обречены решать и эту проблему в "пожарном" порядке?

При написании этой статьи были использованы отдельные концептуальные разработки Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) по вопросам военной политики и военного строительства.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Воруют все, но Аблязов - это нечто особенное 30.03.2002
НЕНУЖНЫЕ 28.03.2002
Казахстан и Терроризм - самолёты пахнут Ладеном... 26.03.2002
У аппарата обрелся новый "Гуру" 19.03.2002
Военные Тайны Казахстана 07.03.2002
Чумовой боезапас 01.03.2002
Отходы внутренних органов 28.02.2002
Во всем виноват майор С.? 21.02.2002
Армия Недоучек 08.02.2002
Кто и за что убил Марата Хасанаева? 01.02.2002

Новости ЦентрАзии


Дни рождения
в Казахстане:
21.08.17 Понедельник
80. КАДЫРЖАНОВ Еркин
75. ДРИЛЛЕР Христиан
71. КАЗАКОВ Александр
71. НУРГАЗИНОВ Жакуп
70. ЖЕНСЫКБАЕВ Александр
69. КУАНДЫКОВ Балтабек
66. ДОСТИЯРОВ Абай
64. ИМАНГАЛИЕВ Асхат
64. КУШЕРБАЙ Айтбай
63. ХУСАИНОВ Булат
59. КАРИКБОЛОВ Бекжан
54. АЛЬЗАКОВ Ерзат
54. МУКАШЕВ Мурат
53. БЕЙСЕМБАЕВ Даурен
53. КАЗЫХАНОВ Ержан
...>>>
22.08.17 Вторник
96. КАЛИКОВ Аманжол
71. БАКЕНОВ Халель
70. НУРГАЛИЕВ Турар
69. АСАУБАЕВ Канат
69. БАЙГАРИН Бекбулат
69. МЫРЗАЛИЕВ Болат
66. БАЙЖАНОВА Надежда
64. МАШКЕНОВ Мурат
62. АМАНГЕЛДИ Аширбек
62. ДОНБАЕВ Калдыбек
61. СЕЙФУЛЛИН Амандык
60. ДОНСЕБАЕВ Калмухамет
60. ПЯ Юрий
59. ДЖЕРЕМБАЕВА Найля
59. КУЖИЕВ Болат
...>>>
23.08.17 Среда
95. БРАГИН Александр
79. ШИРЯЕВ Анатолий
76. СМАИЛ Нусіп
69. ЗЕЙНЕЛЬГАБДИН Алтай
69. ТЕЛЬНОВ Владимир
68. БИЖАНОВ Ахан
67. НАБИЕВ Нурлан
64. РУСТАМБАЕВ Абдуазим
63. КУАНЫШЕВ Толеген
63. ТУЛЕКБАЕВ Марат
61. ТРУСОВ Евгений
60. БОШАНОВ Алтай
60. ИСИМБАЕВА Гульмира
60. КИШКАШБАЕВ Тлеугали
59. МАМБЕТОВ Алматбек
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050