NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (май 2017)
Кто мог бы сменить Данияра Акишева на посту главы Нацбанка?








Поиск  
Четверг 29.06.2017 01:23 ast
22:23 msk

Дела давно минувших дней?
Газета "Бiз-Мы" против Серика Буркитбаева. 2000-2001
01.01.2002 / экономика

Сто строк по поводу кочегарства
Н.С., "Бiз-Мы", 22 августа 2000 г.

Кочегарит вахтовым методом уж много лет казахстанское правительство. Одна смена, вволю потешивши себя на государственном ристалище, заменяется другой - на время, но власть в аппарате не сдает. Пересаживается в очередное подзолоченное креслице. Чуть больше сусали, чуть меньше, а суть одна: возможность порадеть за себя любимого и ближних своих - всегда остается.

Прошло около двух недель с начала замены правительственных чиновников, но толки вокруг ситуации "Буркитбаев - Масимов" не прекращаются.

И не диво.

В кулуарах говорят, что, де, две дочери Серика Минаваровича уже на ПМЖ обосновались в Америке.

... Что развод с супругой фиктивный, и после ее защиты в Москве она присоединится к дочерям.

... Что сам Серик Минаварович в раздумье: то ли в Рим податься, кафедрой заведовать, то ли в Бельгию или Лондон, в подручные к старому приятелю Кажегельдину, то ли плюнуть на все интрижки и воссоединиться с семьей...

Ну как при таких обостренных жизненных обстоятельствах не привлечь освободившегося министра к популярной деятельности - советника президента. Даже если и на общественных началах.

Тем более, что советы - они ой как будут важны.

Во-первых: без компетентного руководства в Минтранском новую жизнь не вдохнуть. Г-н Кажегельдин, по инициативе, думается, самого Серика Минаваровича (вспомним его глобальные проекты века о присоединении к отрасли еще нефте- и газопроводов) сумел создать практически дубль-правительство. Двойника, под крышей которого обосновались авиа-, железнодорожный, автомобильный, речной, морской транспорты, дороги, телекоммуникации, "Интел", почта, Интернет, биллинг-центр с особыми функциями...

А Карим Масимов в этих сферах новичок. Где ему, языковому полиглоту, отличить щебенку от гравия, оптико-волоконную систему связи от обычных кабелей, "ЯК" от "МИГ"а, "Нурсат" от Агентства правительственной связи, теплоход "Ракета" от лайнера

"Н. Назарбаев"...

Серик же Минаварович за шесть лет вотчинства в этом деле, конечно, с помощью управляющего Казкоммерцбанком, поднаторел основательно.

Во-вторых: кому, как ни Серику Минаваровичу не знать (или и ему не дано?) направления денежных потоков в ККБ, которыми наши денежки куда-то далеко плывут. И куда идет прибыль от государственных пакетов предприятий, которыми управляет ККБ. Государство-то, кроме первоначальной премии-бонуса, от сдачи в аренду своих пакетов ничего не имеет. Как и предприятия.

В-третьих: поскольку прибыль от деятельности большинства отраслей, входящих в МТК, достается частному управляющему, думаю, Карим Кажимканович, имеющий базовое экономическое образование, сделает все возможное для передачи ее тому банку, чьими акциями он сам владеет, т.е. Народному сберегательному. Или добьется передачи прибыли в госказну. Не зря же президентом "Казахтелекома" предлагается кандидатура специалиста из Мингосдоходовов. Значит ли это, что в ближайшее время у авиации, ж.д. и т.д. поменяются и управляющий банк, и руководители?

Не была ли первым звонком этого покупка некоей "Азией-инвест" по повышенным ставкам низкодоходных акций Народного банка?

И чей это был заказ?

Уже не ККБ ли?

Или самого Серика Минаваровича, подозревавшего об изменении своего чиновничьего статуса?

Полагаю, ответы появятся скоро. Равно как и новые встряски. Власть - это не только мягкое кресло, но и болезнь сидящего в нем. Неизлечимая. С властью живут, за сладость обладания ею борятся, в крайнем случае - делятся.

В общем, кочегарят...

И никто не говорит: "Я больше не в силах на вахте стоять..."

-----

Президента используют в борьбе за право стать олигархом
Нина САВИЦКАЯ, Бiз-Мы, 22 августа 2000 г.

Место действия - г. Алматы,
Время действия - 1996-2000 гг.

Мало кто приходит во власть, чтобы послужить народу, чаще, чтобы нажиться. Была ли такая цель у Кажегельдина - мы не знаем. Но в любом случае, судя по его действиям, за которые Прокуратура РК предъявила ему, наконец, официальные обвинения: незаконное предпринимательство, сокрытие налогов, использование служебного положения и т.д., - нищим, как бывшие советские люди, Акежан Магжанович себя в будущем не видел. Человек сам творец своего счастья, и Кажегельдин в 1996 г. ковал свое будущее. Спешно. Он хорошо к этому времени изучил характер патрона. Шеф крут. Дойдут до него слухи о "бельгийских шалостях" премьера - самым мягким действом станет добровольно-принудительная отставка. А до этого надо успеть сделать как можно больше.

Для себя.

О чем тут просит Казкоммерц? Отдать ему в управление телекоммуникации?

Таков ли был ход рассуждений экс-премьера - нам не дано знать. Да и сам он вряд ли помнит подробности. Срок большой - все-таки почти 6 лет прошло с того времени, как он занял кресло-2 и пробыл в нем около 4 лет.

Всякий, приходящий во власть, комплектует или приводит свою команду, дабы было на чье плечо опереться. А Кажегельдин своим тылом сделал Минтранском, собрав под его крышей множество ведомств, бывших прежде самостоятельными. Получилось мини-правительство. Но не будет же это правительство обслуживаться в Минфине или Казначействе! Нужен свой финансовый орган.

И здесь подоспела приватная записка ОАО "Казкоммерцбанк" "Вопросы управления НАК "Казахтелеком". Она датирована 14 октября 1996 г. И ее оригинал, если в канцелярии премьера все в порядке, находится в архивах Правительства РК, если нет, пожалуйста, газета БМ N 15 за сентябрь 1998 г. Среди первоочередных мер, надо полагать, усиления своего могущества, частный банк предлагал следующее:
"... отстранение очевидных противников";
"... установление контроля над активами";
"... открытие главного счета в ККБ";
"... перевод остатков из почтабанка".
(Стиль, орфографию, абревиатуру оригинала сохраняем).

К этому времени Министерство связи Кажегельдин, вопреки мнению своего заместителя Н. Исингарина, уже превратил в департамент Минтранскома. Не без его же ведома, думается, счета предприятий железнодорожного транспорта и гражданской авиации были переведены в ККБ. И Кажегельдин накладывает визу "Согласиться. Повседневно контролировать каждый шаг этой сделки". Жесткое поручение бывшего премьера касалось тогдашних руководителей Министерства финансов и Госкомимущества.

Так началось уничтожение мощнейшего финансового органа телекоммуникационной отрасли. С момента своего образования в 1992 году до конца 1996 года АПБ "Казпочтабанк" считался одним из наиболее стабильных банков республики с разветвленной сетью филиалов по всей территории Казахстана. Он принимал самое деятельное участие в финансировании и кредитовании развития почтовой связи и телекоммуникаций, решении важнейших социальных задач отрасли, более 20 тысяч работников связи страны стали его акционерами. Но в тот момент ни о приватной записке, ни о визе Кажегельдина в "Казпочтабанке" ничего толком не знают. Доходят какие-то неясные слухи.

А 19 ноября 1996 г. они становятся явью. Президент ОАО "Казахтелеком", имеется в виду г-н Буркитбаев, ныне советник президента РК, - основной клиент банка - своим распоряжением обязывает руководителей всех подведомственных предприятий и организаций закрыть расчетные счета в АПБ "Казпочтабанк" и перевести в течение одного операционного дня денежные средства в ОАО "Казкоммерцбанк", хотя такое решение противоречило условиям генерального соглашения, заключенного 9 сентября 1996 года между банком и НАК "Казахтелеком". К тому же, постановления на этот счет, кроме просьбы об этом ККБ к Кажегельдину - не было. И здесь г-н Буркитбаев превышает свои полномочия. А что не превышать? Не скажу на предмет дружбы с Н. Субханбердиным, но с тогдашними членами правительства - Джандосовым, Аблязовым, Какимжановым и др. - она не ослабла со студенческих "московских" времен.

"Руководство ОАО "Казахтелеком" через средства массовой информации, пытаясь объяснить свой переход на обслуживание в ОАО "Казкоммерцбанк", заявило о финансовой несостоятельности и предстоящем банкротстве АПБ "Казпочтабанк", тем самым нанеся огромный материальный и моральный ущерб банку и его престижу. ... В результате этого произошли отлив вкладов физических лиц на сумму свыше 150 млн. тенге, досрочное закрытие депозитных счетов свыше 3 тыс. клиентов с остатками более 500 млн. тенге.
Эти и ряд других причин создали для АПБ "Казпочтабанк" форс-мажорные обстоятельства, которые привели к потере банком ликвидности и нарушению экономических нормативов, установленных Национальным Банком Республики Казахстан."
(Из обращения в Алматинский городской суд акционеров АПБ)

Всего в течение месяца "Почтабанк", как конкурент ККБ, перестал существовать. А ведь на тот день главенствующим в его активах был государственный пакет - 47,4 процента акций. Следовательно, таким образом был уничтожен не просто кто-то, а конкурент - государство.

И действительно уже 14 ноября 1996г. Постановлением Правительства Республики Казахстан N 1388 Государственному комитету по приватизации поручается выставить для реализации обесцененный государственный пакет акций АПБ "Казпочтабанк" на фондовой бирже.

В течение длительного времени заявок от брокерских контор на покупку государственного пакета акций "Казпочтабанка" не поступало из-за существовавших в банке финансовых проблем.

Однако после обозначившихся реальных шагов по выправлению положения и достижения первых положительных результатов в деятельности банка на Центрально-Азиатской фондовой бирже 21 ноября 1997 г. государственный пакет акций был продан. Новым акционером и владельцем контрольного пакета акций АПБ "Казпочтабанк" стала фирма "ТАУ".

"... После завершения многочисленных процедурных вопросов лишь 24 декабря 1997 года моя фирма была включена в реестр акционеров АООТ "Казпочтабанк", что официально позволяло мне начать реализовать свои права собственника (купленный мной пакет акций является контрольным).
Вместе с тем Национальный Банк Республики Казахстан 5 января 1998 года (в первый рабочий день нового года) аннулировал лицензию на проведение банковских операций АООТ "Казпочтабанк".
Этот акт согласно статье 47 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Закона, "О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан" влечет принудительное прекращение (ликвидацию) деятельности банка как юридического лица.
В Алматинском городском суде по иску Национального Банка 16 января 1998 года было возбуждено производство о прекращении деятельности (ликвидации) АООТ "Казпочтабанк" в принудительном порядке".
(Из жалобы руководства фирмы "ТАУ" в Генеральную прокуратуру РК)

Вот те и финт! Пока контрольный пакет был на бирже без движения - Нацбанк молчал, нашелся хозяин - в спешном порядке аннулируется лицензия. Почему? Кому-то было очень невыгодно возрождение банка, ведь начался процесс его финансовой стабилизации. Кто-то очень боялся, что банк обретет свои прежние позиции?

А что Закон "О банках и банковской деятельности"? Закон "О защите и поддержке частного предпринимательства"?

Они прежним руководством Национального Банка игнорируются полностью. И более. Действия его прямо или косвенно направлены на дестабилизацию "Почтабанка".

Во-первых, правление Национального Банка своим постановлением 26.02.97 (N 48) аннулирует лицензию в части привлечения свободных денежных ресурсов населения и предоставления банком кредитов. Следовательно, банк лишается возможности проведения денежно-кредитных операций и тем самым - источников дохода.

Несмотря на это, Нацбанк обращается в "Почтабанк" со штрафными санкциями и снимает с расчетных счетов средства клиентов.

В-третьих, без распоряжения ОАО "Казахтелеком" предписывает передачу остатка средств организаций связи ККБ в то время, когда не закончилось действие договора между "Почтабанком" и ОАО "Казахтелеком".

Думаю, нынешнему руководству Национального Банка, в частности, г-ну Марченко, стоило бы разобраться в последствиях неправильных действий своих бывших коллег. Конечно, все эти нарушения возникли под прессом давления экс-премьера Кажегельдина из-за особой "любви" к "Казкоммерцбанку", ведь и свои деньги он держал здесь, по крайней мере он так заявил на одной из пресс-конференций. Т.е., Кажегельдин использовал служебное положение. Но ведь есть и своя гордость у Национального Банка, есть законодательство, переступать через которое высоким должностным лицам - не к лицу.

Какова дальнейшая судьба "Почтабанка" и его главного собственника фирмы "ТАУ", сегодня знает только Национальный Банк. Но жалобы бывших клиентов, чьи деньги сгорели в одночасье, продолжают поступать и в СМИ, и в Прокуратуру, в суды, и самому Президенту. Вот одна из них: "... Я, Амиржанов Султанбек Амиржанович, 1923 года рождения, участник Великой Отечественной войны, инвалид III группы, положил на депозитный счет в Кокшетауском филиале АПБ "Казпочтабанк" личные сбережения и денежные средства своей семьи (всего от 9 лиц), ранее находившиеся в других банках, продал автомашину и скот, в общей сумме 85400 тенге, с целью увеличения суммы (за счет процентов) для постройки дома.

Однако, по истечении срока депозитного вклада, свои деньги я не получил, так как управляющий Кокшетауским филиалом АПБ "Казпочтабанк" заявил, что выдать мне вклад с процентами не может, ибо Национальный Банк РК своим постановлением N 4 от 5 января 1998 г. аннулировал лицензию АПБ "Казпочтабанк" на проведение банковских операций.

Неужели специально руководство Нацбанка РК выдает лицензии банкам второго уровня, чтобы после привлечения средств физических и юридических лиц через определенное время ликвидировать их. Средства народа, вложенные в эти банки, присваиваются, в итоге, мошенниками и жуликами, а правительство РК не защищает интересы народа. Ведь это финансово-политическая диверсия агентами влияния против казахстанского народа.

Спрашивается, к кому обратиться для защиты интересов таких стариков-пенсионеров, вообще граждан, рабочих, крестьян. Может быть в ООН?

"Прошу Вас, уважаемый Нурсултан Абишевич, принять меры к руководству Национального Банка РК, чтобы оно решило вопрос о возврате лицензии АПБ "Казпочтабанк" и чтобы мы вернули свои вклады.
С уважением, С. Амиржанов г. Кокчетав".

Вот так, господа, один банк почивает на лаврах, удостаивается званий лучшего в стране и за ее пределами, клиенты другого обивают пороги в надежде вернуть свои крохи - жалкие 600 долларов с процентами. Кто их возместит этому старику? Кажегельдин? Руководство ККБ? И другим 20000 вкладчиков...

Кстати, под непосредственным контролем Кажегельдина осуществлялось банкротство и "Алматыэнерго", и АСКБ "Алатау", ГТС "Алтеба", института связи "Интел"...

Думается, к списку вышеперечисленных нарушенных Законов страны нужно добавить еще - "О недобросовестной конкуренции", "О борьбе с коррупцией", да и антимонопольного законодательства. К тому же, использование Кажегельдиным служебного положения для создания благодатных условий деятельности "Казкоммерцбанку" подпадает под действие ст. 308 Уголовного кодекса РК, недавно вошедшую в перечень статей коррупционного плана. И действия "Казкоммерцбанка", явившегося инициатором приватной передачи ему в управление ОАО "Казахтелеком", мало назвать некорректными. Скорее - это прецедент, по которому сегодня строится искусственное банкротство и "отстреливаются" конкуренты.

В эту грязную интригу волей или неволей включается пресса. Мало кто из СМИ может позволить себе отказаться от богатой рекламы. А ведь за ней стоит либо одна из борющихся сторон. Либо - лица из верховной власти, лоббирующие эту сторону и дружественные к хозяевам издания. Посчитайте, сколько раз в "Караване", например, менялись хозяева, сколько раз, как флюгер, газета меняла свое мнение касательно деятельности того же г-на Буркитбаева или экс-премьера Кажегельдина, или...

Таким образом, борьба за право любой ценой стать олигархом подкрепляется дезинформационной войной.

Совсем свежий пример.

Недавно в "Московском комсомольце" - казахстанский вариант - появилась перепечатка из бельгийской газеты Le Soir (22 июля 2000 г.) "Император Казахстана" с подрубрикой "этой троицей из республики Казахстан интересуется бельгийская полиция".

Цель статьи - 1. Противопоставить Фаттоха Шодиева (в статье Патоха - Н.С.) - объявленного автором Императором, - президенту Казахстана, де мол, у Назарбаева есть конкурент... Разозлить лидера страны и всего мусульманского мира;

2. Обелить экс-премьера Кажегельдина. Оказывается, денег у последнего не было, и бельгийскую собственность казахстанского чиновника оплатило, вроде как, руководство Евразийской группы: Шодиев-Ибрагимов-Машкевич. Так, по крайней мере, прозвучало в переводе, якобы со слов Шодиева...;

3. Опорочить Евразийскую группу, соперничающую с ККБ за право управлять энергосетями южной столицы. Вот доказательство: "(цитирую по "МК") "Трактебель" покидает Алматы, бросает на произвол (!? - Н.С.) энергетику и водоснабжение города, которые обеспечивают жизнь 2,2 миллиона человек. Кто же берется все вернуть и управлять предприятием?"

Не знаю, как у других читателей, у меня, по крайней мере, появилось ощущение, что казахстанский вариант МК кем-то перекуплен. Тянет душком явной заказухи, уши которой торчат где-то в Бельгии.

Цель статьи подкрепляется и домашней разработкой. Президенту подаются дезинформационные сведения, в которых Евразийская группа фигурирует чуть ли не как самый злостный неплательщик налогов в Казахстане. И президент все это озвучивает - не будет же он, в самом деле, сверять цифры своего выступления и отчетные ведомости. А что на деле далеко не так, как это преподносится, нет дела никому. В том числе и главному сборщику налогов Зейнулле Какимжанову. По крайней мере, опровержения от него о "вкравшейся описке" мы не услышали и по сей день. А может, "деза" была запланирована Агентством по маркетингу, создаваемым в Мингосдоходов специально для введения в заблуждение президента страны? Как то бы ни было по существу, а статистика гласит, что при обороте в 72,6 млрд. тенге у ЗАО "ЕГ" - налог составляет 12,5 млрд. тенге, у Шеврона при обороте 151,2 - 7,4; у Казмыса - 70,7 - 1,2; у Испата - 69,3 - 2,5.

Так кто же злостный неплательщик?

Лукавит, ох и лукавит Зейнулла. Только вот зачем? Неужели по заказу?

... Точно так же, как кому-то не давали покоя результаты деятельности АПБ "Почтабанк", не дает сегодня покоя и работа ЗАО "Евразийская группа". Причем, явно в этой нечестной игре как и прежде - исподтишка используют самого президента.

Прилично ли это? Порядочно? Законно?

-----

Запланированные диверсии?
Нина САВИЦКАЯ, "Бiз-Мы", 5 сентября 2000 г.

Надо дать понять обществу и деловому миру, что обогащению за счет недобросовестного бизнеса или коррупции в РК приходит конец.
Н. Назарбаев

Не надо иметь семь пядей во лбу и высокие правительственно-парламентско-президентские связи, чтобы отслеживать распространение власти Казкоммерца по отраслям национальной экономики.

В прошлых номерах мы обращались к теме, как ККБ "заполучил" в свои клиенты казахстанские телекоммуникации. Добавим, если в 1996 г. перед уничтожением, Минсвязь давала порядка 10% ВВП, то теперь, даже на фоне нефтяного банкобума, этот показатель, оставшись качественно по сути на том же уровне, цифрово обозначается 4-6 %. Сказать более точно не представляется возможным из-за закрытости денежных потоков. Предположите, какие средства проходят через частный банк благодаря полученному им праву от Кажегельдина управлять государственной собственностью? Какой % от прибыли направляется в казну, а какой достается физическим лицам, которым банк принадлежит? И что остается для развития отрасли? Если мы, паче чаяния, опубликуем эти данные, то нас привлекут к суду, как уже однажды было, не за клевету, а за умышленное раскрытие банковской тайны. Уверена, цифры не в пользу отрасли и, думаю, если З. Какимжанов выложит их президенту, негодование последнего услышат даже в самых отдаленных точках Казахстана. Пример с "Казахтелекомом" - наглядный образчик запланированной диверсии. Следуя "советам" именно Казкоммерцбанка С. Буркитбаев издал приказ об упразднении хозяйствующими субъектами - телекоммуникационными предприятиями юридической самостоятельности. Это позволило не только собрать средства в кучу (когда тайно откусываешь от большого пирога - не так заметно, как если щиплешь от малых кусков), но и передать часть государственных трафиков частным компаниям, которыми прежде владел нынешний советник президента по вопросам информатизации, а сейчас, не берусь утверждать, но, по слухам, якобы эти фирмы переданы Тимуру Кулибаеву, в т.ч. вроде как и новая - Транскомтелеком, курируется им.

Думаю, Транскомтелеком создан с дальним прицелом. Через Госкомимущество часть недвижимости, которой владела железная дорога, передается безвозмездно ТТ, сюда же отдается часть трафиков, часть обязанностей, которые выполнялись дистанцией связи ЖД. Через некоторое время государственное предприятие будет близким к банкротству, искусственно, конечно. Выставится на торги. Будет продано за бесценок своим людям, станет частным, а поскольку несет телекоммуникационные функции, будет диктовать свои условия железной дороге, которая, согласно Указу президента входит в перечень стратегических объектов, не подлежащих передаче в частную собственность.

Думаете, фантазирую? Ни в коем случае. Наберитесь терпения и понаблюдайте, самое долгое в течение года это произойдет.

Как уже произошло с авиацией. Привожу избранные места из выступления управляющего директора ККБ Айдара Ахметова ("Время", 27.07.2000г.) "... В принципе, мы готовы сотрудничать с тем же "Эйр Казахстан" не только как кредитор, но и как эксперт по вопросам дальнейшего финансирования компании. ... мы неоднократно обращались в правительство республики с предложениями, включающими наиболее оптимальные варианты возвращения долгов. Переговоры о реструктуризации задолженности "Эйр Казахстан" начались еще в октябре прошлого года. Мы предложили максимально выгодные для заемщика условия. В частности, были готовы списать часть задолженности (4,1 млн. долларов), а выплату еще 4,5 млн. пролонгировать на 3 года на самых льготных условиях. Что касается ОАО "Международный аэропорт Алматы", то на наш взгляд, лучший выход - создание на его базе акционерной компании, основными акционерами которой могли бы стать мэрия А лматы и наш банк. ... На сегодня к тому же "Эйр Казахстан" в этом плане похвастаться нечем. В 1999 году сумма убытков компании составила свыше 1 млрд. тенге. Неуклонно уменьшались объемы перевозок, загружаемость воздушных судов. В последние годы компания закупала самолеты, приносящие ей значительные убытки. На наш взгляд, зачастую эти шаги не были соответствующим образом продуманы и диктовались не столько экономическими, сколько политическими соображениями. К примеру, взятые в лизинг прежним руководством еще в 1999 году два аэробуса А-310 по-прежнему убыточны. Анализ данных за 1998-1999 гг. и первый квартал 2000 года свидетельствует: львиную долю убытков, понесенных компанией от ее основной деятельности, "обеспечили" эксплуатационные расходы А-310. По нашему мнению, целесообразно было бы отказаться от эксплуатации аэробусов А-310, заменив их на "Боинг 737-700"... ... Все эти соображения были подробно изложены в пояснительных записках, направленных руководством банка в правительство РК. Однако до сегодняшнего дня никакой заинтересованной реакции из Астаны так и не последовало".

Результатов этого выступления не пришлось долго ждать. Во-первых, керосиновая война: "может, дефицит топлива в республике создается искусственно, причем не без участия чиновников самого высокого ранга? Может быть, они с частными нефтяными компаниями в доле или находятся на их содержании?" (Из интервью Г. Бендицкого с А. Криничанским, президентом "Эйр Казахстан групп", "Время", 17.08.2000 г.)

Из-за резкого скачка цен на топливо порядка 15-16 млн. долларов в год будет уходить за рубеж, поскольку заграничный керосин оказался дешевле отечественного.

Кто забил тревогу на этот счет? Только пресса.

Мингосдоходов, по крайней мере внешне, совершенно спокоен. У Зейнуллы на экране - все та же мягкая, ровная улыбочка: Все хорошо, прекрасная маркиза!

А ведь и г-н Какимжанов, и ШНОС близки к Казкоммерцбанку. ККБ - финансовый советник правительства в отношении многих отраслей. Не их ли это бизнес сейчас играет? А может Анвара Баталова и иже с ним, предложившего "Эйр Казахстан" покупать в РПГ "Резерв" авиабензин по 270 долларов за тонну. Вообще-то, 270 - исходная цена. С доставкой и прочими затратами она поднимается до 290 долларов, когда зарубежный товар не худшего качества обходится на 40-50 долларов ниже. Также г-н Баталов считает, что керосина в Казахстане достаточно, де "этот кризис спровоцирован неумелыми действиями руководства "Эйр Казахстан" и Алматинского аэропорта". ("Время", 17.08.2000 г.)

Не обратили внимание на схожесть мнений председателя Комитета гражданской авиации Министерства транспорта, экс-депутата парламента А. Баталова и управляющего директора ККБ А. Ахметова?

Г-н Баталов и в газетном, и телевизионном выступлениях пообещал: "Я им ("Эйр Казахстан") устрою сладкую жизнь". Что имел в виду председатель КГА? Может вот эту информацию:

"Две крупные казахстанские компании решили спор полюбовно: руководство "Эйр Казахстан" передало в собственность Казкоммерцбанка часть акций. Эквивалентны ли ценные бумаги сумме долга - 20 миллионов долларов, - неизвестно". (АиФ К).

Кстати, соответствует ли такая передача Указу президента от 28 июля т.г. "О приватизации"? Относится ли авиация к технически-оборонным, стратегическим объектам?

Предполагаю, что авиаобъекты будут, как и множество других предприятий, продолжать банкротиться и выкупаться ККБ, другими ли юридическими и физическими лицами, за бесценок.

А позже возникнет политический бартер: Я тебе самолет - ты мне постановление правительства о льготах и прочем...

Так сказать, мах на мах!

На "мах", видимо, рассчитан и другой проект. Компания "Nelson gold corporation LTD" подписала соглашение с консорциумом казахстанских банков в составе Народного сберегательного и Казкоммерца о финансировании работ на нефтяных месторождениях Алибекмала и Кожасай из казахстанских источников.

Приходит иностранный дядя только с одной целью - найти у нас наши деньги и применить их в производстве? Как-то нелепо звучит. В чем-то выгода есть. А вот в чем? - Об этом поговорим в другой раз.

-----

ПРЕЗИДЕНТА ПОДСТАВЛЯЮТ ЕГО ЧИНОВНКИ
Нина САВИЦКАЯ, "Бiз-Мы", 19 сентября 2000 г.

"Закон есть то, что мы составляем. Пиши коротко и непонятно" (Юлий Цезарь)

На каждое действие есть противодействие, - заявил экс-министр юстиции Бауыржан Мухамеджанов своему коллеге, представителю главы государства в парламенте Сабыру Касимову, выступая на пленарном заседании мажилиса. Представитель президента подверг критике министра государственных доходов Зейнуллу Какимжанова, который якобы доложил президенту о готовности проекта Налогового кодекса и передаче его в парламент не позднее октября, в то время как сам г-н Мухамеджанов назвал другой срок - ноябрь текущего года.

Этой нестыковкой сроков, по определению С. Касимова, "правительство подставляет президента, вводит в заблуждение общественность и хочет подставить парламент". Он отметил, что "если называть вещи своими именами, то действия правительства никак нельзя назвать государственными, они, скорее нелогичны и безответственны".

Что октябрь, что ноябрь - разницы большой во времени нет. Тем более, что законопроекту предстоит долгое обсуждение - общественность в своем большинстве, представители малого и среднего бизнеса, с ним не согласны в корне. Принятие его в нынешнем виде будет сопровождаться обострением отношений в социуме. Скорее всего, в который раз законопроект будет направлен на очередную доработку новой редакторской комиссией с включением в нее для блезира представителей воинствующих предпринимателей. Законопроект Мингосдоходов готовился "под себя", и любой новой редактурой - хоть сотню их проводи - масло останется масляным, в сахар или касторку не превратится.

Перебранка на высокой трибуне, думается, имеет иную подоплеку, не связанную с принятием конституционного акта. В чем же не сошлись два чиновника? Ведь временной вопрос - технический, его можно было согласовать по телефону, в считанные секунды, не доводя до прилюдных резких заявлений и, даже, угроз. Вариантов несколько. Либо вышеназванные государственные мужи находятся в одной команде, президентской - но между ними пробежала черная кошка.

Либо команды вообще разные, и они по разные стороны баррикад. В этом случае раскол во власти приобрел кардинальный характер, и всякая мелкая нестыковка вызывает такую нетерпимую обратную реакцию, что конфликтующим не до соблюдения внешних приличий: останется последнее слово за соперником, ему и карты в руки. Он - в премьеры, допустим, будет допущен, а ты, как Буркитбаев, в Рим, на кафедру преподавать... Хоть и заграница, хоть и красивая жизнь, но от пирога-то будешь отлучен и жди-прозябай с профессорской указкой в руках, когда снова позовут во власть. А позовут ли?

Другое. Может в самом деле кто-то во власти избавился от общей чиновничьей болезни - аутизма. Врачи ее объясняют как уход человека в свой, только ему присущий образ жизни, в свой собственный иллюзорный мир. Ведь наше правительство по сути давно не замечает проблем, существующих в обществе. Для них все -как они сами - на одно сытое лицо.

В 70-е годы ходил по Алма-Ате анекдот, что здесь живут одни казахи. Казахи ходили в гости только друг к другу и считали, что кроме них больше никого в большом городе нет. Так и теперь. Правительственные чиновники ходят в гости только друг к другу, где в домах полный казенный ПЕН (не путать с писательским клубом) - Проживание, Еда, Напитки в ассортименте - и думают, что все так же, как они - одинаково обеспечены, не понимая, что означает "проживание ниже продовольственной черты", относящееся официально более чем к 14 процентам населения республики.

А неофициально?

Неужели хоть один человек, может на него снизошла Божья благодать, увидел, что не все так празднично в жизни, как рисуется на властном Олимпе, и что президента в самом деле дезинформируют и тем самым подставляют.

Регулярно. На каждом шагу. И географическое местоположение страны - восток, где привыкли к речисто-цветистым фразам - здесь ни причем.

Говорить красиво не означает - говорить не по существу.

Тот же министр доходов докладывает президенту, а заодно и общественности - сбор налогов увеличился. Но за счет чего - расшифровать не торопится. И ну, давай наш народ гадать - то ли за счет увеличивающегося притока нефтедолларов, то ли экономика, наконец, "с боку" приподнялась и стала работать на государство, то ли растущее благосостояние населения несет большой доход казне... А отгадка оказалась много проще: за счет недособранных налогов возрос, оказывается, доход. Да так резко, что разница между приходной и расходной частью бюджета в этом году составит всего 2-3 процента! И если сделать деятельность монополистов более прозрачной - то и эти 2-3 процента представляется возможным "покрыть" с лихвой.

А ведь у министра - высшее образование, да и докторская, наверное, на подходе, и быть до N степени наивным! Во-первых, кому нужен и снова за счет налогоплательщика - очередной биллинг-центр, обеспечивающий эту самую "прозрачность". Один, за 50 млн долларов, под гарантию Казкоммерца, видимо, уже есть в Минтранскоме. С. Буркитбаев готовился обладать информационным товаром сам, но, увы, товар достался преемнику. За второй биллинг ратует г-н Марченко. Прозрачность денежных потоков монополистов поможет навести порядок в сфере финансов, - цитирую его почти дословно. Теперь, оказывается, за право обладать эксклюзивной коммерческой информацией воюет еще и министр доходов.

Что же, состоимся как биллинг-страна! С принятием закона "О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты по вопросам банковской деятельности".

"Нам действительно необходимо усилить банковский надзор на консолидированной основе, чтобы учитывать финансово-хозяйственную деятельность всех акционеров банков второго уровня. Тогда больше средств пойдет в экономику страны, а не в оффшорные зоны. Вообще предприятиям, зарегистрированным в оффшорных зонах, надо запретить быть акционерами наших банков", - так считает Нурсултан Назарбаев.

Кто же президенту доложил, что пока нет этого закона "О дополнениях..." и биллинг-цензора, МГД полностью налогов собрать не в состоянии. Так для чего же тогда существуют и налоговые службы, и само министерство? Чтобы не знать что, где, когда происходит?

Вот это, например. Если не в оффшор, то в Россию или хотя бы на Украину стремятся наши предприниматели, где налоговая база более корректная. По данным депутата Гани Касымова, одно из карагандинских конфетных производств переехало на местожительство на украинскую землю и, производя товар там и платя налоги в украинскую казну, на родине они лишь продают конфеты "Карагандинские". Вероятно, в ближайшее время подобных эвакуаций станет еще больше: российский-то НДС предполагает 13 %!

Интересно и другое: как министр и иные чиновники объясняют проигранные суды по дополнительным налогам, тем самым, которыми З. Какимжанов пополнил казну.

Например, в отношении "главного неплательщика налогов" ОАО "Алюминий Казахстана", которому задолго до процесса с подачи Зейнуллы Какимжанова среди других предприятий президент вынес "последнее предупреждение"? Или опять-таки проигранный суд уже не в Павлодаре, а в северной столице, где истцом стал не олигарх, а менее состоятельное республиканское предприятие "Центр по недвижимости по городу Астане". Думаю, объяснить эти проигрыши можно одним - некомпетентностью работников налоговых служб, незнанием ими элементарного - законов страны, неумением в этих законах разбираться, и, в итоге, МГД платит издержки за проигранные процессы. Из каких средств? Не из личного же кошелька инициаторов судебных разбирательств. Скорее - из тех средств, что получают от налогоплательщиков. А что будет, если за урон, нанесенный коммерческой репутации, ОАО "Алюминий Казахстана" или "Центр по недвижимости" потребуют с налоговых служб в судебном порядке компенсационные суммы?

Неужели, чтобы прикрыть собственную некомпетентность и подчистить фискальный мундир, нужны огромные траты на создание некоторых законов, в т.ч. по консолидированной проверке, в том числе по созданию новых мониторинговых биллинг-агентств?

Думается, надо быть, господа, хозяйственнее. Ведь всю информацию о нас можно купить. По дешевке. В ЦРУ.

Тем более, что оно получает ее законным образом. Рассказывает Досым Сатпаев, редактор Института по освещению войны и мира:

"...Речь идет о заявлении ведущего провайдера интегрированных телекоммуникационных услуг на территории СНГ компании "Голден Телеком" по поводу приобретения контрольного пакета акций самого крупного казахстанского провайдера в лице "Нурсат". "Голден Телеком" объявила о покупке 60 % акций "Нурсат" за 10, 1 миллиона долларов у Лусент Текнолоджи, Казинформтелекома и Фонда Конверсии оборонных предприятий. По 20 % акций пока у Казинформтелекома и Комитета государственного имущества Казахстана. Но, судя по всему, это ненадолго, так как "Голден Телеком" принадлежит опцион на право покупки еще 20 % акций Казинформтелекома в ближайшие два года. Интересно, что данная сделка не получила какого-либо резонанса в Казахстане. Даже на сайте компании "Нурсат" об этом практически ни слова. И это несмотря на то, что "Нурсат" является единственной компанией в республике, владеющей частной спутниковой общенациональной цифровой сетью, охватывающей 23 казахстанских города.

С первого взгляда, эта сделка принесет казахстанским пользователям одни плюсы. По словам президента "Нурсат" Сабета Жакипбаева, "...благодаря финансовой мощи и операционным возможностям "Голден Телекома", "Нурсат" сможет более энергично реагировать на спрос казахстанского рынка Интернет и телекоммуникационных услуг".

Сожалею, что приходится сомневаться как в профессиональных качествах г-на Жакипбаева, так и его гражданской, патриотической позиции по отношению к стране, где он живет.

Однако (цитирую Д. Сатпаева) "...недавние события в Европе и некоторые настораживающие тенденции в развитии кибер-сети говорят о том, что полное вхождение в нее несет не только благо, но и ряд жирных минусов. И все они связаны с подтверждением данных о существовании глобальной системы электронного шпионажа, перед которым меркнет "всезнайство" тоталитарных государств прошлого".

Интересной выглядит точка зрения руководителя информационно-технической службы Центральноазиатского Агентства политических исследований Валерия Хегай, касающаяся проблем информационной безопасности Казахстана: ...в последнее время на Западе разворачивается скандал об активном внедрении и развитии средств электронного шпионажа. Обычно в оправдание выдвигаются тезисы о борьбе с терроризмом, наркобизнесом, торговлей оружием и т.д. Необходимость борьбы с этим злом никто не оспаривает, но главная опасность заключается в том, что некоторые государства пытаются установить тотальный контроль над обществом через компьютерную сеть, что, по мнению многих людей, нарушает права человека и этические правила ведения частного бизнеса.

На данный момент Казахстан бурно развивается в области телекоммуникаций и современных информационных технологий. Буквально за несколько лет появилось несколько операторов сотовой связи, аналоговые АТС сменяются на цифровые. Власть дала установку на тотальную компьютеризацию всей страны. Все это хорошо. Но не стоит забывать, что многие из государств, которые стремятся подключить Казахстан к мировой информационной сети, могут иметь свои, не всегда благие интересы. Более того, на Западе были случаи, когда частные и очень известные фирмы работали на спецслужбы. К примеру, в докладе английского журналиста Дункана Кэмпбела, который он подготовил по заказу Европарламента, говорилось, что такие американские компании, как "Майкрософт", "Лотус" и "Нетскейп", помогают спецслужбам США расшифровывать кодировки, предусмотренные их программным обеспечением, которыми пользуется весь мир.

А "Голден Телеком" - это дочернее предприятие американской корпорации "Глобал Телесистемс Груп". Интересно, что в последнее время "Голден Телеком" активно скупает практически все крупные интернет-ресурсы и фирмы-провайдеры в России и на Украине. Ну, а теперь дошло и до Казахстана".
(Цитируется по газете XXI век, N 20, 2000 г.)

Убийственная информация. Однако, а как быть с заявлением г-на Буркитбаева примерно полугодовой давности о том, что, идя навстречу казахстанской стороне, американские учредители "Нурсата" передают свою долю безвозмездно правительству РК? Ведь при таком раскладе Агентство правительственной связи обладало бы не 20 % акций, а 50, если не большим пакетом.

Опять надули! Только вот: кто-кого? США - президента Назарбаева? Или г-н Буркитбаев всех и вся.

Есть у меня такое подозрение, что "Голден телеком" из корпорации "Глобал Телесистемс Груп" имеет непосредственное отношение и к Серику Миноваровичу, и к "Глобал Казкоммерц секьюритис", кстати, зарегистрированной где-то в оффшоре, и "Казинвесттелекому" с пропиской на Вирджинских островах... Неужели Серик Миноварович покупает производство сам у себя? Хотя, ходили слухи в связистской среде, что, чтобы удержаться в кресле министра транспорта и связи, он передал свою долю - Казинформтелеком, вроде как зятю президента, Тимуру Кулибаеву...

Но как бы оно ни было, информационное поле обширно для деятельности Мингосдоходов: информация и живые деньги пользователей услуг связи через "Казахтелеком" приходят в ККБ, а куда уходят дальше? В оффшор, "Глобал Казкоммерц секьюритис", "Казинвесттелеком", "Голдентелеком" и далее - в спецслужбы США? Инстинкт наживы, между прочим, не имеет географических границ.

И неужели нужны специальные законы и постановления, чтобы независимым аудиторам на основании, например, жалоб акционеров, считающих, что они недополучают выплаты по акциям, или запросу СМИ, нашей газеты, скажем, исследовать финансовое состояние, денежные потоки, объективность тарифов на услуги в "Казахтелекоме". Кстати, именно последним и объясняется нежелание лицензиара - комитета по транспорту и связи МТК - выдать лицензию "Саткому" на обеспечение международных и междугородных услуг телефонной связью. Расценки, предлагаемые частной фирмой, чуть ли не втрое ниже, чем те, которые нам с вами, в т.ч. и юридическим лицам, "навязывает" "Казахтелеком". Думаю, это была бы состоятельная помощь как новому шефу МТК, так и самому государству, вернее, его казне.

Анализ Досыма Сатпаева касательно угрозы тотального информационного контроля появился только теперь. И за то ему спасибо. А газета БМ подняла впервые эту проблему - утечки информации - более трех лет назад. Руководство газеты даже давало на этот счет пояснения следователям комиссии по борьбе с коррупцией. Очередное подтверждение правоты газеты, защищающей национальные, государственные интересы - налицо. И если снова не услышать прессу, забыть об имеющемся в правительстве законопроекте об администрации связи, дело которой, среди прочего, обеспечивать информационную безопасность страны и лично президента, может создаться непоправимая ситуация - страна станет абсолютно прозрачной для всего зарубежья и совершенно секретной для себя самой.

Трудно сказать, какими мотивами руководствовался представитель президента Сабыр Касимов, говоря, что правительство подставляет главу государства. Может в самом деле начинается озарение и отход от аутизма?

Этот вопрос скорее скептический, чем риторический. Потому что в это верится мало. Но абсолютен факт. Констатация происходящего во власти произошла. Ложь сама по себе аморальна. А ложь во власти и власти, в частности - аморальна вдвойне, ибо таким образом определяется нравственность всей власти. Неутешительно - но факт жесток - власть аморальна. И в последние 3-5 лет эта аморальность и на слуху, и на виду. Даже создается впечатление, что чиновники от власти, выхваляясь один перед другим, стараются скомпрометировать президента, сознательно оказывая ему медвежьи услуги.

Так, приближенные к кабинету 01 прекрасно осведомлены о том, что происходит в недрах президентского аппарата. Эти знания даются использованием как личных связей, так и, думаю, продолжающейся незащищенностью линий связи - тестирования или замены оборудования не происходило. Где-то около года назад стало известно, что аппаратчики работают над Указом президента, являющим перечень объектов, не подлежащих приватизации. Среди них - магистрали стратегического назначения. В т.ч. и железнодорожные.

Если наш чиновник не откусит от общего пирога - он потеряет сон, аппетит и даже уважение к самому себе. Буркитбаев ли, кто-то другой срочно создают концепцию очередного "откуса" - издается приказ о создании на базе отдельных подразделений ЖД государственного республиканского предприятия "Казтранстелеком". Железная дорога, распоряжением министра МТК, выделяет оборотные средства, безвозмездно, естественно, Госкомимущество передает новоиспеченному оператору недостроенный комплекс в центре южной столицы, передаются также трафики обслуживания физических и юридических лиц. В частности, услуги телефонной связи железнодорожным предприятиям, смежным с ними, а также - внутрипроизводственная связь. У самой ЖД остаются полномочия лишь по оперативной связи, т.е. диспетчерской - распоряжения движением поездов. Как только завершилась организационная часть, вышел Указ президента со списком объектов, остающихся в собственности государства. Но "Казтранстелеком" - уже не имеет отношения к железной дороге, это самостоятельное предприятие, подлежащее даже не доверительному управлению, а приватизации.

В прошлом номере БМ я предлагала читателям проследить, как эта госсобственность станет частной в течение года. Но как же я ошибалась! О годе не может быть и речи. Команда госслужащих, создавшая проект жизнедеятельности предприятия, сразу после выхода 7 номера была чохом уволена, значит в ближайшие недели предприятие будет выставлено на торги. Остаточная стоимость, как всегда для своих, будет невысокая. Торги, думаю, пойдут с понижением суммы и без того заниженной стоимости. Трудно поверить, что почти готовый объект в центре южной столицы, - элитном районе, облицованный ракушечником, стоит порядка 20 млн тенге. Так что за миллионов 5-6, в тенге, разумеется, оазис в центре Алматы станет принадлежать, кому, как Вы думаете? Вот-вот! Тому самому чиновнику, который не ел, не спал, ему - но через подставное лицо. Говорят, чиновник не просто во власти, а с оч-чень большими полномочиями.

Ну, очень... И что такое отхватить от стратегического объекта целое подразделение, кстати, тоже стратегическое, - даже несведущему в стратегии объяснять не надо. Чего стоит одна внутрипроизводственная связь, являющаяся основным звеном сообщения между собой всех служб, работающих на исполнение главной задачи ЖД - возможности движения поездов: пассажирских, грузовых, военных.

Надо полагать, если президент об этой акции знает, и ему это объяснили необходимостью создания четкого информативного обеспечения железной дороги. Похвально, но почему стратегический объект, не подлежащий приватизации, должно обслуживать частное, в будущем, предприятие? Где уверенность, что частник будет блюсти государственные интересы?

И где уверенность, во-вторых, что частник не воспользуется своим правом и не использует здание в иных, не телекоммуникационных целях? Например, не откроет в нем банк, гостиницу, дом терпимости - о легализации этого бизнеса давно идет речь. Или просто-напросто продаст объект другому лицу. Выгода-то явная. Даже приобретя здание по остаточной - 20 млн тенге, продав его по коммерческой стоимости, можно получить "навара" раз в 5 - по минимуму - больше, чем будет затрачено. А можно отдать все предприятие какой-либо инофирме в управление...

Предусматривались ли эти действия правительственным постановлением N 11-01, появившимся на свет с подачи г-на Буркитбаева в августе прошлого года? Какой закладывали смысл в преобразование дочернего предприятия связи ЖД в ОАО? И почему в ОАО, а не ЗАО, если исходить из специфики объекта?

По моему понятию, ДГП связи относится к тем подразделениям стратегического, военно-промышленного объекта, без которого основной узел существовать не в состоянии.

Собственно, это подчеркивается и в приложении к Указу президента от 28 июля 2000г., N 422, пункт 3: "Магистральные железные дороги... включая инженерные сооружения..."

Или в особом экономическом пути Казахстана телекоммуникационные сети не относятся к инженерным сооружениям?

Воистину прав Касымжомарт Кемелевич, когда говорит о необходимости привлечения для работы на правительство толковых и бескомпромиссных юристов. В противном случае законодательные акты, постановления, решения будут продолжать противоречить друг другу, Конституции, Указам президента, не способствовать созданию законопослушного общества.

Подставки, дезинформация, "медвежьи услуги" стали в порядке вещей. Красивая ложь - неотъемлемой частью властвующих чиновников. Стало привычным нигде, никогда, никому, ни при каких условиях не говорить правды. Правдивый человек становится, если уже не стал - архаизмом.

Категория незаметных людей, формально не обладающих властью, фактически - управляет страной. В своих интересах. И сказать вслух, что мы уподобились Самсону, обваливающему Храм на собственную голову - некому.

Правдивых мало. Да и какие из них еще не вымерли, те в подполье. А из подполья кричать боязно - отнимут единственное убежище - на действие есть противодействие - тем более, что кафедра в Риме далеко не каждого ждет.

Этот материал, впрочем, как любая другая аналитика - работа многочисленных служб правительства, парламента, президентской администрации. Кому из них дать взятку, чтобы выполняли собственную работу добросовестно, без оглядки на чин?

Ведь не из горничных же делаем королев, не из ботинка выкидываем случайный камешек, а ГО-СУ-ДАР-СТВО строим.

-----

СТО СТРОК ПО ПОВОДУ ОТПИСОК
Н.С., "Бiз-Мы", 3 октября 2000 г.

Статья "Запланированное убийство малого бизнеса" появилась в БМ 25 июля т.г. Одновременно редакция направила запросы в Генеральную прокуратуру, КНБ, ДКНБ по Алматы и Алматинской области, а также для сведения информационную записку в правительство РК. Ответ из Генпрокуратуры пришел удивительно быстро. Уже 4 августа начальник управления С.Караманов сообщил, что материал отправлен для рассмотрения в прокуратуру Астаны.

Напомним, среди множества проблем, касающихся деятельности Министерства транспорта и коммуникаций, его экс-министра С.Буркитбаева, особо был выделен вопрос искусственного ограничения этим ведомством конкурентоспособности всех предприятий связи в угоду так называемому национальному оператору. А именно: постановление правительства N 1091 от 6.09.1996 г. изжило себя, т.к. статус эксклюзивного оператора давался НАК "Казахтелеком", а не ОАО - во-первых. Во-вторых, в наших словарях, в т.ч. и юридическом, отсутствует термин "эксклюзив". А на нет, как говорится, и суда нет. В-третьих, Законом "О связи" статус национального оператора "Казахтелекому" тоже не передавался. Более того, постановление N 1091 противоречит Закону о лицензировании, вступившему в силу за год до выхода постановления.

И на основании этого нелегитимного постановления, противоречащего аж четырем законам РК, частному предпринимателю А.Сатекову (ТОО "Сатком") МТК отказывает в выдаче лицензии на организацию услуг междугородной и международной связи. А.Сатеков обращается за защитой своих законных прав в суд. Суд, по привычке, бюрократической, с января нынешнего года перебрасывает документы процесса с места на место, не решаясь вынести оценку по существу.

После обращения газеты в Генпрокуратуру в процессе, наконец, принял участие прокурор. И при нем судья выносит совершенно парадоксальное определение: "ТОО "Сатком" предоставить срок до 28.08.2000 для предоставления отказа в выдаче лицензии КТК МТК РК. ... что если истец не представит в указанный срок оспариваемые документы, исковое заявление возвращается со всеми приложенными к нему документами. Обжалованию определение не подлежит". Вот тебе и факт - аж! Сатеков же именно этого отказа через суд просит или самой лицензии от МТК, а суд ему предлагает этот самый отказ предоставить. Самому ему, что ли, его писать?

А что прокуратура? Первый заместитель прокурора г.Астаны, старший советник юстиции С.М.Майкенов нам сообщает: "...Гражданское дело находится в стадии рассмотрения, решение по нему не вынесено".

Решение, да, не вынесено. Но вынесена судьей отписка, которая, по сути, закрывает дверь в суды - обжалованию не подлежит! И прокурор, участвующий в процессе, этого не замечает, не замечает прокуратура Астаны. Заметит ли Генеральная прокуратура - вот в чем вопрос?

Судя по другому ответу из Агентства РК по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и поддержке малого бизнеса, на стороне предпринимателя А.Сатекова законы, в т.ч. и "О лицензировании". Ст. 3 гласит: "выдача лицензий осуществляется на равных основаниях и равных условиях для всех лиц, отвечающих требованиям, установленным для данного вида лицензии".

Так, по мнению МТК, каким требованиям не отвечает А.Сатеков? Может, усы задиристо торчат?

Очень сходная ситуация и с другими предприятиями связи, подавшими много месяцев назад документы на пролонгацию лицензий в КТК и работающими ныне по просроченным правам на вид профессиональной деятельности.

Министр в Минтранскоме сменился, спасибо Н.Назарбаеву и К.Токаеву, таким образом ответившим через два года на информационную записку газеты БМ с приложением к ней документов весом 2 кг. 900 гр. касательно деятельности С.Буркитбаева. Но сменились ли порядки? Не поддающееся никакой логике определение суда - думаю, и Фрейду, и Канту оно не по зубам - появилось в пору правления уже К.Масимова. Такого поросеночка подложили новые коллеги новому министру...

А по сути, сыр-бор, не стоящий и выеденного яйца, был изначально заложен правительственными документами. С какой, интересно, целью? Кем - не спрашиваю, поскольку постановление подписано А.Кажегельдиным. Для кого экс-премьер старался? Или, как обычно, не доработали государственные юристы? Сейчас в команду правительства перешел экс-министр юстиции Б.Мухамеджанов. Ему по силам проревизировать соответствие постановлений законам. Тогда, возможно, и судебных казусов станет меньше.

Вообще-то, окажись я по воле судьбы на месте А.Сатекова, ей-богу, подала бы в суд на правительство с N-ой суммой за причиненный ему моральный ущерб - девять месяцев бездействия фирмы только потому, что один документ правительства противоречит целому ряду законов страны. Несолидно как-то.

-----

ЗА ЛИЦЕНЗИЮ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
Нина САВИЦКАЯ, "Бiз-Мы", 28 ноября 2000 г.

Уважаемый Нурсултан Абишевич!

На одной из недавних встреч с предпринимателями Вы попросили привести пример беспредельного отношения чиновников к развитию малого и среднего бизнеса. Редакция взяла на вооружение Вашу просьбу. И из многочисленной почты выбрала самый показательный. Налицо - волокита обращений государственными чиновниками различных рангов, узурпирование монополистом услуг, бесстрастная позиция прокуратуры, неграмотный разбор ситуации судами разных уровней. Именно тот беспредел, пример которого Вам был необходим. Как показывает практика, прошлые критические выступления газеты касательно деятельности предыдущего руководства "Казахтелекома", к сожалению, поступательно подтверждаются. И без Вашего вмешательства дело, о котором идет речь, можно сказать, государственной важности - защиты предпринимателя, с тормозов не сдвинется.

Предлагаем Вашему вниманию и вниманию наших читателей уникальную хронологию переписки ТОО "Сатком" с Минтранскомом по поводу получения лицензии на оказание услуг междугородной и международной связи, сопровождаемую комментариями различных ведомств и органов и цитированием Законов и Ваших Указов.

11 января 2000 г. ТОО "Сатком" представило в Управление КТК по Алматинской области заявление на предоставление услуг междугородной и международной связи со всеми необходимыми документами.

Согласно существующему порядку рассмотрения заявлений и выдачи лицензий на осуществление предпринимательской деятельности в сфере телекоммуникаций заявка на предоставление любых видов связи направляется почтой в КТК или сдается в территориальное управление КТК по месту нахождения заявителя. "Саткомом" заявление сдано в Алматинский филиал.

При поступлении заявки на предоставление услуг в территориальное управление КТК материалы заявки должны быть проверены специалистом на полноту и достоверность, при необходимости запрошены недостающие материалы и не позднее 3-дневного срока, после регистрации в журнале входящей корреспонденции, направлены в центральный аппарат КТК на рассмотрение лицензионной комиссией.

18 января 2000 г. после устранения и внесения соответствующих изменений, согласно замечаниям специалиста управления КТК, заявление ТОО "Сатком" было зарегистрировано в журнале входящей корреспонденции за № 67 главным специалистом Цепляевой Л.Д., то есть необходимые процедуры по регистрации заявления к рассмотрению лицензионной комиссией КТК были осуществлены.

26 января 2000 г. письмом № 2-2-15/226 начальник Управления лицензирования, информации, анализа и контроля КТК С.Игибаев без рассмотрения лицензионной комиссией дал ответ на заявление ТОО "Сатком", что на требуемый вид услуг связи эксклюзивную лицензию на право операторской деятельности имеет только ОАО "Казахтелеком". В связи с этим услуги междугородной и международной телефонной связи другими организациями осуществляются без лицензии по договору с ОАО или по выделенной (спутниковой) сети связи.

Отсюда можно только предположить, что на требуемый вид услуг ТОО "Сатком" КТК отказывает в выдаче лицензии и предлагает заняться другими видами услуг. Формальная отписка, не дающая четкого ответа.

9 марта 2000 г. после истечения срока рассмотрения лицензии согласно ст. 17 Закона "О лицензировании" ТОО "Сатком" был вынужден обратиться к министру транспорта и коммуникаций РК (г-ну Буркитбаеву) с претензией на КТК в соответствии со ст. 138 ГПК РК в порядке досудебного урегулирования спора, однако ответа на эти претензии не получил.

29 марта 2000 г. в связи с неполучением в двухнедельный срок ответа на претензию, исковое заявление было направлено в городской суд г.Астаны.

30 марта 2000 г. исковое заявление ТОО "Сатком" городским судом г.Астаны возвращено с предложением ему обратиться в Сарыаркинский районный суд г.Астаны по подсудности дела.

14 апреля 2000 г. по истечении 3-х месяцев со дня подачи заявления ТОО "Сатком" получено письмо председателя КТК Е.Калкабаева № 2-2-15/2-4 с требованием представить полный пакет документов с указанием перечня необходимой документации, что тем самым подтверждает рассмотрение заявления министерством.

27 апреля 2000 г. ТОО "Сатком", выполнив каждый требуемый пункт, направил дополнительную документацию в адрес КТК.

26 мая 2000 г. в Сарыаркинском райсуде г.Астаны состоялось судебное заседание. Представитель КТК на судебном заседании подтвердил, что ТОО "Сатком" выполнены все замечания по устранению недостатков и теперь все представленные документы соответствуют требованиям для выдачи данного вида лицензии. Но такая лицензия, заявил он, выдана быть не может, так как постановлением Правительства РК № 1091 от 6 сентября 1996 г. НАК "Казахтелеком" придан статус эксклюзивного оператора междугородной и международной связи. Однако, пояснил ответчик, ТОО "Сатком" еще не выдано конкретное решение об отказе в выдаче лицензии.

Суд своим определением обязал КТК в течение 10 дней выдать решение либо о даче лицензии, либо отказе в ней.

Данное постановление правительства противоречит Законам Республики Казахстан "О лицензировании", "Об естественных монополиях", "О недобросовестной конкуренции", "Об индивидуальном предпринимательстве", "О связи". Причем, Закон "О лицензировании", являющийся в данном случае базовым нормативным документом, был принят на год раньше правительственного решения. Что имеет большую юридическую силу: Закон РК или постановление правительства? Вправе ли правительство (исполнительный орган) самостоятельным решением отменить Закон страны?

С происходящим попранием прав ТОО "Сатком" согласен и Антимонопольный комитет РК: "Выдача лицензии, - цитируют антимонопольщики Закон "О лицензировании" (ст.3 п.1), - осуществляется на равных условиях для всех лиц, отвечающих требованиям, установленным для данного вида лицензирования".

Ни в этом Законе, ни в другом, в т.ч. "О связи", сноски на то, что "Казахтелеком" является единственно обретшим эти права - нет. Как и не сказано, что иные предприятия связи не вправе определяться национальными операторами или что им может быть отказано в получении лицензии именно на этот род услуг. Ответчик, понимая, что он, т.е. КТК, не прав, игнорирует выполнение определения суда.

6 июня 2000 г. после истечения 10-дневного срока, установленного для КТК судом, ТОО "Сатком" снова обратилось в районный суд с дополнительным исковым заявлением: или признать отказ КТК в выдаче лицензии, или обязать решением суда выдать лицензию.

26 июня 2000 г. в связи с поступившим ходатайством КТК о передаче дела в горсуд по подсудности, данное дело передано в городской суд г.Астаны, который, в свою очередь, обратился в Верховный суд за разъяснениями.

19 июля 2000 г. судебная коллегия по хозяйственным делам Верховного суда РК, рассмотрев вопрос, определила: "Материалы дела по иску ТОО "Сатком" к Министерству транспорта и коммуникаций, Комитету транспортного контроля министерства о признании недействительным отказа в выдаче лицензии на осуществление междугородной и международной телефонной связи либо самого документа об отказе и обязании КТК выдать то или другое" направить для рассмотрения по существу в суд г.Астаны.

24 августа 2000 г., наконец, городской суд г.Астаны рассмотрел исковое заявление ТОО "Сатком" к ответчикам о признании недействительным акта государственного органа и выдаче лицензии и определил: "Отложить разбирательства дела до 28 августа 2000 года.

ТОО "Сатком" предоставить срок до 28 августа 2000 г. для представления отказа в выдаче лицензии КТК.

Разъяснить ТОО "Сатком", что, если истец не представит в указанный срок оспариваемые документы, исковое заявление возвращается со всеми приложенными к нему документами.

Определение обжалованию не подлежит".

Ну и ну! ТОО "Сатком" через суд пытается получить у Минтранскома или лицензию, или четкий отказ о причинах ее невыдачи. Суд требует этой же бумаги - об отказе - но… у "Саткома". Вот тебе и уволог ан гон с, т.е. с ног на голову. Абсурдней ничего не придумаешь!

10 сентября 2000 г. ТОО "Сатком" обращается с жалобой в Верховный суд РК с просьбой о полной отмене определения суда г.Астаны и разрешении вопроса по существу.

А ведь в процессе участвовал прокурор - он-то что слушал и куда глядел, неужели такую галиматью прослушал? Кстати, редакция по поводу лицензионных страданий ТОО "Сатком" дважды обращалась в Генпрокуратуру РК. Первым письмом нам ответили, что теперь в деле будет участвовать прокурор - и законность, мол, будет соблюдена, вторым - что дело в стадии рассмотрения, третьим - пришлите дело, будем разбираться.

Простите, господа следователи, но мы же не суд. Наши журналистские расследования на полосах газеты, экземпляр которой, как правило, с необходимой для вашего просвещения статьей направляется приложением к письму. Или вы считаете нужным получать электронную версию? Сообщите, учтем ваши пожелания.

Глупейшая возникла ситуация: суд выносит абсурдное решение, прокуратура, в свою очередь, требует документы только ради того, чтобы что-то попросить, а может, у нее есть свой интерес в затягивании с рассмотрением этого дела?

Дело о лицензировании длится почти год, оно не окончено, да и окончится ли?

Мы много раз писали, приводили доводы о необходимости создания администрации связи. Таковая, наконец, появилась. Постановлением правительства создан комитет по связи и информатике. Но уповать на него в полной мере не приходится. Подчиняющийся и отчитывающийся перед правительством, он находится в лоне Минтранскома, а потому гарантии самостоятельности его действий вряд ли кто сможет дать.

Созданный комитет - полдела. Нужны еще одно усилие, администрация связи, которая должна стать естественным куратором всей телекоммуникационной политики республики и блюсти интересы только государства, обязана быть в стороне от ведомственных интересов. И находиться даже не в Астане. В любом случае ее независимость от МТК - это свобода развития телекоммуникационного бизнеса в интересах пользователей услуг. К тому же во главе комитета должны быть специалисты-связисты, профессионалы.Только с учетом этих факторов предприниматели смогут решать возникающие проблемы и в срок, и без оглядки на фамилии. И не придется "Саткому" либо другой организации год обивать пороги инстанций.

Министра подставили? Свои?

Когда верстался номер, редакция получила ответ из Минтранскома за подписью вице-министра В. Зверькова.

Он сообщает, что "поступившая 26.01.2000 г. заявка ТОО "Сатком" на выдачу лицензии в целях оказания услуг междугородной/международной связи была рассмотрена отделом лицензирования Комитета транспортного контроля (КТК).

Заявителю был дан ответ, что заявка не может быть принята на рассмотрение в связи с неправильным оформлением заявочных материалов. Одновременно заявителю было дано подробное разъяснение…"

Г-н Зверьков, видимо, имеет в виду ответ г-на С. Игибаева. Однако, сообщения о том, что заявка не принята, мы в тексте, рассматривая его вместе с юристами, прочитав вдоль и поперек, так и не нашли.

"В своем иске ТОО "Сатком" сформулировал предмет иска как признание недействительным отказа в выдаче лицензии, поскольку переносит предмет судебного разбирательства в другую плоскость, не связанную с истинными мотивами отказа в приеме заявления ТОО "Сатком" отделом лицензирования".

Простите, господа, а зачем был тогда суд? Почему представитель Минтранскома не заявил членораздельно, что заявка на выдачу лицензии вовсе не принималась? Кстати, г-н вице-министр, этим представителем и был исполнитель подписанного Вами письма в редакцию Б. Нургожин. В этом случае - отказе в приеме заявки - предмет спора для суда исчезает. Но суд почему-то не отказывается от проведения процесса и своим определением 30.03.2000 г. обязывает КТК либо выдать лицензию, либо - документ об отказе о ее выдаче. То есть определенно заявка была принята - именно это подтверждают заседания судов - вплоть до Верховного.

По каким таким "истинным мотивам" (цитирую из ответа) не выносилась данная заявка на заседание лицензионной комиссии - мы можем только догадываться.

Уж не думаете ли Вы в самом деле, "что ТОО "Сатком" в целях извлечения доходов будет незаконно использовать чужую собственность, а именно … каналы связи, принадлежащие сети "Казахтелеком", с каждой квартирой или какими-либо офисами. Отсюда становится понятным источник обещаемого ТОО "Сатком" резкого понижения тарифов на междугородную, международную связь, поскольку, согласно схеме сети "Сатком", строить свои наиболее дорогостоящие в любой сети связи (как в части строительства, так и в части обслуживания) каналы связи до каждой квартиры или офиса ТОО "Сатком" не собирается (цитируется с соблюдением стилистики и орфографии автора).

Г-н Зверьков, читая этот вышеприведенный абсурд, понимаешь, что либо Вы в связи новичок, либо просто не знакомы с бизнес-проектом "Саткома". А может, как экс-министра г-на Буркитбаева, Вас смутила фамилия первого руководителя ТОО Адыбиета Сатекова, профессионального связиста, единственного, кто отмечен Указом Президентапочетным знаком "Казаєстанны" е"бек сi"iрген єызметєерi"?

Не считая возможным углубляться на страницах газеты в малоинтересный читателю технический спор (обоснование по предлагаемой ТОО "Сатком" технологии мы направим Вам лично, г-н вице-министр), - обращаю Ваше внимание на следующий абзац письма: "В заключение хотелось бы выразить надежду, что появление критической статьи в Вашей газете было связано с трудностями в понимании специфики, главным образом технического характера, особенностях регулирования рынка телекоммуникаций, в частности, взаимоподключения различных сетей".

Г-н Зверьков, уж кому-кому, а вице-министру Минтранскома, ведающему вопросом телекоммуникаций (не так ли?), должно быть известно, что ни на одну из более 60 статей за последние 4 года ни ОАО "Казахтелеком", ни МТК не сочли возможным за дилетантизм или подрыв коммерческой репутации подать в суд. И более - по материалам газеты длительное время работала комиссия по борьбе с коррупцией при Президенте, другие разовые комиссии, и ни одно из них не опровергло состоятельности журналистских расследований. С материалами газеты о деятельности отрасли связи Вы можете ознакомиться в соответствующем отделе правительства либо у вице-министра, курирующего транспорт и связь. А также в библиотеке Парламента. При наличии Вашего запроса весь комплект может быть Вам выслан незамедлительно наложенным платежом.

-----

МИНЫ ЗАЛОЖЕННЫЕ НА ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОМ РЫНКЕ
НИНА САВИЦКАЯ, "Бiз-Мы", 28 августа 2001 г.

Законы древних Афин заставляли верховного правителя, а вместе с ним и другой управляющий штат отчитываться перед народом о полезности и честности своих деяний. Агора собирала толпы афинян. Люди шли сюда, чтобы задать вопросы Периклу и его подчиненным. И если правитель - упаси Боже - не мог доказать своей правоты, ему приходилось туго. Как и управляющим. Смена такого "правительства" после прилюдного отчета зачастую заканчивалась для него ямой - за воровство государственных ценностей, мздоимство, казнью - за нарушение законов, защищавших права населения.

У нас же - шито-крыто. Одно правительство уходит молча, молча приходит другое. И снова, и снова. Каждому новому приходится сталкиваться с завалами в работе предыдущего. И потому далеко не всегда продуктивна деятельность очередного. Эффекта не дают добиться, как правило, "наломанные дрова", обоз с которыми передвигается из года в год и даже обрастает новым наломом.

Именно так, мне думается, происходит в одной из наших стратегических отраслей - в сфере транспорта и телекоммуникаций. Дров здесь наломали 6-7 лет назад, а ответственность пытаемся возложить - пример этому последние депутатские слушания - на руководителей, направленных Президентом в отрасль около года назад. В результате, основные наезды за "намудренные" в прошлые годы другими руководителями дела принимают на себя трое достаточно высоких чиновников нашего государства - Карим Масимов, министр транспорта и коммуникаций, Берик Имашев - председатель Антимонопольного комитета и Абен Бектасов, президент Казахтелекома. Десятки статей и прилюдных выступлений пророчат им скорое освобождение Президентом от их должностных обязанностей: "…гнев верховный может враз оборвать их синекуру". ("Новое поколение", 06.08.2001). Депутаты, те даже затребовали отставку министра Масимова. На стороне негодующих оказались многие общественные движения: митинги, сходки, протесты…

И такое складывается впечатление, что будто кампания черного PR, проходившая лет пять назад с подачи г-на Буркитбаева, экс-министра вышеобозначенной отрасли, касавшаяся централизации Казахтелекома и отказа специалистам отрасли в продолжении их профессиональной деятельности, так и не закончилась. Только с той разницей, что в новом витке участвуют иные фамилии. Как тогда кампания проходила однобоко - в пользу Буркитбаева, практически не подкрепляемая достаточной основательностью доводов и выкладок на этот счет, так и теперь - с той же однобокостью, только с изменением полюсности: от плюса к минусу, без полутонов. И суть ее сводится к следующему, заявляет пресса: "Попытка же в слезно-приказном порядке навесить нам "повременную лапшу на уши" в лучшем случае выглядит как проявление непрофессионализма со стороны топ-менеджеров отрасли. Если не сказать больше". ("НП", 06.08.2001). Куда уж больше!

Хотя, объективности ради, надо отметить, что прогресс в PR налицо. 5 лет назад проблема ставилась еще уже: в Казахтелекоме и, в частности, алматинской организации Алтеба дела идут скверно, обслуживание клиентов и дорого, и на низком уровне только потому, что у Адебиета Сатекова в кабинете стоит кресло, купленное за два миллиона тенге. Кстати, единственное из мебельного гарнитура, которое Серик Минаварович, отвоевав в затяжном бою, по слухам, переносит с собой из одного должностного кабинета в другой, как амулет удачи. И сейчас оно, поговаривают, уже в президентской администрации, где последний, якобы, числится советником руководителя страны - в редкие дни пребывания на родине, в "окнах" между лекциями, читаемыми им в Америке. Может, по этому самому пресловутому PR?

Так что, кроме большего числа фамилий, в новом витке возможного продолжения раздела сфер влияния пресловутое кресло заменено другим жупелом - "повременкой" и созданием такого общественного мнения, которым пугают даже детей: мол, не куплю тебе сегодня мороженого, ты вчера долго по телефону с приятелем болтал, а плохие дяди - Карим и Абен - подняли цены на разговоры.

"Безусловно, - пишет "Новое Поколение" (№27, 6.08.2001), - что и министр транспорта и телекоммуникаций, и председатель Агентства по антимонопольной политике, и президент Казахтелекома в принципе знают, КАК к ним относятся народные массы. Другое дело - это их абсолютно не волнует и не беспокоит. И все из-за старинной чиновничьей иллюзии, что "лафа сановная" будет практически вечной". В унисон ему вторит и "Караван" (06.08.2001): "…начальство меняется - плоды его воображения остаются".

5 лет назад наша газета оказалась почти одна в ряду других, заявив, что тогдашний премьер-министр страны г-н Кажегельдин, используя служебное положение, в определенных интересах нарушает законы страны самоличным изменением статуса и укрупнением Казахтелекома, передачей правительственных линий связи на обслуживание частной компании с иностранным участием, уничтожением ряда объектов стратегического назначения, как-то: АСКБ "Алатау", АО "Интел" и т. д., что активный исполнитель его проекта и ближайший соратник г-н Буркитбаев скрупулезно выполняет этот наказ, изгоняет из отрасли профессионалов, идейно несогласных с политикой его шефа, и затуманивает воображение населения мифическими прожектами века, лопнувшими впоследствии - и это естественно, - как мыльные пузыри.

Тогда мы остались одинокими, журналистский цех поддерживал в своем большинстве "буркитизацию" и "кажегельдинизацию" отрасли, но твердыми в своих убеждениях. Теперь же, как показывает история, время расставило все по своим местам, и заинтересованными органами сегодня делаются выводы: идут расследования в отношении деяний г-на Кажегельдина, художеств г-на Буркитбаева и иже с ними.

Так что БМ оказалась - к сожалению, отрасли и, конечно же, государству нанесен непоправимый и моральный, и материальный урон, - права.

И теперь, видимо, мы окажемся, как и 5 лет назад, "белой вороной", поскольку имеем иную, чем черно-пиаровская, точку зрения. Заранее чувствую нападки собратьев по перу: и откуда деньги, и что продолжают мерещиться шпионы, и что…

Тот факт, что БМ неравнодушно и глубоко "копает" по данной тематике, думаем, вполне понятен нашим постоянным читателям, так как наша газета к делам отрасли приглядывается не первый день и даже не первый год и, быть может, глубже, чем иные СМИ, видит, что здесь происходило и происходит. И сопереживает за состояние телекоммуникаций, потому что это - окно для всех казахстанцев в большой мир: связь с родственниками, разбросанными по разным странам, Интернет, и, конечно же, радио и телевидение.

Итак, "повременка". О ней сегодня не пишут лишь ленивые. Тема стала модной. Вроде как ратование за социальную справедливость в виде оставшихся от коммунизма маленьких народных радостей: треп по телефону до упаду.

О "повременке" в действующих лицах

Берик Имашев в одном из интервью сказал, что он недоволен освещением прессой системы повременного учета телефонных разговоров. Как-то однобоко, - уточнил руководитель Антимонопольного комитета.

Думается, не просто однобоко, а скорее тенденциозно-одиозно. Будто речь идет не об одном из направлений в развитии отрасли, а на самом деле о новом переделе в сфере влияния с тех позиций, что возможная новая администрация как Казахтелекома, так и всей отрасли станет действовать много эффективней и с оглядкой на тощий кошелек наших сограждан, будто никто не знает, что нынешние руководители в должности еще и года не пробыли и будто за неполный год можно исправить все "навороты" предыдущих деятелей. К таким выводам приводят и позиция, занятая отдельными депутатами, и не совсем профессионально поставленные ими вопросы.

Так, депутат Исахан Алимжанов, сообщив, что он сегодня занимается изучением деятельности национальных акционерных компаний со стопроцентным участием государства, почему-то относит к ним и ОАО "Казахтелеком", который на самом деле является национальным оператором связи и акционерным обществом с участием частного капитала, доля которого - 40 процентов от общего пакета, и еще 10 процентами привилегированных акций владеют в основном работники отрасли.

А поскольку у правительства лишь половинный пакет, к отрасли, надо полагать, должны предъявляться иные требования, чем к стопроцентно государственным. То есть, командовать так, как захочется правительству и депутатам, без согласования с акционерами уже не получится: интересы частного капитала, работающего в отрасли, тоже важны.

По данным парламентария Гани Касымова, который привел сногсшибательные цифры, отрасль телекоммуникаций имеет забалансовый счет, на котором находится 11,5 миллиарда тенге, да задолженности от дочерних предприятий составляют более 34 миллиардов тенге, которые по его утверждению, сам Казахтелеком им и направил, чтобы скрыть свое истинное финансовое положение. Возможно, это и так, но при этом необходимо отметить, что г-н Касымов почему-то, во-первых, не назвал, в какие годы образовались эти цифры, не сказал, что просил разъяснений на этот счет министра транспорта и коммуникаций и президента Казахтелекома во время слушаний, что не удовлетворен ими и по какой причине.

Если сообщение Гани Есенгельдиновича и найдет свое подтверждение, то, думается, лучше все же воспользоваться для получения разъяснений по данной ситуации предложением третьего депутата - Булата Абилова. Цитирую по стенограмме заседания мажилиса: "…считаю, что мы не совсем правомочны заслушивать отчет г-д Масимова и Имашева. Все-таки, этот вопрос имеет уже многолетнюю историю. Когда вводилась повременная оплата, их даже не было у власти. Давайте заслушаем товарища Радостовца, товарища Тлеубердина, товарища Буркитбаева… Мы должны заслушать правительство в целом, а не отдельных министров, которые сегодня расхлебывают и разбирают те завалы, которые были организованы предыдущим правительством!".

Однако, в тот момент вопрос для рассмотрения в парламенте был подготовлен именно в таком ракурсе, немного однобоко и, как заявил председатель, "вопрос сидит у нас в повестке дня, и мы должны рассматривать его" без учета предложений депутата Абилова.

Но слушания могли быть полными и всесторонними, и много интересного могли бы узнать господа депутаты из возможных выступлений и Радостовца, и Тлеубердина, а особенно - Буркитбаева и, конечно же, Кажегельдина, не названного, правда, парламентарием по имени.

В целом, история создания нынешнего Казахтелекома была весьма странной. Буркитбаев, решив централизовать отрасль, - а до этого существовало Министерство связи, в состав которого входила и Почта на правах юридического лица, как, впрочем, и все подразделения министерства, городские и районные предприятия связи, столичная Алтеба со своим социальным хозяйством и т. д., - долго "пробивал" тогдашнего вице-премьера Нигматжана Исингарина. Но, увы, безуспешно. Исингарин, что видно по его визам на различных документах, был против такой реформации. И, надо полагать, был прав, так как в это время шло разгосударствление экономики, появились самостоятельно хозяйствующие субъекты уже и в телекоммуникациях. Казахстан входил в рыночную экономику, а одной из задач первого этапа было воспитание прежде утерянного чувства хозяина. Исингарин и Кажегельдин по поводу развития тогда уже НАК "Казахтелеком" не находили общего мнения.

Ситуация изменилась лишь тогда, когда Нигматжан Исингарин назначается руководителем интеграционного комитета таможенного союза. Кажегельдин дает "добро" на централизацию отрасли, а Буркитбаев, за сутки, своим распоряжением переводит в один банк счета всех юридических лиц, лишив предприятия былой самостоятельности, а по пути - приводит к банкротству и отраслевой Почтабанк, поскольку денежные ресурсы связистов изымаются оттуда в авральном порядке, в нарушение всех финансовых циклов.

Профессионалы недовольны происходящим. Буркитбаев борется с очевидными противниками его реструктуризации увольнениями. Тысячи связистов оказываются в очередях на биржах труда, в шоп-турах, на блошиных рынках, а то и просто на улицах в качестве бомжей. Те, кого восстанавливают суды, все равно на свои рабочие места не возвращаются. Как правило, за день перед вынесением решения суда происходят новые и новые изменения в штатном расписании, с тем, чтобы должность восстановленного была сокращена. По искам Казахтелекома возбуждаются десятки уголовных дел в отношении строптивых должностных лиц. Большинство этих дел уже закрыто "за отсутствием состава и события преступления", но некоторые и сегодня в стадии рассмотрения.

На освободившиеся места люди принимаются по протекции, вне зависимости от профессиональной принадлежности: акушеры, судьи, банкиры и просто родственники президента Буркитбаева и близких ему людей. Отрасль теряет профессионализм.

Под иностранное управление, опять-таки в нарушение закона, "сдается" самое крупное и рентабельное предприятие - тогда еще столичная Алтеба. Через два года Верховный суд признает иноуправление недействительным, предлагает разорвать контракт, "по которому управляющая компания не отвечает за результаты хозяйственной и финансовой деятельности" подуправляемого субъекта(!), но забывает при этом востребовать уже изъятые инофирмой средства… Чей же интерес здесь возобладал?

Без соответствующего постановления правительства продается АО "Интел", по дешевке, в частные руки - компании, никому не известной на телекоммуникационном рынке, которой, поговаривают, руководят родственники Буркитбаева. АО "Интел" - Институт связи, рентабельное предприятие, долгие годы курировавшее государственную политику в телекоммуникационной отрасли, да и имевшее, к тому же, свои оригинальные, на уровне ноу-хау, стратегические программы, сознательно устраняется, отрасль лишается технического и технологического эксперта.

Опять-таки вопреки здравому смыслу, лишь для того, чтобы освободить для новой организации - КАТЕЛКО - капитальное здание, создаются всевозможные препоны в деятельности АСКБ "Алатау", имевшего в своем арсенале стратегические проекты, разработки "чипов", модели и модули, созданные по заказу Министерства обороны СССР, в том числе и разработки оружия подавления. Подписание контрактов между АСКБ и постсоветскими республиками руководством Казахтелекома открыто саботируется. АСКБ искусственно банкротится. КАТЕЛКО - организация важная и нужная, но почему создание ее идет в ущерб конструкторскому бюро? Неужели в этот период в южной столице не было пустующих зданий?

Расторгает Буркитбаев и большой контракт с немцами - всемирно известной компанией Дойчетелеком, которая при предоставлении кредита на крупные суммы соблюдала все сроки подписанного договора. Разрыв договора приводит к появлению огромных долгов. И что интересно: германский кредит в размере 12653619,0 ДМ не использовался Казахтелекомом в предпринимательстве, однако вознаграждения по нему (кому?) начислялись на всю сумму и в 1997 г., и в 1998 г., и в 1999 г. А налоговые службы эту несуразицу выявили лишь нынешней весной, поскольку в годы вотчинства г-на Буркитбаева аудиты не проводились. Почему?

На смену Дойчетелекому - оператору - приходит корейская фирма DAEWOO, производитель телефонной и сопутствующей ей аппаратуры. Обещает золотые горы преобразований и море финансовых вливаний, однако, некоторые источники поговаривают, что даже бонус правительству за DAEWOO выплатил Казахтелеком. Из каких, кстати, средств? Тех, которые, якобы, занимал "Эйр Казахстану", или узбекских? Поясню. Узбеки в свое время расплатились с Казахтелекомом за использование трафиков газом. Шымкентские газовики не смогли рассчитаться своевременно со связистами, и Казахтелеком реквизировал у них часть газового хозяйства, доверив его третьим лицам, не имеющим никакого отношения к ОАО. Поэтому-то и не берусь утверждать, что г-н Буркитбаев не владеет в Шымкенте одной-двумя газовыми заслонками. Думаю, прокуратуре это лучше известно.

Теперь подумайте, почему пенсии низкие, почему государство не в состоянии содержать школы, больницы, детские сады, почему падают самолеты и происходят крушения поездов...

Корейский проект с DAEWOO, именуемый Буркитбаевым и его пропагандистами не иначе, как проектом XXI века, в итоге, под занавес южно-азиатского кризиса, тихо-тихо "почил в бозе". Финансовое состояние отрасли тоже оказалось подорванным.

Да, многому бы подивились депутаты, прими они предложение своего коллеги заслушать прежнее руководство, а то и правительство - вкупе. По крайней мере, узнали бы, с какими буркитбаевскими проблемами столкнулись сегодняшние руководители и какие нужны силы и усилия, чтобы работали телефоны, ходили поезда, летали самолеты. Пресса приняла игру депутатов, и весь этот период шло освещение не столько проблем отрасли и "повременки", сколько негатив в адрес руководства отрасли, министерства, а попутно и Антимонопольного комитета. В этом ряду одиозных материалов надо выделить позитивно лишь газету "Время", единственную, давшую два деловых, достаточно широких интервью с Каримом Масимовым и Бериком Имашевым. Конечно, в этой ситуации есть и вина самого Казахтелекома, не проведшего серьезной разъяснительно-рекламной кампании. Теперь наверстывать и догонять ему будет трудновато, не повесишь же бирку, где написано, что ты "не слон". Былая добрая репутация отрасли прохудилась еще при Серике Минаваровиче и дополнительно подпорчена битвой депутатов с Казахтелекомом за, якобы, народные интересы. Якобы - потому что ни народ, ни депутаты еще не знают, что на самом деле лучше: учет разговоров, как это много лет происходит в капиталистической экономике, или поднятие оплаты за услуги, при которой говори, сколь угодно. Стреляя минусами, депутаты почему-то упускают плюсы.

Впрочем, любое новое начинание приживается с трудом. Нам не нравились раздельные коммунальные счета. Привыкли. Платим. Поняли, что удобно. Горюем, что теперь нет объединенных проездных на автобус и на троллейбус. А ведь когда-то шумели: дорого. Было время: отказывались получать зарплату по банкомату. Как Ленин на буржуазию, смотрели на аккредитивы, личные заемы в банках, расчетные финансовые карточки. Настороженно относились мы и к счетчикам расхода горячей и холодной воды. Теперь платим - и ощущаем экономию. На заре перестройки устраивали дебаты, мол, нельзя СМИ отдавать в частные руки, капиталистам. А теперь довольны: все разнообразие. Разнообразие придет и на телекоммуникационный рынок вместе с либерализацией отрасли. Естественно, сейчас у населения выбор небольшой: или "повременка", или повышенная абонентплата, или пользуйся сотовым телефоном.

Но если будет реальное осуществление правительственного решения о либерализации рынка, то к имеющимся операторам - Казахтелекому, Арне, Транстелекому, связи аэропорта - присоединятся другие. Те, что стоят в очереди за получением лицензий. Это должно обеспечить появление права выбора, при котором в конкурентной борьбе окрепнет и расширится социальный пакет.

Итак, "повременка"…

Один из районов Москвы не входил в СССР

При нашем журналистском расследовании был обнаружен удивительный факт: в самой столице Советского Союза нашелся "не советский" район, где более 15 лет назад, т. е. задолго до распада СССР, была внедрена повременная система оплаты телефонных разговоров. Она действует и ныне в прежде Ленинском районе Москвы. "Литературная газета" - рупор либералов - публиковала тогда душераздирающие истории конфликтов в семье и между соседями по этому поводу. Советские люди, - утверждает газета "Время" (05.07.2001), - не приняли нововведения".

А как же быть и с Ленинским районом? И с республиками Прибалтики, где за пару-тройку лет до этого "повременка" также прочно обосновалась? И митингов не устраивалось.

Прогрессивность этой системы нашла свое подтверждение и в Казахстане в 1996 г. Внедренная на производственных мощностях Алтебы, "повременка" набирала обороты в тогдашней столице. И довольно успешно. Из 300 тысяч абонентов с жалобами на узлы и в Алтебу обратились всего 57 человек. Недочеты устранялись, их, как в любом деле, было, конечно, достаточно. Заработал социальный пакет: срочные службы вызывались бесплатно, каждая малообеспеченная семья имела определенное бесплатное время. Была снижена абонентская плата. Внедрены льготные тарифы в зависимости от времени суток и даже дней недели.

По промежуточному анализу только первых двух месяцев 42 процента от общего числа абонентов, т. е. социально незащищенные слои, стали платить за услуги телефонной службы значительно меньше. Однако, воспользовавшись ссылкой на якобы техническое несовершенство регистрирующей аппаратуры - ее купили всего за два миллиона долларов, - Буркитбаев повременную систему оплаты застопоривает, чтобы через время начать ее ввод уже в Центральном Казахстане. Уже по собственной инициативе, купив оборудование такого же уровня чуть ли ни вчетверо дороже. Сегодня вряд ли представится возможность воспользоваться наработками Алтебы. Вся документация, в т. ч. и по "повременке" - схемы, анализы, разбор недочетов и предлагаемые пути их устранения, планы освещения эффективности системы, докладные руководителей узлов с выводами по каждому "кусту", дому - все было из здания Алтебы вывезено в неизвестном направлении. В кабинеты столичного предприятия связи без согласия на это Алматинской мэрии, учредившей в свое время Алтебу, чуть ли не под дулами автоматчиков въехала команда Казахтелекома вместе с г-ном Буркитбаевым.

Таким образом, документы Алтебы по повременке неизвестно где, а в Лисаковске, Сатпаеве, Караганде система внедрялась с нуля. Печать предлагает взять во внимание зарубежный опыт. Во-первых - российский. "Мегаполис" (№29, 25.07.2001) пишет: "В России был принят законопроект (не закон же!), согласно которому потребитель имеет право выбирать форму оплаты. В Казахстане этого нет".

Однако, выступая по "Хабару", президент Казахтелекома Абен Бектасов сказал, что такой выбор казахстанцам будет предоставлен. Да и неужели по каждому новшеству, вводимому той или другой отраслью, нужно принимать закон? Неужели недостаточно решения Конституционного совета о законности внедрения повременной системы учета телефонных разговоров и одобрения на то правительства? Ведь это обычная рабочая ситуация! Может быть, таким образом некие силы стремятся правительство (готовить проект) и парламент (обсуждать его и принимать Закон) увести в сторону от дел более насущных: как-то, прибавки к пенсиям, увеличение социальных выплат, эффективное состояние экономики, развитие государственного языка и т. д.

В назидание Казахтелекому и дабы открыть глаза населению на обман, "Мегаполис" сообщает, что в России тарифы и абонентская плата ниже, а бесплатного времени, определяемого для каждого абонента, больше.

Казахтелеком, к сожалению, и это его безусловная вина, не проинформировал население о количестве выделенных бесплатных разговорных минут, очень скупо сказал о социальном пакете. А что касается тарифов - цены на услуги связи с 1 августа в Подмосковье, например, выросли на 15 процентов. Как эта политика повышения станет происходить в других регионах России - сложно сказать. Здесь проходит либерализация отрасли и появляются конкурентоспособные предприятия, которые уже в состоянии предложить населению выбор. Также "Мегаполис" ссылается и на опыт дальнего зарубежья. Де, мол, под нажимом общественности в Великобритании, Германии, Франции, Италии происходит постепенный отказ от "повременки".

Действительно, это так, но надо признать, что за долгие годы существования она выполнила свое предназначение, доказав, что телефон - не средство роскоши, а предмет первой необходимости, и отношение к нему должно быть соответствующим. Почему моя соседка со второго этажа, имея аппарат с блокиратором, звонит на первый этаж своей подружке и часами обсуждает все, что угодно: от кулинарных рецептов до нарядов прохожих, идущих по улице? Потому, что ей лень спуститься этажом ниже, потому, что она не желает знать о проблемах других, потому, что в наших характерах отсутствует такой важный фактор, как самодисциплина. Или в организациях - сотрудники, находящиеся в разных кабинетах, даже соседних, постоянно консультируют друг друга по телефону, занимая при этом линию, создавая излишние нагрузки на станции. А почему бы не поставить, если это необходимо для улучшения производственной деятельности, внутреннюю линию АТС? И, пожалуйста, консультируйся.

"В США "повременка" вообще считается анахронизмом и используется лишь за дополнительный вид услуг, им пользуются люди, проживающие совместно в одном доме или на квартире (например, студенты)". А разве мы большей частью не проживаем совместно, пользуясь блокираторами или системой АВУ? В первом случае нельзя сделать срочный звонок или войти в Интернет, потому что твой сосед привык сутками говорить по телефону, во втором - звонок-то ты сделаешь, а вот подключить хотя бы факс с автоответчиком - большая проблема: не позволяют технические возможности. Значит, надо модернизировать, а по ряду станций полностью менять оборудование. На какие средства? Только в нынешнем году, впервые после буркитбаевского управления, Казахтелеком смог получить хотя небольшую, но прибыль. Много лет отрасль считается непривлекательной для инвесторов. Канули в лету те времена, когда по собственной инициативе и японцы, и швейцарцы, и англичане, и много кто еще предлагали мягкие кредиты, последних моделей оборудование, рады были принять наших специалистов в порядке обмена опытом. А мы пошли "своим особым путем"... И получили необходимость начинать возрождение отрасли чуть ли не с нуля. Впрочем, объективности ради, частный банк или не частный - речь идет о передаче в финансовое управление, - особой роли не играет. Такова была политика правительства Кажегельдина. Ущемляющая интересы государства.

Если в Америке на услуги связи падает не менее половины ВВП, то наша социалистическая связь делала свой вклад в ВВП от 30 до 40 процентов. Кариму Масимову и создаваемой им в министерстве команде единомышленников, Абену Бектасову и его коллегам в Казахтелекоме нужно время, чтобы поднять связь на соответствующий уровень, хотя бы приблизиться к показателям 1990-1996 гг. И им нужны как реальная помощь, так и доброжелательное, заинтересованное отношение со стороны всех ветвей власти.

Внедрение той же "повременки" шло в Центральном Казахстане около двух лет. Почему у депутатов ни разу за это время не возник вопрос: что там происходит? Почему у депутатов ни разу, по существу, не возник вопрос, что вообще происходит в отрасли? Когда-то рентабельные предприятия после вмешательства в их деятельность Кажегельдина и Буркитбаева вдруг стали сильно дотационными, но руководитель отрасли и его подчиненные получают премии, берут огромные беспроцентные ссуды в своей организации на большие сроки, ремонтируют за счет предприятия свои дома-квартиры...

Наша газета много раз обращалась с выявленными фактами нарушений технологии строительного процесса, хищений, увольнения профессионалов, отвлечения средств на нецелевые задачи и т. д. и в Генеральную прокуратуру (г-н Хитрин), и в правительство (г-да Балгимбаев и Токаев), и в Комитет национальной безопасности (г-да Мусаев и Абыкаев), и к Президенту страны, после чего Комиссия по борьбе с коррупцией и КНБ занялись все-таки проблемами отрасли. Но очень осторожно: не дай Бог, не навредить бы г-ну Буркитбаеву.

Многих из парламентариев мы просили поднять вопрос неэффективного менеджмента в Казахтелекоме, ведущего к финансовому оскудению, техническому регрессу, утрате доброго имени связистами. И получали один и тот же ответ: сейчас не время.

Что касается упоминаемой Сериком Конакбаевым суммы премии в 200 тысяч долларов и того, много или мало надо платить "национальным топ-менеджерам", - так это зависит от реальных результатов труда, от прибыли предприятия. Если есть прибыль, то, естественно, согласно пункту о разумных процентах вознаграждения в контракте, можно получить хоть сто миллионов, в долларах, в кронах, в марках, в бонах и т. д., но когда нет прибыли, как это произошло в данном случае, не должно быть и премий. Ситуация, надо полагать, для налоговиков и прокуратуры достаточно интересная.

Многие издания пишут, что с введением "повременки" начнется конкуренция на телекоммуникационном рынке. Непонятно: зачем, по незнанию или специально, путается пареное с жареным? Конкуренция начнется лишь с либерализацией отрасли. А готова ли она сегодня к этому и морально, и материально - другой вопрос. И вот почему.

Как член правительства обманывал бюджет государства

Централизация отрасли, проведенная в 1996 г., сделала свое черное дело: предприятия связи, потеряв юридическую самостоятельность, утратили и право, и вкус на инициативу. Оплата за услуги телефонной сети шла в общий котел, а распределение ее - по усмотрению руководящего штаба. Естественно, не имея возможности самостоятельно купить даже письменно-канцелярские принадлежности без "высокой визы", руководители предприятий уклонились от всякой предпринимательской деятельности, от поиска новых форм и методов обслуживания населения, внедрения технологий, самостоятельной модернизации оборудования и т. д. Спустят сверху разнорядку - и все на этом. Связистам перестало быть выгодным работать эффективно. Зарплата - низкая, прогрессивки, премии, социальные поощрения в виде квартир и прочего - об этом забыли. Потому что голова у г-на Буркитбаева и его приближенных болела о другом: как скрыть от государства налоги. Об этом говорит акт проверки правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления налогов и других обязательных платежей в бюджет ОАО "Казахтелеком" за 1997-1999 гг., проведенной лишь в этом году. Проведенной по существу. А ведь Президент страны несколько раз давал поручения правительству не только о проведении независимой ревизии, но и смене лиц в создаваемых для аудита комиссиях. Приведу в подлиннике один из таких документов, адресованных нашей газете.

Команда Буркитбаева - Кажегельдина шла на разные ухищрения, бойкотируя (не мягкое ли выражение?) поручения главы государства. Видимо, в шутке Бориса Ельцина, адресованной Жаку Шираку, есть большая доля истины: "Поудив рыбку в Питере, президент Франции посетил в Барвихе известного охотника и рыболова Б.Н. Ельцина. - Почему я поймал одну, а г-н Путин две? - поинтересовался Ширак. На что Б.Н. мудро заметил: - Подкармливать надо, понимаешь. Да не рыбу, не рыбу. А тех, кому по штату положено за клев отвечать". ("КП").

Но "...нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным". (Ев. от Луки, 8-17).

И в итоге - резюме Министерства госдоходов РК:
"В течение срока, установленного действующим законодательством, перечислить в бюджет доначисленные по акту суммы:
НДС - 2 063 264,6 тыс. тенге, в том числе: основной налог - 1 634 712,5 тыс. тенге, штраф - 307 867,9 тыс. тенге, пеня - 120 684,2 тыс. тенге;
НДС за незарегистрированного нерезидента - 31 853,7 тыс. тенге, в том числе: основной налог - 17 294,1 тыс. тенге, штраф - 8 426,8 тыс. тенге, пеня - 6 132,8 тыс. тенге;
Подоходный налог с юридических лиц - 5 340 854,5 тыс. тенге, пеня - 531 057,7 тыс. тенге;
Подоходный налог с юридических лиц-нерезидентов - 184 635,5 тыс. тенге;
Налог на имущество - 16 170,7 тыс. тенге;
Налог на землю - 687,7 тыс. тенге;
Налог на транспортные средства - 850,7 тыс. тенге;
Доходы, полученные от безлицензионной деятельности - 2 079,7 тыс. тенге;
Дорожный налог - 18,3 тыс. тенге.
Итого - 7 640 418,4 тыс. тенге".

Вот такие мины замедленного действия сознательно закладываются в экономику страны.

Причем, теперь поди разберись - времени-то сколько прошло, - где в самом деле ушли от налогов, а где лишь создали видимость неплатежей. В данном случае, думается, есть возможность некоторые суммы, и значительные, оспорить...

Но, согласитесь, сама по себе ситуация вряд ли приличная: создавать базу для мощного взрыва и ждать, когда настанет время, чтобы передать конец бикфордова шнура в государственную десницу. Мол, я повинился, я чист... А может, здесь другое? Жажда по-прежнему вотчинствовать в отрасли? Не мытьем, так катаньем - вложив, то бишь, выкупив определенный пай за ранее полученные премии и прочие навары, в тот момент, когда отрасль искусственно залихорадит?

Впрочем, об этом и другом в следующем номере.

-----

И ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ - НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ... КАКАЯ МЕЛОЧЬ!
Нина САВИЦКАЯ, "Бiз-Мы", 28 августа 2001

Этот материал завершает предыдущую статью "Мины, заложенные на телекоммуникационном рынке", опубликованную две недели назад нашей газетой. Речь в ней шла о попрании государственных интересов экс-министром транспорта и коммуникаций Сериком Буркитбаевым в бытность его президентом ОАО "Казахтелеком". Фигурировали и его идейные вдохновители, в частности, экс-премьер казахстанского правительства г-н Кажегельдин. Срок со дня выхода газеты в политическое межсезонье прошел небольшой, но, судя по звонкам в редакцию и письмам граждан, обратная связь с абонентами Казахтелекома установлена. Одно из наиболее ярких писем, г-на Тихонова, полковника в отставке, мы публикуем. И ответ автора "Мин…" на него.

Логическое же завершение темы - в руках заинтересованных в соблюдении государственных интересов лиц. В том числе и Алматинской городской прокуратуры, где ведется расследование деяний г-на Буркитбаева и К°.

Письмо рассерженного респондента

Здравствуйте, Нина Савицкая!

Пишет Вам серьезный человек, полковник в отставке. Ваши материалы читаю давно. Я и мои коллеги наблюдали, как Вы защищали Ивана Худенко, которого пресса пыталась реабилитировать много лет и безрезультатно. Даже у московских журналистов ничего не вышло. А все потому, что Вы странным образом как-то додумались повернуть сторону защиты не на хозяйственные дела, а на исполнение законов. И доказали, что и в Советском Союзе законы были хорошие, но они не исполнялись. Таким образом Худенко (посмертно) и его товарищи были реабилитированы.

Я сам участвовал в задержании Княгинина Александра из Семипалатинска. Ему сначала шла "вышка", но Ваши материалы и статьи других журналистов появились в центральной печати, и суд стал постепенно снижать меру осуждения до 10, до 6 и, наконец, до 4 лет. Здесь Вы пошли не таким путем, как при защите Худенко, а наоборот, доказав наличие экспериментального производства, перевели всю защиту в хозяйственный пласт и снова выиграли. Это все я вспоминаю, чтобы Вам было понятно, что я давно, лет 20, наверное, если не больше, читаю Ваши статьи.

За газетой "БМ" слежу с ее первого номера. И мне сразу не понравилось, что в Ваших материалах существуют все те же диссидентские нотки, какие были при Советской власти.

Уважаемая Нина! Возьмитесь за ум. Наш Президент проводит реформы, а Вы ему мешаете. Когда назначили Серика Буркитбаева президентом Казахтелекома, это означало, что прежнее руководство не справилось с работой. Нового президента нужно было поддержать, помочь ему. А Ваша газета и лично Вы писали страсти-мордасти. И будто он шпион и торгует государственными секретами, и разворовал Казахтелеком, и поувольнял людей. Если бы это было правдой, то телефоны бы не работали. Увольнял людей из-за раздутости штатов - это и дураку понятно. А как он может выдавать гостайны, если он, как министр, клялся Президенту Назарбаеву стоять на страже интересов страны. Сегодня все еще идет передел собственности, наверное, кому-то из олигархов нужны линии телекоммуникаций, и они хотят сами распоряжаться государственным пакетом, а Буркитбаев им мешал это сделать. Я думаю, Вас обманули, дали неправильное направление, раньше Вашими материалами ЦК КПК руководил, а сегодня - Вы сами. И избрали неправильную линию. Подумайте над словами офицера. Мне уже 76 лет, я знаю жизнь, а Вы - нет. У Буркитбаева было много планов, он человек - открытый, рассказывал о них по телевизору и в газетах, я сам видел и читал. А сегодняшнее руководство, которым Буркитбаева заменили, трех слов не может связать. Интриги, знаете ли, бывают. Если бы у Буркитбаева и вправду были ошибки на работе, его бы не назначили советником Назарбаева. Советник - это выше, чем командовать Казахтелекомом и быть отраслевым министром. Вам надо поискать реабилитирующие документы на Буркитбаева, Вы это умеете делать, я знаю, а не копать под него. Время ведь не простит и рассудит.

Тихонов Иван
(Орфография и стиль автора сохранены, письмо публикуется без купюр).

Уважаемый господин Тихонов!

Благодарю Вас за такое замечательное письмо. Сожалею, что Вы читали не все материалы, опубликованные на полосах "БМ", а больше пользовались другими источниками, возносящими менеджерский и научный талант Серика Минаваровича Буркитбаева. Вы сами пишете, что Вы человек серьезный, и, думаю, внимательно прочтете все материалы этого номера, касающиеся деятельности ОАО "Казахтелеком". Это Вам, думаю, позволит несколько изменить свою точку зрения. Постараюсь Вас разубедить в Ваших заблуждениях языком цифр и документов.

Вы говорите: "Время… не простит и рассудит". Совершенно с Вами согласна: всему судья Бог. И я не сужу г-на Буркитбаева по его поступкам и делам. Это прерогатива судей и Всевышнего. Моя задача, журналиста, показать, какие были допущены перекосы в стратегической отрасли, для того, чтобы можно было восстановить экономический баланс, во-первых, и трудовую честь тех, кто изо дня в день обслуживает нас с вами, оказывая телекоммуникационные услуги, во-вторых, и в-третьих - предотвратить возможную утечку государственных секретов.

Господин Тихонов, Вы человек военный и знаете, что информационное оружие - это оружие средств несанкционированного доступа и выведения из строя электронных систем управления. Поэтому необходимо уделить особое внимание защищенности каналов, предназначенных для передачи особо секретной информации.

В странах СНГ самой закрытой спецслужбой является Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ) России. В штате этого ведомства много ученых: математиков, электронщиков, физиков и профессионалов связи. Они заняты глобальной радиоэлектронной разведкой, криптографией, обеспечением тайны переговоров по спецсвязи.

Пока в стране нет собственного производства, чтобы не оказаться заложником иностранных спецслужб, а также для предотвращения утечки информации с электронных средств связи необходимо пользоваться только продукцией фирм, получивших лицензию ФАПСИ и сертифицировавших свои средства криптозащиты, как было и раньше, во время существования СССР, а "Нурсат", обслуживая правительственные линии, во времена "буркитбаевщины" пользовался иностранным несертифицированным оборудованием. О чем это говорит?

Сообщения о тотальном контроле американских спецслужб за информацией, передаваемой по электронным каналам, находят подтверждение и в Европейском парламенте, и в мировой прессе. Как пишет газета "Интерфакс - АиФ", темой для недавнего обсуждения стала одна из самых современных шпионских сетей - ECHELON ("ЭШЕЛОН"). Вся информация, полученная по этой сети, тщательно изучается американским агентством национальной безопасности (АНБ).

Мы, вроде, тоже об этом знаем. И связисты, и правительственные чиновники, и парламентарии. Однако, когда между КНБ РК и АО "Казинформтелеком" (частная фирма) заключается соглашение о совместной деятельности и позже, когда АО "Казинформтелеком" и ряд других частных и иностранных компаний создают "Нурсат", которому передается обслуживание правительственных, в т. ч. и закрытых связей, ни у кого не возникает вопроса "Почему?". Наверное, потому, что инициатором и руководителем этих частных фирм был именно г-н Буркитбаев, умеющий говорить очень красочно, вдохновенно, хотя и не всегда понятно. Другого ответа, почему долгое время для "Нурсата" горел зеленый свет, по крайней мере у меня, нет.

Общая динамика изменения финансового состояния ОАО "Казахтелеком" сводилась к следующему: в период 1996-1998 гг. доходы компании упали, расходы значительно возросли.

Так, согласно балансу компании за 1996 г., доход ОАО "Казахтелеком" составлял почти 28 млрд. тенге. Этот доход был начислен по кассовому методу, т. е. отражал только реально полученные компанией деньги, и при этом - по старым (гораздо более низким, чем сейчас) тарифам. В 1998 г. компания уже работала по методу начисления и учитывала все потенциально получаемые доходы. Были сделаны корректировки в тарифах, в том числе и на инфляцию. Однако после всех корректировок в бюджет компании были заложены доходы лишь в объеме около 23 млрд. тенге.

Согласно бюджету ОАО "Казахтелеком" на 1998 год, сверстанному совместно со специалистами DAEWOO, дефицит средств компании на 1998 год составлял более 9 млрд. тенге при доходах по всей компании около 23 млрд. и расходах около 32 млрд. При традиционном недополучении компанией 30-40% доходов дефицит должен был вырасти до 15-18 млрд. тенге.

Суммы доходов и расходов были очень точно просчитаны департаментами Казахтелекома на основе мощности имеющегося оборудования, планируемого развития, реального абонентского состава, объемов необходимого финансирования эксплуатационной деятельности, заключенных договоров и различного рода обязательств, по которым нужно было платить в 1998 году.

Для того, чтобы скрыть реальное финансовое положение компании, в бюджет стали вводить весьма призрачные поступления от операций с евробондами (9,8 млрд. тенге) и различных будущих кредитов (5,7 млрд. тенге). На бумаге бюджет вроде положительный, однако бедственное положение компании стало проявляться все сильнее. А полная централизация всех доходов отразилась негативно на дальнейшем состоянии компании. Руководители филиалов абсолютно потеряли интерес к работе, так как их лишили возможности решать хоть какие-то вопросы развития подведомственных им предприятий связи. Сформированный подробный бюджет обнажил громадные проблемы Казахтелекома. В конце концов президентом компании и руководством DAEWOO данная версия бюджета была спрятана под сукно.

Ситуацию в компании сильно усложнили различного рода кредиты. Некоторые из них были направлены на полный выкуп совместных предприятий Декател (Казахтелеком - Deteline, Германия) и Сател (Казахтелеком - Телстра, Австралия). Эти предприятия, приносившие Казахтелекому большую долю прибыли, были парализованы и практически искусственно и полностью разрушены. Ранее в учредительном договоре с Deteline (Дойчетелеком) присутствовала очень важная для Казахстана деталь - немецкая сторона в расчетах с казахстанской стороной обязалась в течение десяти лет держать расчетную ставку 4 марки/минута. После прекращения деятельности расчетная ставка уменьшена немецкой стороной вчетверо. Трафик на Германию является самым большим в общем потоке каналов международной связи. После выкупа Декател Казахтелеком стал по этим направлениям получать дохода меньше, чем в то время, когда он владел лишь частью СП. К тому же, часть корпоративных бизнес-клиентов и дохода этих СП попали не к Казахтелекому, а к "Нурсату" и Казинформтелекому. А вот на покупку Сател у Казахтелекома уже не достало денег, и он просто объявил о своем выходе из состава учредителей. СП рассыпалось. Таким образом, в угоду "Нурсату" и Казинформтелекому были испорчены отношения с крупнейшими международными телекоммуникационными компаниями - Дойчетелекомом и Телстрой.

Развал некоторых СП повлиял на рост трафика и, соответственно, доходов АО "Нурсат". "Нурсат", кроме спутникового доступа для осуществления международного трафика, имел и имеет прямой доступ к сети телекоммуникаций общего пользования (СТОП) ОАО "Казахтелеком", что является грубейшим нарушением "Положения о порядке подключения операторов к СТОП". Согласно этому положению, ни один оператор, имеющий доступ к международному трафику, не владеет правом на подключение к СТОП. "Нурсат" в настоящее время имеет по всем показателям приоритетные по сравнению с другими операторами условия подключения к СТОП (в том числе и финансовые условия).

Да, в этот период техническое состояние Казахтелекома оставляло желать много лучшего. Тогдашнее руководство творило по принципу "после меня хоть потоп". Именно поэтому процветали компании, находящиеся под личной опекой руководства телекоммуникационной отрасли. Но нужно было думать и о государственной компании. И о ее долгах.

Тогда один из кредитов был взят в лондонском отделении DAEWOO для погашения германского кредита. После погашения очередного транша германского кредита Казахтелеком задолжал ту же сумму, но со значительными процентами, теперь уже корпорации DAEWOO.

Корпорация DAEWOO, купившая в мае 1997 г. 40% голосующих акций Казахтелекома и взявшая на себя обязательства инвестирования 1 млрд. $, уже в январе 1998 г. искала возможность уйти из Казахтелекома. К тому времени DAEWOO успела сделать поставки своего оборудования и автомобилей в Казахтелеком на несколько миллионов долларов по завышенным ценам и весьма сомнительного качества. Корейские телефонные станции, поставленные в Казахтелеком, на момент поставки не имели сертификатов качества. Кроме того, по этим станциям возникла проблема стыковки с существующим оборудованием, так как они не были адаптированы к нашим условиям. Большинство этих станций толком не работают и в настоящее время. Затраты же, произведенные на их покупку, были включены в тарифы Казахтелекома на услуги связи. Автомобили DAEWOO Damas обошлись Казахтелекому более чем в 8 000 долларов каждый, а всего более чем в 1 100 000 долларов. При такой большой оптовой покупке автомобилей (300 штук) корпорацией DAEWOO, естественно, предусматривались большие скидки, странным образом не отразившиеся в показываемой цене.

В основном все большие и сомнительные покупки и заказы на строительство велись через специально созданные для этой цели подразделения Казахтелекома - эксплуатационно-хозяйственное объединение (ЭХО) и дирекцию по строительству объектов телекоммуникаций (ДСТИ), руководителями которых были назначены исключительно преданные С. Буркитбаеву люди.

В августе 1997 г. между Казахтелекомом и DAEWOO был заключен кабальный для Казахтелекома договор о сервисных услугах. По этому договору за свою работу в Казахтелекоме сотрудники DAEWOO, кроме заработной платы, получили еще и более 2 млн. долларов, по 200-250 тысяч долларов США каждый иностранный работник, не считая понесенных Казахтелекомом больших расходов по их проживанию и командировкам, причем деньги платились и за отсутствующих сотрудников. И даже, что интересно, в этом договоре, кроме всего прочего, указывалось: "ДЭУ предоставит необходимые… услуги, включая политическую и практическую деятельность…".

Что это за политические услуги, которыми манкирует иностранная держава? В общем, для Казахтелекома это было инвестированием "наоборот".

А в январе 1998 г. Буркитбаев пошел на сознательный обман правительства, представив на совещание, посвященное иностранным инвестициям, справку об инвестициях DAEWOO. В нее были включены суммы заключенных договоров на покупку у корейской стороны различного оборудования. Эти затраты ни в коем случае нельзя считать иностранными инвестициями.

Государству нанесен огромный моральный и материальный урон, оцениваемый в десятки миллионов долларов.

В феврале 1998 г. корпорация DAEWOO продала свои акции без выполнения инвестиционных обязательств. В марте президент Казахтелекома уже имел на руках официальный реестр акционеров ОАО "Казахтелеком", в котором отсутствовала корпорация DAEWOO, однако вплоть до лета он везде утверждал, что корпорация DAEWOO является акционером и стратегическим инвестором Казахтелекома. Заявил он об этом и на совещании РСС (региональное содружество связи стран СНГ) в мае 1998 года. Что крылось за этой мистификацией? Неловкость от того, что широко разрекламированный проект века рассыпался, или нечто иное?

…Президента Казахтелекома всегда отличало нежелание подписывать какие-либо бумаги, влекущие за собой какую-либо ответственность.

Так, в частности, многие указания по тем или иным финансовым вопросам он давал устно и не ставил своей подписи на финансовых документах (например, в еженедельных графиках платежей, квартальных бюджетах, договорах и т. д.), на которых обязан был расписываться или отклонять данный документ. Таким образом, в период присутствия DAEWOO в Казахтелекоме все финансовые вопросы были отданы на откуп главному финансовому директору от корпорации DAEWOO Ом Х.С., что давало последнему возможность приоритетно оплачивать счета южнокорейской корпорации.

В 1997 г. в реестре акционеров - владельцев привилегированных акций Казахтелекома неожиданно появились два новых акционера - С. Буркитбаев и Н. Барелко (помощник президента). Откуда могли появиться 2500 новых акций в то время, когда было объявлено, что распределение их завершено и резерва больше нет? Впрочем, объяснение этому есть. Шли повальные увольнения работников связи. Многие оставались без средств к существованию, руководство Казахтелекома дало во все СМИ (кроме нашей газеты) объявление о покупке привилегированных акций. По бросовой, правда, цене. И люди, так и не устроившиеся с работой, их продали. Кстати, на одном из собраний, где рассматривались неприятные для компании вопросы привилегированных акций, С. Буркитбаев принародно объявил, что хочет от своих акций отказаться, но не сделал этого.

В Казахтелекоме хорошо оплачивались счета на представительские расходы руководства. При этом они тщательно маскировались под накладные расходы головного офиса. Очень большие средства расходовались на ремонт и дорогую мебель. Ремонт заказывался только определенной фирме, покупка мебели проводилась в строго определенном магазине. Значительные суммы шли и на поддержку имиджа.

В период, когда С.Буркитбаеву исполнилось сорок лет, бухгалтерией была произведена оплата, равная по курсу того времени 10 000 долларам США, в неизвестную фирму для проведения какого-то якобы совещания. Однако, как выяснилось позже, эти деньги были потрачены на "день рождения Серика Минаваровича". Может, это только злые языки говорят? Хорошо бы независимому аудиту заглянуть в документы.

Противостоять Серику Минаваровичу было некому. Ибо он не только стратег, но и тактик. Понимал, что производственная деятельность Казахтелекома курируется АО "Интел", и в любой момент возникнет вопрос о "подведомственных частных компаниях" и отчете по проведению государственной политики. Поэтому Буркитбаев, объясняя это жизненной необходимостью, стал добиваться передачи пакета АО "Интел" Казахтелекому, однако получил отказ, но не успокоился. Интел был дамокловым мечом. Вот еще один документ: "…В банке данных АО "Интел" накоплены сведения о сетях коммуникаций не только Алматы, в частности, имеется полная база всех телекоммуникационных сетей республики, а также государственных органов, органов правительственной связи, силовых структур республики, многих министерств и ведомств. В настоящее время АО "Интел" работает над проектами телекоммуникаций для министерств и ведомств в Астане, а также интеграции сетей телекоммуникаций республики в мировую сеть. В связи с этим Департаментом госимущества и приватизации по согласованию с Министерством финансов РК государственный пакет акций АО "Интел" выставлен на коммерческий тендер со следующими условиями:
- сохранение профиля деятельности в течение не менее 5 лет;
- сохранение персонала в количественном и качественном составе;
- обеспечение секретности документации, хранящейся в АО "Интел"…

Так и хочется спросить - обеспечить секретность на время сохранения профиля деятельности, т. е. тоже на пять лет?

В итоге за 60 млн. тенге государственный пакет (100%) акций АО "Интел", стоящий по самым приблизительным оценкам как минимум вчетверо дороже, продан ТОО "ТОКОМ", ранее неизвестному на телекоммуникационном рынке и, по слухам, возглавляемому родственником г-на Буркитбаева. Сказать, какой ущерб такими действиями нанесен государству, вряд ли кто сможет. Ведь в очередной раз все чертежи с особенностями и тайнами секретных линий оказались в частных руках. Новый Комитет по связи и информатике, созданный в Минтранскоме, по существу, равно как и Биллинг-центр (очередное детище Серика Минаваровича, созданное с нарушениями законов РК), не получили соответствующей архивной базы.

Что на это можно сказать?

Еще в 1996 г. пять нобелевских лауреатов из Америки направили правительству Черномырдина открытое письмо, в котором отметили, что "политика невмешательства государства в экономику не оправдала себя. Государство должно играть центральную, координирующую роль в создании государственных и частных организаций и учреждений, обеспечивающих функционирование рыночной экономики".

Но к этому времени булгаковская Аннушка уже пролила свое масло, и постановление правительства РК № 666 от 17 июня 1994 г. осталось не просто нереализованным или проигнорированным, а выполненным с учетом корыстно-ведомственных интересов определенных лиц, т. е. с отступлениями от заданного. Согласно этому постановлению, между прочим, либерализация отрасли должна была состояться в порядке, определенном Национальной программой разгосударствления и приватизации в РК еще на 1993-1995 гг. (II этап). К тому же, этим постановлением предлагалось в п.4… обеспечить защиту интересов РК и реализацию государственной политики в области телекоммуникаций; способствовать формированию и развитию рынка, проведению антимонопольной политики в сфере телекоммуникационных услуг…

Постоянно задаюсь вопросом, есть ли орган, который контролирует выполнение решений и постановлений правительства, Указов Президента? Ведь мало создать хороший документ, надо заложенное в нем еще и в практику претворить достойно.

Ведь что мы сегодня видим?

Справедливое возмущение депутатов по поводу отсутствия конкуренции на рынке телекоммуникационных услуг, не всегда соответствующее положенному качество обслуживания, недостаток в технологиях и оборудовании новейших типов, негодование премьера по этому же поводу…

Справедливое возмущение, но уж очень запоздалое. Еще пару-тройку лет можно было бы многое из навороченного Буркитбаевым и К° предотвратить. А теперь приходится лишь констатировать негативные факты и отдельные суммы ущерба, нанесенного государству. Хотя, некоторые акции, как продажа Интела или банкротство АСКБ "Алатау" и другие, материальному подсчету просто не поддаются.

Эти действия отбросили страну на много лет назад в технологическом плане, отрицательно сказались на национальной безопасности молодого государства. Ведь открытость политики еще не означает допуска к своим секретам всех и вся.

Так что хозяйство нынешнему руководству как Министерства транспорта и коммуникаций, так и Казахтелекома досталось очень нелегкое. И рубить с плеча: министра в отставку, назначим нового - вряд ли позволительно.

Новых назначить и министра, и президента отрасли связи - не проблема, но сколько еще лет эти новые будут разбираться в старых наворотах? Кто-нибудь на этот вопрос может ответить? А он волнует многих. В том числе и нашего сердитого респондента, г-на Тихонова, думаю, теперь уже понявшего, что браться защищать деяния г-на Буркитбаева - дело не слишком благодарное. И вообще - неблагодарное.

Да, в древних Афинах правильно рассуждали, что дабы был эффект от деятельности верховного правителя и управляющих, нужен не только прилюдный отчет, но и анализ сделанного. Завалы в работе старой команды не прикрывались мишурой, не прятались под сукно, их устраняли. И тогда обоз с "наломанными дровами" не обрастал новыми наломами. Как это, не ровен час, может произойти в нашем случае

-----

ЦИНИЗМ ПОЛИТИКА- ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ
Нина Савицкая, "Бз-Мы", 28 августа 2001 г.

Одни давали по телефону согласие на интервью и… не приходили на встречу. Другие приходили на встречу и… сбегали, едва успев поздороваться. Третьи, узнав о теме интервью, молча, не говоря "нет", просто клали трубку на рычаг и больше, сколько бы я не звонила, ее не поднимали. Что же такого страшного в моем вопросе?

Но прежде о тех, кому он был адресован. Людям, которые в период премьерства г-на Кажегельдина занимали достаточно высокие посты и чьи организации под давлением Акежана Магжановича были либо упразднены, либо искусственно обанкрочены. Причем, менее всего меня интересовали экономическая и финансовая стороны деятельности международного брокера, несмотря на то, что некоторые эпизоды рассмотрены следствием и судом частично, другие - за закрытыми дверями, третьи - вообще не вошли в реестр обвинения.

Например, проблема скоропалительного, в считанные дни, закрытия КРАМДС-банка, который по уровню активов и кредитов вполне мог соперничать с сегодняшним, самым крупным, Казкоммерцем. Не в упрек Казкоммерцбанку, а для сравнения - КРАМДС-банк в 1987-88 гг. даже превосходил его.

Чем КРАМДС-банк не угодил Кажегельдину? Тем, что Кажегельдин не был одним из его учредителей - физических лиц? Но и впоследствии, если мои сведения верны, в Казахстане, по крайней мере, он не стал совладельцем какого-либо банка.

Чтобы курировать политику банка? У Кажегельдина были высокие полномочия, и кто бы отказал в чем-либо премьеру? Не по восточным традициям было бы. Впрочем, своеобразный в общении и самостоятельный в своих поступках Виктор Трофимович Те мог, конечно, ответить отказом… к тому же были и другие подобные учреждения, поднять одно из которых до уровня и выше Крамдс-банка не составило бы труда при возможностях премьера, тем более, Акежана Магжановича - питомца Комитета государственной безопасности СССР, сопровождавшего, по его словам, в предперестроечный период, перевозку средств вагонами и курировавшего банковскую отправку денег за границу.

Значит, что-то третье заставило упразднить рентабельный банк. Что?

Среди клиентов банка было много мелких вкладчиков: пенсионеров, членов малообеспеченных семей, т. е. представителей социально незащищенных слоев. Закрытие банка, в первую очередь, било по ним. Многодетные матери, разместившие свои нехитрые сбережения, чтобы хоть как-то, получением, пусть мизерной, ренты, но обеспечить существование семьи в будущем, старики с нищенской пенсией, интеллигенция с окладами, не достаточными для достойной жизни, оказались в западне. Многие и сегодня не получили назад своих вкладов и продолжают их добиваться, другие - просто не дожили, кто-то так и не доживет до возвращения своих кровных. По замыслу инициатора или инициаторов уничтожения банка, где находились вклады социально незащищенных людей, они, эти люди, вероятно, должны были устраивать забастовки, митинги, участвовать в бунтах, других формах неповиновения власти, чтобы тем самым вызвать мощный социальный взрыв, который бы привел к смене режима власти и отставке тогда и ныне действующего президента страны. Мне думается, именно такую политическую цель преследовали устроители этого финансового гала-шоу: свержение зарождающейся демократии путем социального неповиновения. Но, к счастью, наш народ мудр, и этого не произошло.

Вот он, первый вопрос, на который я хотела получить ответ: политическая оценка деяний Кажегельдина и компании.

Согласитесь, не имея соратников-коллег, г-н Кажегельдин, историк по образованию, в прошлом школьный учитель, закончивший экономический факультет Нархоза заочно, не знакомый с тайнами коммунистическо-мадридского двора, не обладающий аппаратными связями, вряд ли смог бы единолично претворить амбициозные планы в практику. Но это произошло. Это установленный факт.

Не стану приводить уже известный многим перечень обвинений, вмененных судом г-ну Кажегельдину. Заострю внимание лишь на том, что процесс был не политический, Кажегельдина обвиняли и обвинили, по сути, в мошенничестве и мздоимстве.

Но оценка должна быть политическая. Премьер, являясь главой правительства, направляющего национальную экономику страны и курирующего деятельность предприятий всех остальных форм собственности, хотим мы того или не хотим, является не только вторым лицом в государстве, но и фигурой крупного политического масштаба. Публичным политиком.

Как-то меня спросили: почему я так сильно не люблю Кажегельдина? В самом деле - почему?

Во-первых, он - не блюдо или платье, которое можно любить или не любить. Во-вторых, меня всегда ужасал и ужасает откровенный цинизм. Цинизм, с которым брались взятки и проводились аферы против государства, против народа, против казахстанского общества.

"Иногда мне хотелось крикнуть нашим гражданам: "Да подождите вы немного, не торопитесь судить и разочаровываться. Еще чуть-чуть - и положение выправится. Вы просто не знаете, что я действую для вашего же блага…" (А. Кажегельдин, "Казахстан: право выбора", Алматы, 1998 г.).

Это кому крикнуть? Плачущим старикам, стоящим день и ночь напролет у ворот КРАМДС-банка? Или связистам из Казахтелекома, обливающим себя бензином в знак протеста против буркитбаевско-кажегельдиновской политики банкротства отрасли? Или крестьянину из аула, жарящему для детей на завтрак, обед и ужин элитные семена, потому что в доме - хоть шаром покати? Разве это не цинизм публичного политика? Цинизм, который стал не только притчей во языцех, но и - самое страшное - примером для подражания.

Недавно я стала невольным свидетелем разговора двух молодых парней. Они шли впереди меня и, не таясь от чужих ушей, говорили в модной ныне манере, с матом через слово и очень громко. Маты опускаю, а саму беседу привожу достаточно полно. Суть в том, что один из парней жалуется другому на отца.

- Посмотри, …все наши студенты на машинах.. и каких! У всех отдельные от предков квартиры.. Захотел… привел, никто не ноет. В кабаки ходят и обедать, и ужинать. А мой… ничего, уперся в телевизор, все газеты с сообщениями о суде над Кажегельдиным читает. Негодует, мол, вор…

- Ты считаешь, Кажегельдин - хороший человек?

- Да молодец он, молодец. Мой-то старик рядом с ним был, тоже мог брать, а… порядочный, коммунист-большевик, вот и живем со старыми коврами. Еле на сотку бабок выпросил. Никаких запасов на завтра. А я как буду жить?

- Работать будешь!

- Ты что, офигел? Работают только...

- Суд Кажегельдина осудил, а если б с ним и твоего отца?

- Кажегельдин молодец, горелым запахло, смекнул, уехал. И… попробуй его достань. Ему еще американцы приплатят.

- Он же никогда в страну не вернется…

- А … нужна она кому? Закончу институт, кину кого побогаче и тоже рвану. Хочешь со мной?

Наверное, не только для этого юноши, яро возмущающегося порядочностью собственного отца, Кажегельдин-эмигрант, заочно осужденный к 10 годам строгого режима с конфискацией имущества, стал идолом-божком. Но и для многих представителей "золотой" молодежи, в праздношатании проводящей время на папино-мамины, не совсем честным путем добытые деньги.

А те, кто пострадал или кого разорила политика, проводимая Кажегельдиным, почему они боятся раскрыть перед диктофоном журналиста рот? От страха перед завтрашним днем. Некоторые из них в самом деле верят, что Кажегельдин не просто вернется в страну, а на самый высокий пост. На то он и международный брокер, сказал мне один из тех, кто не решился на интервью, а вдруг, его американцы усадят в кресло? Что тогда? Пострадаю ведь не только я, но и вся моя семья, друзья, коллеги…

Что же, забота о ближнем похвальна!

Однако ее, такой заботы - из-за страха, вынырнувшей из глубин истории, могло и не быть, если бы экономическим преступлениям публичного политика была дана должная политическая оценка.

Построили и ввели предприятия, выпускающие конкурентоспособную продукцию. Это политика? Конечно. Наш товар вровне с другими вышел на международный рынок, мы стали сильнее и значимее.

А почему "откат назад" в экономическом плане не должен быть рассмотрен с точки зрения политики? Почему наша говорливая оппозиция, привыкшая, с точки зрения политики, оценивать все и вся, всячески осуждая некорректность заочного судебного процесса, не смогла, не захотела, не осмелилась дать экономическим преступлениям как политическую, так и нравственную оценку? Неужели трагедия в чужой стране атрофировала чувства по отношению к своей? За американскими событиями как-то смикшировались и вынесение приговора, и необходимая аттестация ситуации.

Был ли в самом деле заговор против демократии, возглавляемый отцом теневой экономики и родоначальником олигархов? На этот вопрос могут ответить сами участники событий и, конечно же, разведчики и контрразведчики того времени. Но попытки безусловно были. Сценарий - вполне в духе большевиков. Придя к власти, захватить, в первую очередь, банки, телеграф, почту, транспортные пути.

Второй крупномасштабной акцией после падения КРАМДС-банка было искусственное обанкрочивание Казахтелекома и ряда не подлежащих приватизации стратегических объектов. Казахстан по многим позициям, связанным с электротехническим оборудованием, компьютеризацией, оказался отринутым от современных собственных технологий. Многих мучит вопрос, в том числе и меня, где разработки АСКБ "Алатау", предприятия, работавшего, и успешно, до прихода, по приглашению Кажегельдиным, Буркитбаева на пост президента Казахтелекома, на боевую мощь Советской Армии?

Конверсионные работы в угоду американцам, проведенные на Сары-Шагане, превратили некогда мощное предприятие в полигон по добыче местными жителями цветного лома для сдачи его за копейки, чтобы купить на них хлеба насущного. Кому это было выгодно?

Алматинское городское предприятие связи "Алтеба", учрежденное в свое время Алматинской мэрией, без согласия собственника в течение суток было изъято из городского хозяйства и передано новому собственнику. На каком основании? Мэр Алматы не смог этому противостоять. Не смогли противостоять негативным ситуациям и другие должностные лица даже после отхода Кажегельдина от власти.

Балташ Турсумбаев, например.

Он работал секретарем Совета безопасности, когда один настырный журналист показал ему заметку, которую готовился передать на радио "Свобода", о том, как Казахстан торгует осмием как картошкой. Некоторое количество этого радиоактивного вещества, произведенного в республике, вывозилось частным лицом для продажи через Германию, и продавец был задержан во Франкфурте-на-Майне, в отношении Казахстана заведено юридическое дело. Журналист предложил: - Балташ Турсумбаевич, приведите все в нормальное положение, и заметка на "Свободу" не пойдет. Турсумбаев согласился, доложил в правительство Кажегельдину. Акежан Магжанович показал ему другой контракт, с российским "Возрождением", так, к стати , не выполненный, исключающий данную и подобные ситуации. Разговор был вполне дружелюбным. Но очень скоро Турсумбаеву пришлось стать послом в Турцию. Позже, уже в другое правительство - Балгимбаева, его пригласил одним из вице-премьеров Нурсултан Абишевич. Но кто знал, что всего на четыре месяца? Первый серьезный анализ Балташ Молдабаевич сделал по Казахтелекому - на основании писем и докладных бывших его работников, профессионалов, от которых избавился Серик Буркитбаев. Серик Минаварович тогда уже готовился кресло президента кампании сменить на трон министра транспорта, коммуникаций и, как это ни странно выглядело, туризма. Турсумбаев поддержал профессионалов. Увидел рациональность и радение о государственном деле. Доложил Президенту. Нурсултан Абишевич его поддержал. В этот период для проверки Казахтелекома была создана комиссия из людей, близких к Буркитбаеву. Президент предложил упразднить ее и назначить для дачи объективной оценки новую - изнезависимых аудиторов. Шел конец года, менялся кабинет. В новый кабинет Турсумбаев уже не вошел: и все на этом затихло. Новая комиссия так и не заработала.

С той поры Балташ Турсумбаев - безработный. Но в когорту обиженных демагогов он не вошел.

Этот эпизод я вспомнила не случайно. Газета "Мегаполис" (№37, 19.09.2001) в своем обзоре констатировала тот факт, что БМ "против экс-министра", то бишь г-на Буркитбаева.

Прошу прощения, господа, но БМ не против Буркитбаева.

Она против тех методов и политики, которые он насаждал в сговоре ли, по согласованию ли с упоминаемым экс-премьером. Пусть Серик Минаварович живет и здравствует.

Но.

Вряд ли хорошо, когда отраслью приходит руководить дилетант в этой области. При нашей, видимо, катастрофической нехватке управляющих кадров на посты руководителей назначается кто угодно, только не профессионалы. Можно понять, и думаю, правильно, когда первый руководитель - финансист, экономист, юрист. Валюта и Закон - они и в Африке - валюта и Закон. Но когда физик-математик "поднимает" телекоммуникации, называя телекоммуникационные станции "железками", то как он назовет железную дорогу, которую на железнодорожном сленге много лет так и именуют - наша железка! Наверное, башмаком, а может - и костылем. Ну что, кроме ироничной улыбки, может вызывать человек, первый руководитель отрасли, сначала заявляющий, что де, мол, кто это придумал, что, казахстанцы с рождения имеют право сразу 14 на обладание сотовым телефоном и автомобилем и, сам в итоге, пытается внедрить в Актюбинске… видеотелефон для массового пользования. Конечно, бабушке посмотреть на внучка-студента приятно. Но кто оплатит немыслимые для пенсионерки расходы на связь, если ей простой телефон, не то что видео, не по карману!

И смех, и грех!

Или "проекты века" по объединению всех коммуникационных линий? Уж и коммунальные коммуникации, инженерные - стоило бы сюда внести, для размаха, может, тогда бы проект не прогорел? А ведь как говорил! Убедительно, хотя и не совсем понятно. Процитирую одну фразу, являющуюся и по сей день для меня загадкой.

Что за фазы? Электрические? Или это он говорит о людях-тугодумах, что они с опозданием… Или что-то иное?

Без литературного толмача здесь не разберешься!

В любом случае - если это на домашнем уровне, за кухонным столом, можно и поулыбаться. Смех скрашивает житейские и рабочие проблемы. Но вот когда такой "полиглот" вещает с большой трибуны или, более того, руководит огромной стратегической отраслью, тут, мне думается, не до улыбок. Даже иронических. И не дай бог, с лихой карьерой и 200000$ премиями станет очередным для кого-то божком...

А что касается слухов, которые, по утверждению того же "Мегаполиса", ползут о Серике Минаваровиче, мы как-то не слышали. Или не слушали? Предпочитаем пользоваться документами, а их у нас не на один килограмм потянет, связаных с деятельностью г-на Буркитбаева в должностях ЭКС, до кресла советника Президента. Вообще-то, понятие "слухи", судя по толковому словарю, приравнивается к понятию "сплетни". А вот отделение международной еврейской просветительской организации "Эш а-Тора" решило начать в США при поддержке известных политиков и актеров кампанию по борьбе со сплетнями. Кампанию поддерживают известные сенаторы, а также актеры Том Круз, его экс-супруга Николь Кидман, Вупи Голдберг и Бет Мидлер.

Организация Words Can Heal ("Слова могут исцелить") собирается при помощи телевизионной и наружной рекламы напомнить о той силе, которую имеют слова на людей. Words Can Heal опубликовала опрос, показавший: 69 процентов респондентов считают, что сплетни - это серьезная проблема в школе, 79 процентов - на работе, 80 процентов - в политике и 84 процента - в прессе.

Пример, достойный подражания. И нам бы всем поменьше собирать слухов и основываться в своих выводах и публикациях на документах и документальных записях. Узун кулак, еще не заменили ни телефон, ни диктофон, ни документ, отпечатанный на компьютере, ксероксе или просто пишущей машинке.

Так что повторюсь: мы не против Акежана Кажегельдина. Мы против политического и экономического цинизма. Мы не против Серика Буркитбаева. Мы против дилетантизма наших управленцев и их всеядности.

Устранение явлений, подобных тем, о которых БМ писала в материалах "Мины, заложенные на телекоммуникационном рынке", "И десять тысяч долларов - на день рождения… Какая мелочь!" и др, возможно лишь при оценке их соответствующими органами и отсечении больных мест от здоровой экономики, которую приносят новые команды.

-----

Правда у каждого своя. А истина?
"Бiз-Мы", 23 октября 2001 г.

Редакция просит считать данный материал открытым письмом к обозначенным представителям казахстанской власти и, согласно Закону о СМИ и Гражданскому Кодексу РК, ждет на него официального ответа.

Председателю Совета безопасности г-ну Сарсенбаеву А.С.
Заместителю председателя КНБ г-ну Алиеву Р.М.
Первому вице-премьеру г-ну Ахметову Д.К.
Министру транспорта и коммуникаций г-ну Масимову К.К.

Вы верите в науку, технический прогресс, эффективные технологии?

Я верю.

Вы верите в интеллектуальные силы, нравственность, патриотизм?

Я тоже верю.

А верите ли вы, уважаемые респонденты газеты, в колдунов, черный сглаз, любую нечистую силу?

М-да!? Повторим за принцем датским: "Есть много на земле и в небесах такого, что нашей мудрости не снилось!".

Разве по непонятной причине не гибли целые города, словно лишались какого-то важного жизненного источника? Пришли в упадок и запустение древние Вавилон, Афины, Рим. Историки винят в этом то нашествие варваров, то экономический упадок или кризис нравственности. А вдруг все объясняется иначе? Вдруг какие-то неизученные виды энергии, распознать которые дано только Будущему, действуют на организм человека и окружающую его природу так, что не каждому удается распознать Истину, и большинство принимают за нее свою обыденную, удобную только ему одному правду? Истина - это высшая материя, исключающая одну или множество полуправд.

Правда в том, что человексущество мыслящее, и он живет. А Истина - КАК живет. Либо самосовершенствуясь, либо вредя всем и наживаясь на этом. Положим, терроризм в нашем понятии - зло. А в понятии террориста? Некая идея-фикс, за которую отдается жизнь…

Начавшаяся борьба с терроризмом, по сути, новая форма войны - третьей, мировой. И удары наносятся по самой бедной стране - Афганистану. Более миллиона афганцев покинули свои жилища. Большинство этих людей ждет голод. В то же время, считая терроризм пороком, Организация Исламская Конференция на своем заседании высказалась за то, чтобы война с терроризмом проходила… вне границ мусульманского мира. В чем же Истина? В том, что гибли, гибнут и еще будут гибнуть множество неповинных людей наряду с участниками террористических организаций. В том, что идет искусственный раздел мира на мусульманский и христианский. В том, что в эту ситуацию втянуто много стран, в т. ч. и Казахстан. Мир разделился как бы на три большие группы: террористы, антитеррористы и воздержавшиеся. Однако, несмотря на коренную разницу этих характеристик, все государства усиливают собственную национальную безопасность. Это правда. В Казахстане произведены замены в руководящем составе Вооруженных и мобильных Сил, Министерства обороны, Совета безопасности. Идет подготовка к встрече беженцев, приостановлены некоторые железнодорожные сообщения, как с Таджикистаном, например. Переведены на новые режимы работы многие предприятия, организации и службы, имеющие непосредственное отношение к созданию безопасной жизни внутри страны. Даже пропускной контроль в некоторые здания усилен.

Так-то это так. Но существуют позиции, которые изменить в считанные часы сложно. Многие помнят случай, произошедший в 1994 г. В тогда новой алматинской резиденции президента было смонтировано иностранное телекоммуникационное оборудование. И едва Нурсултан Абишевич провел закрытое совещание, как ему позвонил Борис Ельцин, задав уточняющие вопросы именно по неафишируемой теме и спросил, зачем он говорит об этом на весь мир? Ситуация была шоковая. В импортном оборудовании оказались прослушивающие устройства.

В течение суток оборудование заменили на аппаратуру российского производства, ту, на которой первоначально настаивал экс-директор "Алтебы" (Алматытелекома) Адебиет Сатеков. Утечка информации была предотвращена, но Сатеков тем самым наступил на грабли, которые в дальнейшем выбили его из "седла". Через год с небольшим руководителем в отрасль пришел Серик Буркитбаев, большой охотник до всего импортного. Это при нем частный "Нурсат", тогда еще с иностранным участием, стал обслуживать президентскую связь и телекоммуникационные линии силовых служб.

Когда БМ забила тревогу на предмет использования несертифицированного оборудования зарубежного производства (тестовая лаборатория на постсоветском пространстве одна и находится в Москве), газете "авторитетно" пояснили, что между помещениями "Нурсата" и Агентства правительственной связи поставлен отражающий экран и именно поэтому нет смысла тревожиться по поводу утечки информации.

Да причем здесь экран? Если оборудование не сертифицировано - не известно, в какие его детали могут быть вмонтированы "жучки". Что, экраном утечку информации из кабинетов руководителей силовых ведомств можно предотвратить? ФАПСИ, например, соблюдает строгие правила безопасности. Чтобы разговоры Путина не могли прослушать иностранные спецслужбы, он пользуется засекреченными каналами связи, но не частными. Вся телефонная аппаратура у него - только российского производства. Это позволяет избежать хитроумных "закладок" для снятия информации. В импортные же аппараты еще на стадии производства в пластмассу корпуса могут быть вмонтированы "жучки".

А какими аппаратами, каким телекоммуникационным оборудованием пользуется президент Назарбаев? Если линиями, арендованными у "Нурсата", то сложно давать какие-либо гарантии. Вспомните нашумевшую историю с попыткой продажи устаревших военных самолетов, итогом которой была самоотставка двух известных чиновников из высшего звена власти. Не будем вдаваться в аморальность этой сделки, лучше подумаем, как о ней стало известно американцам в первую очередь? Вывод сам напрашивается - утечка информации. Именно вскоре после этого правительство настояло на покупке "Кателко" иностранного пакета акций "Нурсата".

Однако, "Нурсат", у которого агентство правительственной связи продолжает арендовать каналы, был и остается частной компанией, нацеленной на зарабатывание денег для своих учредителей, таких же частных организаций, как Казинформтелеком, например, принадлежащий г-ну Буркитбаеву. Тот самый Казинформтелеком, реклама которого нашла ныне свое место на 31-ом телеканале. Во-вторых, несмотря на изменение в составе акционеров, сертификация оборудования на предмет не его безопасной работы (этим занимается служба стандартов КНБ "Отан"), а защищенности от утечки информации не проводилась.

А ведь это оборудование - специального назначения, полученное именно для данной организации в указанных целях: обслуживание президентских, правительственных и иных государственных линий связи по гранту Нанна-Лугара в период замышлявшейся конверсии на полигоне Сары Шаган. Кто возьмет на себя ответственность и подтвердит его защищенность - Совет безопасности, КНБ, какая-то другая организация?

Не уверена, что кто-то из нового состава руководителей этих органов сможет, положа руку на сердце (на Конституцию РК), подтвердить безопасность телекоммуникационных линий своих систем и аппаратов президента и правительства. Правда в том, что они не знают истинного положения дел, не знают, что происходило до них. Не знают этого и депутаты парламента. В противном случае они бы поддержали своих коллег Булата Абилова и Гани Касымова, предлагавших заслушать предыдущее руководство отраслью и прежних премьеров страны, вместо того, чтобы пускать пузыри вокруг "повременки". Лишь независимый аудит - технологический и технический, проведенный специалистами-профессионалами, подтвердит, что информационная безопасность в опасности, что страна стала заложницей иностранных технологий посредством импортной аппаратуры, невольно или по злому умыслу внедренной на наших телефонных станциях в бытность г-на Буркитбаева первым руководителем отрасли и министерства.

Все мы прекрасно знаем, что компьютеры, координирующие цифровые станции, управляются соответствующими программами. Основной разработчик и техники, и программного обеспечения - всемирно известная фирма Microsoft, много лет, к тому же, сотрудничающая достаточно тесно с ЦРУ. В несертифицированном на предмет защищенности утечки информации оборудовании некоторые детали или даже целые узлы могут выполнять несколько функций. Работая в основной программе, они одновременно могут принимать сигналы "извне" или даже их посылать. Во втором случае - это элементарное устройство-шпион. В первом, что не менее неприятно - получив сигнал на "сбой", "сгорание" или отключение, командующие компьютеры, задействуют дополнительные возможности и выполнят эти команды в любой момент.

Подобная ситуация в мировой практике - не новость. Чуть более года назад подобное было в Ираке, когда компьютеры, которые управляли ПВО, получили команду извне и остановили всю деятельность. ПВО, таким образом, вышла из-под контроля иракских властей, а точнее, ее деятельность была парализована. В любой момент это может произойти и в Казахстане. Электронное оборудование не просто не сертифицировано, более того - местные связисты не имеют права, согласно контракту с инофирмой, нарушить его целостность. Никто (!) не знает, какие "чипы" вмонтированы и как программы поведут себя в критическом состоянии.

Российские специалисты, немецкие и некоторых других стран отказались от использования программ Microsoft уже в законодательном порядке. Приобретая электронную технику этого производителя, они устанавливают собственные программы. Мы же этого ныне сделать не в состоянии. Производство, которое работало много лет на создание систем безопасности как нашей республики, так и армии всего бывшего СССР, с согласия правительства Кажегельдина и лично экс-премьера уничтожено. Да, я говорю об Алматинском специализированном конструкторском бюро "Алатау". Правда в том, что наша страна отказалась от разработки и применения ядерного оружия. Но отказались ли мы от мер по сохранению и поддержанию нашей национальной безопасности?

Отсутствие тестовых лабораторий, продажа в частные руки НИИ связи (ИНТЕЛ), уничтожение рентабельного АСКБ, засилье программного обеспечения Microsoft отбросили нашу страну назад не на одно десятилетие и сделали ее заложницей используемых иностранных технологий. По незнанию? Не верю. Полагаю, руку приложил не злой рок, а злой умысел. Ведь именно Сатекова, явно и активно протестовавшего против внедряемого несертифицированного оборудования, предыдущее руководство Казахтелекома во главе с Сериком Буркитбаевым обвиняло чуть ли не во всех смертных грехах. Даже пошло на подлог, проведя очередную реструктуризацию задним числом, за сутки до восстановления судом Адебиета Тугельбаевича в должности генерального директора Алтебы - Алматинского городского предприятия телекоммуникаций. Счет уголовным делам, закрытым соответствующими органами "за отсутствием состава и события…", давно потерян.

Единственный в Казахстане связист, награжденный почетным знаком "Іазаєстанны" е"бек сi"iрген єызметкерi", оставшийся не удел из-за собственного упрямства в доказывании необходимости сохранения отраслью независимости от иностранного технологического влияния стучит в разные двери, через суды пытается, нет, не восстановиться, он и так судом восстановлен в должности, а получить лицензию на оказание международных и междугородних услуг с целью показать, как должна работать большая связь на примере своего небольшого частного предприятия. А г-н Буркитбаев, отдавший, по сути, телекоммуникации на заклание, как ни в чем небывало продолжает двигаться все выше и выше по карьерной лестнице "связиста".

Правда в том, что об этих ситуациях, равно как и о других, мягко говоря, "проколах", знают многие, но молчат. Истина не восторжествует, пока Некто будет держать Серика Минаваровича под своим защитным крылышком. Рахат Мухтарович, Вы человек принципиальный, неужели Вашему ведомству, равно как Совету безопасности, возглавляемому Вами, Алтынбек Сарсенбаевич, да и правительству в лице Даниала Кенжетаевича, которому БМ не однажды безответно задавала вопросы на этот счет, безразлично положение в стратегической отрасли? На предмет возможной утечки информации с секретных каналов и, даже, парализации работы всей телекоммуникационной сети. Ни в одной из серий мыльной оперы, которую режиссируют депутаты Шаймерден Уразалинов и Тагир Сисимбаев, нет места, к сожалению, вопросам национальной безопасности в связи. Их волнует другое - почему мы, потребители услуг связи, не можем продолжать платить менее одного тиына (!) за минуту работы телефонного аппарата. Они обеспокоены, что оплатой по справедливости - сколько наговорил, столько и плати - Казахтелеком "растолстеет". А если бы анализ затрат монополиста был проведен по существу, думаю, и депутаты бы ахнули, вслушиваясь в цифры вынужденных непроизводительных оплат.

Опять-таки, правда в том, что в построении национальной независимой сети телекоммуникаций РК, конкурентоспособной на мировом рынке и отвечающей возрастающим потребностям всех субъектов экономики и социума, принимают участие иностранные компании. Но… странным образом. Проводя Тендер на строительство Западного участка ВОЛС, недавно сданного в эксплуатацию, экс-президент Казахтелекома г-н Буркитбаев подписывает контракт на создание не только объявленного в тендере участка, но на весь проект НИСМ чохом. Нынешнее руководство, даже если и считает затраты слишком высокими, торговаться не может, оно вынуждено соблюдать возможно и невыгодный контракт.

Кстати, этим вопросом задавались и сотрудники ДКНБ: почему? Да потому, что неисполнение контракта приведет к значительным судебным издержкам. Думаю, министр транспорта и коммуникаций г-н Масимов, прекрасный финансист, мог бы подсказать депутатам, если их, конечно, интересует что-то еще, кроме "многочисленных нарушений" при внедрении СПУС, какая сумма издержек по Восточному и другим участкам ВОЛСа окажется непроизводительной, или, попросту говоря - завышенной. Тогда и правда, которая у капиталистов своя, у Казахтелекома - своя, у депутатов - тоже своя, станет ближе к Истине.

Пора бы, наконец, по существу разобраться и с немецким кредитом. Почему Казахтелекому пару-тройку лет назад пришлось платить огромную сумму неустойки за несвоевременное погашение части заемных денег - ведь средства на счету были, но г-н Буркитбаев своим решением отстрочил их перевод на целую декаду. А потом пришлось поднимать в срочном порядке абонентскую плату. Затребуйте, г-да депутаты, если вам дороги интересы как бюджета, так и ваших избирателей, исходные документы, и вы убедитесь в правдивости происходившего.

Сумм непроизводительных затрат, вкупе, конечно, достало бы на безбедное содержание и реконструкцию пресловутой сельской связи. На социальные нужды работников предприятий связи. На то, чтобы люди на себе, своей семье почувствовали становление экономики. Да и надо прямо сказать, что бюджет страны от таких проколов значительно страдает. Сколько налогов недополучила казна государства во время господства на троне Серика Минаваровича? Значит, кроме технологического и технического, аудит нужен и финансовый. И более - профессиональной состоятельности. Ведь практически вся команда г-на Буркитбаева осталась после снятия его президентом с должности министра на своих местах. Имеет ли она на это моральное право - вопрос не главный. Важнее профессиональное соответствие. Когда-то Серик Минаварович говаривал, что, де, век профессионалов прошел, наступил век менеджеров. Нурсултан Абишевич его и других, думающих подобным образом, счел нужным поправить, сказав, что пришло время профессионалов.

Действительно, разве менеджеру-организатору производства не нужно быть профессионалом? Или в самом деле деньги должны работать на товарную интервенцию, а не на реальный сектор экономики? У Серика Минаваровича, по крайней мере, было именно такое убеждение.

Наверное, многие еще помнят его "проект века" - договор с корейской компанией DAEWOO. А кто обратил внимание, что корейская фирма - не оператор, а производитель аппаратуры, она выполняла и выполнила собственные задачи по насыщению нашего телекоммуникационного рынка своими товарами по очень странным ценам.

Купленные у них на их же кредитные деньги, хотя в контракте не шло речи о техническом заеме, автомашины DAEWOO обошлись Казахтелекому вдвое дороже против рыночной цены и уже выходят из строя. Ради корейских автомобилей был уничтожен вполне рабочий, специализированный автопарк Алматытелекома. Не отслужившие свой срок, а порой и новые машины были проданы за бесценок. А беспошлинное оборудование совместного узбекско-корейского предприятия почему-то оказывалось произведенным в Корее. Как анекдот, рассказывают быль связисты, побывавшие на обучении в Сеуле: "Заприметили мы по внешним данным аппаратуру очень схожую с той, которую получаем из Узбекистана. Ну, прямо, один к одному. Взяли и "нашалили", в нескольких неопечатанных упаковках, запомнив их номера, повязали на узлы свои метки - ленточки, тесемочки, нитки. Через 3-4 месяца сеульское оборудование, миновав таможню под видом узбекского, пришло к нам вместе с нашими ленточками, тесемочками, ниточками…" Вот, тебе, бабушка, и проект века - печальная веха в истории Казахтелекома.

Впрочем, кому сегодня до этого есть дело? Из серии в серию, то есть из сессии в сессию, парламентарии пинают "повременку", до того запинались, что не замечают, что сами себе противоречат.

"Средства массовой информации несколько неоднозначно толковали постановление Конституционного совета", - заявил член парламентской комиссии. "Никто не спорил с тем, что постановление правительства о проведении эксперимента и иные нормативные акты неконституционны и незаконны", - говорят те самые депутаты, которые принимали участие в заседании Конституционного совета на предмет законности проведения эксперимента по СПУС. Простите, господа, не вы ли сами явились источником для СМИ, "несколько неоднозначно" толковавшим постановление Конституционного совета в целом, и эксперимента, в частности?

Для чего проводятся эксперименты? Для того, чтобы выяснить, какие нужны условия для практической работы, уточнить возможности оборудования и дооснастить его. И неужели по каждому поводу применения нового оборудования и внедрения нового вида услуг нужен закон? Почему не приняты в таком случае законы по использованию счетчиков на воду, газ, электроэнергию? Чем необходимость учета в этом хозяйстве отличается от необходимости учета в телекоммуникациях? Вот этими проблемами, стоящими на пороге, и отгородились депутаты от больших проблем, начинающихся прямо от печки и являющих собой особо острый вопрос - состояние одной из составных национальной безопасности страны.

Национальная безопасность - это, прежде всего, сохранение целостности и неприкосновенности государства, это экономическое, идеологическое и социальное триединство. Построить государство много сложнее, чем его потерять. Нынешние теракты, впрочем, как и давнишние, нацелены на лишение могущества стран и покоя их народов, на создание такой экономо-психологической обстановки, при которой любая страна теряет свое "Я". Возможно, меняются система управления, режим, вплоть до потери независимости. Что ведет к террору? Желание одних поменять устройство в мире, получить более выгодное для себя положение. В ход идет все: высочайшие технологии, уникальное оружие, идеологии, религии, шантаж, подкуп... Это войны высокого уровня. Но ведь есть и бои местного значения. Идеологический террор - тот, что был в Советском Союзе, религиозный, экономический...

Разве аферы, мошенничества, сознательные обманы государства в экономо-финансовой сфере не есть целенаправленные террористические акты против страны и ее народа?

Мотив всех этих преступлений один: завоевать любыми путями высокое положение, обеспечивающее материальные блага. Тут не до морали. Забвению придаются или оставляются про запас (?) даже библейские ценности: не убий, не укради, не солги и т. д.

Вспоминается убийство сенатора Роберта Кеннеди. У арестованного убийцы Ширхана Бешара Шираха, находящегося в состоянии психологического транса или аффекта, были найдены записи. Вот одна из них: "Кто-то хочет воздействовать на мой разум". А на допросе он заявил: "Я не убивал Роберта Кеннеди. Если улики указывают на меня, значит, мне промыли мозги, и я стал телеуправляемым".

Жак Бертье, известный психолог-оккультист, делает из произошедшего свой вывод: "Воздействие же на мозг человека при помощи парапсихологических импульсов, усиленных специальными приборами, представляется… вероятным".

Вопрос далеко не праздный и не риторический - а не управляет ли кто-то извне, допустим, нашими отдельными властными чиновниками или, например, парламентариями, которые, в итоге, проблему местного значения вводят чуть ли не в ранг мировой - в силу неспособности приблизиться к Истине?

Вернемся к СПУС, в качестве наглядного примера. Чего хотят потребители услуг? Качественной связи, расширение комплекса услуг - и все как можно дешевле. Чего хотят депутаты? Чтобы у абонентов был выбор этих услуг за цену как можно более низкую. Ведь именно этим можно завоевать и лавры народного защитника, ко всему прочему.

А что говорит правительство? Что оно согласно со всеми требованиями, кроме одного - за все нужно

-----

"Негр в дровах"
Нина САВИЦКАЯ, "Бiз-Мы", 13 ноября 2001 г.

Необычный заголовок, не правда ли? Но Абсолютно точно отражающий смысл материала, который по сути, является продолжением статьи "Правда у каждого своя. А истина?", напечатанной в прошлом номере нашей газеты и адресованной представителям высшего эшелона власти. Выражение "Негр в дровах", т.е. черное в белом, равнозначно смыслу другой английской пословицы - "скелет в шкафу", что означает наличие скрытого факта, тайны, шитой - а это уже русская пословица - белыми нитками.

Итак, секретные объекты. Что они собой представляют, наверно, ныне знает, благодаря телевидению,каждый школьник. Это заводы-"ящики" типа Степногорского по производству стратегической биопродукции, которой американцы сегодня пугают весь мир; это зоны-полигоны вроде острова Возрождения, что на Аральском море или города Курчатова с его наземными и подземными лабораториями; это тайные бункеры или бомбоубежища первой категории, предназначенные для управления из них руководством страны на случай военных действий; это всевозможные радиолокационные и иные станции связи, сообщающие о раннем нападении ракет и предупреждающие специальные службы о военном или другом бедствии.

Все эти объекты, естественно, находятся под патронажем различных органов либо стратегических отраслей (ремонт, профилактика, поддержание санитарного состояния и непременно - четкость работы коммуникационных узлов связи) и сопровождаются обязательной охраной. Ее осуществляют, как правило, самые "строгие" подразделения МВД, погранвойск, КНБ.

Есть такие секретные объекты и в Казахтелекоме. В Алматы, в Астане и, конечно же, на границах. Особенно на южной, сопрягающейся с азиатскими странами, с теми, откуда к нам приближается нe-простая война, откуда доносятся отголоски разрывающихся американских бомб, через чьи земли могут "пройти" террор, искусственные экологические бедствия и, возможно, для помощи в подавлении неординарных ситуаций - войска ныне дружественных западных стран, имеющих особые интересы в Каспийском регионе.

То есть в связи с новой нестабильностью в мире, вызванной нью-йоркской трагедией и выносом на первый план мероприятий по усилению национальной безопасности в каждой, практически, стране, я задалась двумя вопросами.

Один из них: когда секретные объекты Казахтелекома были оборудованы аппаратурой связи - до 1996 года или в период правления г-на Буркитбаева?

Почему?

Мы уже писали: "...компьютеры, координирующие цифровое станции, управляются соответствующими программами. Основной разработчик и техники, и программного обеспечения - всемирно известная фирма Microsoft, много лет, к тому же, сотрудничающая достаточно тесно с ЦРУ. В несертифицированном на предмет защищенности утечки информации оборудовании некоторые детали или даже целые узлы могут выполнять несколько функций. Работая в основной программе, они одновременно способны принимать сигналы "извне" или даже их посылать. Во втором случае- это элементарное устройство-шпион. В первом, что не менее неприятно - получив сигнал на "сбой", "сгорание" или отключение, командующие компьютеры задействуют дополнительные возможности и выполнят эти команды в любой момент.

Подобная ситуация в мировой практике- не новость. Чуть более года назад подобное было в Ираке, когда компьютеры, которые управляли ПВО, получили команду извне и остановили всю деятельность. ПВО, таким образом, вышла из-под контроля иракских властей, а точнее, ее деятельность была парализована. В любой момент это может произойти и в Казахстане. Электронное оборудование не просто не сертифицировано, более того - местные связисты не имеют права, согласно контракту с инофирмой, нарушить его целостность. Никто (!) не знает, какие "чипы" вмонтированы и как программы поведут себя в критическом состоянии.

Лишь независимый аудит, технологический и технический, проведенный специалистами-профессионалами, подтвердит, что информационная безопасность может быть нарушена, что страна, вполне возможно, стала заложницей иностранных технологий "благодаря" импортной аппаратуре, невольно или по злому умыслу внедренной на наших телефонных станциях в бытность г-на Буркитбаева первым руководителем отрасли и министерства". (БМ, №8, 2001 г.)

Другой интересующий меня вопрос - как и кем охраняются объекты специального назначения, принадлежащие по ведомственности Казахтелекому? Ведь здесь в наличии имеются лишь служба безопасности и секьюрити для внутренней охраны.

Первый мой звонок, естественно, в Казахтелеком. Здесь мне очень тактично пояснили, что, де, рады бы помочь, но... информация эта секретная. Поэтому - без комментариев.

Дальше я обратилась в КНБ Республики Казахстан. Мне также тактично ответили: такую информацию не даем. Правда, посоветовали ЛИЧНО обратиться. Но зачем? Ведь меня не интересуют места дислокаций секретных объектов, параметры оборудования и все прочее, что действительно является ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНОЙ. Я просто хочу знать, как гражданин своей страны и ее налогоплательщик - достаточно ли хорошо охраняются эти объекты?

Следующий звонок - в МВД. Результат - тот же. Звонить в штаб погранвойск я уже не стала.

Нет, я не осуждаю людей из этих органов, с которыми разговаривала. Другого ответа я и не могла получить. И это правильно.

Но...

Видимо, ответ есть у спецслужб дальнего зарубежья.

Около года назад, выступая по российскому телевидению, Сергей Лебедев - директор внешней разведки России - сказал: "Мы берем информацию о бывших советских республиках в дальнем зарубежье. Их постсоветские страны интересуют очень сильно. И они отслеживают буквально все процессы". А что не отслеживать, когда к услугам иностранных разведок - вся необходимая информационная база, считывание которой происходит достаточно свободно с аппаратуры связи, не прошедшей тестирование на защищенность ее узлов от утечки информации и двойного функционирования...

С поступления в продажу восьмого номера газеты БМ прошло уже три недели. На материал "Правда у каждого своя. А истина?", в котором поставлен ряд проблем обеспечения национальной безопасности в отрасли коммуникаций и информации, адресованных в форме открытого письма Правительству (Д. Ахметов), Совету безопасности (А. Сарсенбаев), КНБ (Р. Алиев), Министерству транспорта и коммуникаций (К. Масимов), газете никто НЕ ОТВЕТИЛ. Будто НИКТО из них не читает газеты. Мы не сочли за труд, господа, и отправили каждому из вас дополнительно по номеру. Будьте столь любезны, исполните Закон о СМИ, который обязывает отвечать изданию (по последним поправкам) в течение трех дней. А заодно, коли запоздание произошло, поясните, пожалуйста, кто охраняет упомянутые выше объекты связи и когда проводился монтаж установленного в них оборудования.

По моим сведениям, эти объекты специального назначения - секретные, находящиеся в приграничной зоне - остались бесхозными, они никем не охраняются! Кто, в бытность правления г-на Буркитбаева в отрасли, затраты на их охрану (да, за это нужно платить, положим, предоставлением линий связи бесплатного или льготного пользования, или другим образом) счел нерентабельными? Кто согласился с таким предложением, наносящим значимый ущерб национальной безопасности? Кто завизировал отказ в охране секретных объектов? Согласовано ли это было с руководством страны, Советом безопасности?

Предполагаю, что виза есть. И принадлежит она, видимо, г-ну Кажегельдину, патронировавшему телекоммуникационную отрасль, и в данном случае, скорее всего, принявшему решение ЕДИНОЛИЧНО. Вряд ли стоит оспаривать законность такого акта. И, с другой стороны - полагаю, что за этим решением стоят далеко идущие планы. Сами посудите: зачем, от кого охранять то, что, допускаю, по сути может уже снабжать информацией какую-либо разведку. Ведь в случае обнаружения этого всегда можно сослаться не на сознательно допущенную утечку, а на ошибочное стечение обстоятельств. Де, мол, хотелось как лучше, хотелось сэкономить средства... Хотя экономия на булавках время от времени в государстве происходит, но никому еще она не приносила пользы.

Здесь очевидно другое: шитье белыми нитками.

И вот почему.

После публикации материала "Правда у каждого своя. А истина? "Вокруг газеты БМ стала нагнетаться определенная обстановка. Очень непонятным образом. Отдельные киоскеры вдруг начали заявлять, что, де, мол, газета - вредная и стали прятать ее под прилавок. Киоскеры-цензоры? Не странно ли? Из Астаны звонит приятель - журналист, интересуется моей реакций на слухи.

- Какие? Ничего не знаю.

- Говорят, Серик Буркитбаев то ли написал, то ли собирается писать Президенту о том, что ты выполняешь политический заказ и дискредитируешь его.

- Что, пять лет выполняю политический заказ за деньги? Я б тогда в теремах уже давно жила, а не в арендованной квартире.

Да и вообще, о каком политическом давлении посредством информационного органа можно говорить? Газета много лет освещает экономическое и финансовое состояние стратегической отрасли, и по многим поднятым проблемам уже приняты соответствующие решения. Надо думать, и в отстранении Президентом Буркитбаева от должности министра была некоторая заслуга нашей газеты. Как и в отставке г-на Кажегельдина. Ведь первый негативный о нем материал был опубликован именно в БМ: "И меня, и Назарбаева облапошил Кажегельдин". Это говорилось в то время, когда он еще находился в кресле премьер- министра. Что, тоже политический заказ?

И еще один звонок вызвал удивление. Дама сообщила, что она звонит из аппарата Президента страны. Де, мол, у Нурсултана Абишевича есть вопросы по газете. Не пора ли нам сменить героя? Есть ведь и другие темы по коррупции. И вообще, сколько нужно газете средств, чтобы не поднимать надоевшие старые дела Казахтелекома и "ударить" по новым?!

В ответ на просьбу представиться дама с моложавым голосом прервала разговор. Мне ничего не оставалось, как попросить директора газеты установить телефонный аппарат с АОН и записывающим устройством. Чтобы было неповадно кому-либо прикрываться именем Президента страны, который, я в этом убеждена, никогда не позволит себе ни таких предложений, ни таких анонимных посредников.

Что происходит?

Атараксии, не в пример высшим чиновникам государства, у героев "Правды..." нет. Беспокойство их и их подручных очевидно. И подтверждается это телефонными звонками, загадочными и не очень.

Значит, газета подошла к чему-то сильно "горячему" и заставила кого-то очень волноваться - другого объяснения пока не нахожу. Тревога исполнителей доказывает, что ошибки не могло быть и "горячее" исполнено осознанно. Впрочем, Франклин Рузвельт говорил: "Если что-то случилось, то так было задумано". Был ли задуман экономическими методами подрыв национальной безопасности в стратегической отрасли? Если да, то кем?

Вопрос не риторический. На примерах отрасли телекоммуникаций видно, что и искусственное банкротство ее, и удаление несогласных с методами управления руководителей среднего и высшего звена, и создание заведомо малофункциональных подразделений (биллинг - центр), и товарная интервенция происходили с ведома правительства Кажегельдина и личного ЕГО одобрений:

Кажегельдин осужден. Но за другие преступления.

Может быть, за закрытыми дверьми суда возникал вопрос о нанесении вреда системе национальной безопасности страны - не знаю. Ясно другое: у Кажегельдина были соратники по "экономическим ошибкам", и некоторые из них, оставаясь во власти, прикрывают сегодня исполнителей поручений Кажегельдина по той причине, что и сами участвовали в их реализации. Сами вольно или невольно наносили ущерб стране.

Кто они?

Вот они-то и стоят за Сериком Буркитбаевым, создавая ему ореол "священной коровы", т. е. неприкосновенности, эдакой персоны с якобы дипломатическим иммунитетом.

За стезей Серика Миноваровича многие наблюдают. Одни - с завистью. Другие - равнодушно.

Последние - страшные люди. Ибо именно равнодушие, считали классики, погубит МИР. Один из предводителей французской революции Луи де Сен-Жюст говорил: "Нужно наказывать не только изменников, но и равнодушных".

Ведь в противном случае вопрос "Почему это происходит?" будет вечен, как соловецкий камень, будет неотменим, как Аральское море, исчезнувшее с карты, как Семипалатинский полигон, вроде и закрытый, но продолжающий разъедать своими язвами жизнь народа. Как море, как полигон - были, и этого не отменить, так и вопрос "Почему" - существует, и этого тоже не отменить, как и не отменить "Негра в дровах".


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Все течет... Нефть тоже 31.01.2002
Скромное обаяние демократической буржуазии 26.01.2002
Под дружеское ржание 01.01.2002
Бери по чину - и будь мужчиной 01.01.2002
Дела давно минувших дней? 01.01.2002

Новости ЦентрАзии


Дни рождения
в Казахстане:
29.06.17 Четверг
76. ПРАЛИЕВ Калдыбек
71. ХОЛОДЗИНСКИЙ Генриг
66. СТАРИКОВ Юрий
60. ЕРЕЖЕПОВ Бирлик
59. ОЛЖАЙ Кайнар
59. ЯНОВСКАЯ Ольга
57. АЙДОСОВ Галым
57. БАИШЕВ Беpик
57. БЕКЕНОВ Сырым
54. СУЛТАНГАЛИ Нурлан
54. УАЛИЕВ Абдыкерим
53. САВЧЕНКО Андрей
52. НУРМУХАМЕДОВ Уалихан
52. СЕЙТКАСИМОВ Айдар
46. КАРАГУСОВ Фархад
...>>>
30.06.17 Пятница
78. ЧЕРНОВ Вячеслав
76. ЮСУП Кенес
69. ДУЗБАЕВ Сатыбай
66. ИЛЮБАЕВ Куаныш
63. АЗИМОВ Сергей
63. САРКИСЯН Серж
62. АЛДАБЕРГЕНОВ Калыбек
61. МЕРВА Надежда
60. НУРГУЖИН Марат
57. АЙМЕНОВ Ханат
54. СЕИТОВ Жанат
49. КУШКАЛИЕВ Хайрулла
49. ТЛЕУБЕРДИ Мухтар
46. БУЛЬТРИКОВ Руслан
43. КУРГАМБАЕВ Айталап
...>>>
01.07.17 Суббота
89. КУРОПЯТНИК Анатолий
80. КУЛИБАЕВ Аскар
78. АБДРАХМАНОВ Алмасбек
78. САРМУРЗИНА Шолпан
72. ЕРКЕТАЕВ Мухтар
70. КУРАЛБАЕВ Бекмахан
69. ДЕНКЕНОВА Сайран
66. НУРЖАНОВ Касымтай
62. ДАРИБАЕВ Жанбырбай
61. САТЫБАЛДИН Мейрхан
59. МУРЗИН Алмат
59. РАХИМЖАНОВ Ержан
58. ЖОЛДАСОВ Нурмахан
58. КУСЕТОВ Султан
58. ПАЛТАШЕВА Мунавара
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050