NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2017)
Кто человек №2 в Казахстане (май 2017)








Поиск  
Суббота 19.08.2017 05:40 ast
02:40 msk

Элита Казахстана за десять лет
"Тотальная коррупция стала той ценой, которую пришлось заплатить за технократическую модернизацию"
30.05.2002 / политика и общество

Данияр Ашимбаев, "Континент", 29 мая

Смена декораций?

К моменту распада Советского Союза в Казахстане фактически сложилась вполне самостоятельная и самодостаточная правящая элита, включавшая в себя как традиционных партийно-советских и хозяйственных руководителей, так и творческих работников, интеллигенцию, руководство силовых структур, к 1992 году окончательно утративших связь с некогда всесильным центром.

Качественные изменения внутри элиты шли синхронно с политическими реформами, с трансформацией государственного устройства. Для Казахстана, как и для любой другой республики бывшего СССР, было характерно наличие сильного и влиятельного слоя руководителей так называемого "союзного значения" - первых секретарей обкомов, руководителей промышленных предприятий (особенно системы "оборонного" Минсредмаша), генералитета, ориентированного не столько на Алма-Ату, сколько на Москву.

Уже первые годы независимости показали, что "старая гвардия" не вполне соответствует новым требованиям, не справляется с ответственностью перед суверенным государством. Распад Союза временно лишил молодое государство возможности качественно контролировать соблюдение морально-этических норм, принятых на государственной службе. Серьезной проблемой был и низкий авторитет республиканского руководства, как высшей административной и политической инстанции (что вполне объяснимо высоким уровнем интегрированности в союзные структуры).

К 1989 году ветры перемен унесли с политической арены значительную часть прежней политической и административной элиты, созданной при Д. А. Кунаеве в советские годы (определенную роль сыграли и кадровые чистки 1985-1987 годов). Н. Назарбаев к моменту своего избрания на пост первого секретаря ЦК Компартии Казахстана получил уникальную возможность выстроить абсолютно новую элиту - элиту независимого государства.

Глобальная смена декораций в 90-е - от советской бюрократической системы к умеренному либерально-парламентскому авторитаризму привела к существенному обновлению и омоложению элиты. Однако, зная казахстанские (да и вообще восточные) традиции, можно указать, что это не привело к конфликту поколений, хотя бы в силу того, что новая элита, отличаясь ментальностью от старой, генетически является ее полной правопреемницей.

Коррупционные скандалы начала 90-х привели к потере прежней административной элитой значительной доли своих полномочий, которые были переданы "специально обученным" людям (о них ниже). Однако старая элита отнюдь не получила смертельного удара, в силу своего образования и опыта сохранила значительное влияние (отчасти лишившись поддержки в Кремле), перейдя на несколько иной уровень работы - общее руководство, хозяйственно-идеологические вопросы и обеспечение соблюдения преемственности политической традиции. Немаловажную роль сыграл и возраст, не способствовавший быстрой перестройке принципов работы и столь необходимой в нынешних условиях мобильности.

Естественно, в условиях суверенизации республики возникла жизненная необходимость структурирования сильного центра власти - аппарата, способного на месте заменить не только ЦК КПСС и Совмин СССР, но и всю вертикаль управленческой пирамиды, которую в советские времена выполняла структура КПСС. В условиях постепенной департизации на место Компартии Казахстана пришла президентская власть (в отличие от коллегиального Бюро ЦК КПК персонифицированная в фигуре первого Президента республики Нурсултана Назарбаева).

Тенденция к созданию сильного центра (облеченного полномочиями, сопоставимыми с теми, которыми обладал ЦК КПСС) красной нитью протянулась через начало 90-х, к 1995 году окончательно оформившись в виде управленческого аппарата президентской республики, где глава государства был наделен множеством самых разнообразных властных функций и объективно выступал в качестве верховного арбитра между всеми ветвями власти, и без того ему подчиненными.

Родовые муки казахстанского парламентаризма довольно скоро вылились в роспуск Верховного Совета 12-го созыва. Первый независимый парламент оказался крайне противоречивым законотворческим продуктом: с одной стороны, инструментом демократизации Казахстана, с другой - серьезным тормозом на пути экономических и административных реформ. Самороспуск парламента в декабре 1993 года и принятый им на прощание закон о "временной передаче" части конституционных полномочий Верховного Совета президенту стали краеугольным камнем модели несколько иной политической системы, окончательно сложившейся в Казахстане на основе Конституции 1995 года. Сверхпрезидентская власть сохранила и даже увеличила ряд институциональных демократических черт, но не более того.

Говоря об особенностях устройства нашей системы, стоит отметить и такую важную деталь, как высокая степень персонификации власти. Вряд ли любой другой "гипотетический" президент, кроме Нурсултана Назарбаева, смог бы соответствовать тому уровню полномочий и ответственности, которые оказались заложены в огромных президентских полномочиях, оговоренных Конституцией.

Кроме того, Конституция (и законодательство в целом), стратегически определяя государственную иерархию и общую анатомию власти, в конкретике (в тактике) дают простор перекройке отдельных, но вместе с тем весьма широких полномочий между различными институтами власти. Можно вспомнить те же полномочия государственного секретаря республики - в 1996 году (Есимов), 1996-2002 годы (Кекилбаев) и с 2002-го (Токаев) - функциональные обязанности должности "подгонялись" под конкретного человека и политическую целесообразность. Как гласит старая поговорка: "Не место красит человека, а человек - место".

Крайне высокий уровень внутриэлитных родственных связей для Казахстана фактически является одним из базисов политической системы (в качестве примера можно привести семьи Джандосовых, Утеповых, три поколения которых идеально вписываются в прокрустово ложе трех политических модернизаций Казахстана XX века).

Негативной стороной вышеназванных - обновления и омоложения - стал временный разрыв части "молодой элиты" со старшим поколением. Слабо организованная попытка пересмотреть обычное право казахстанской власти, подкрепленная некоторой финансовой самостоятельностью элитных путчистов, быстро сходит на нет.

Отчасти данное "восстание элит" суть явление закономерное. Стремительная трансформация плановой экономики в рыночную при сохранении огромного бюрократического аппарата, перед которым замаячили широчайшие перспективы личного обогащения, привели к тому, что новая постсоветская элита замкнулась в себе - стала самодостаточным механизмом, нацеленным исключительно на удовлетворение собственных индивидуальных и групповых потребностей. Законсервировалась в своем кругу даже в большей степени, чем пресловутая советская номенклатура.

Выступление "молодых" явилось, в известной степени, ответом на закоснелость аппарата, попыткой, не разрушая саму систему, прорваться вверх по лестнице медленно ползущего аппаратного эскалатора. Заговор традиционалистов против традиции не удался, да он и не мог удасться.

Из века в век, из поколения в поколение передается в Казахстане система регионально-кланового и отчасти национального баланса, обеспечивающая определенную стабильность межнациональных и внутринациональных отношений (контакт - конфликт). Миграционные процессы последнего десятилетия и выросший за полвека уровень межклановых браков существенно изменили статическую картину внутри системы, но сами механизмы остались прежними (традиционными как для средневекового Казахстана, так и для начала XXI века).

Проблема только в том, что миграционные процессы (а именно отток неказахского населения) в долгосрочной перспективе может иметь негативные последствия для государства и элиты, которая лишается значительной доли своих инженерно-технических и научных кадров.

На марше

Развитие элиты шло по ряду направлений. В нынешнем Казахстане, как в и предшествующие годы, сохранился слой профессиональных управленцев, одинаково готовых к руководству как отраслью, так и регионом (Д. Ахметов, М. Есенбаев). Многие из тех, кто олицетворяет эту категорию, достаточно успешно справлялись с полученными полномочиями, благо, для решения таких специфических вопросов, как экономическая и идеологическая политика, существовали отдельные элитные группы.

Для реализации задач новой экономической (рыночной) политики была своевременно подготовлена группа молодых экономистов-технократов (такой подготовкой занимались Е. Асанбаев, Д. Сембаев, Е. Утембаев). Президент и его команда обеспечили реформаторов своей политической поддержкой и выделили административный ресурс, что и способствовало успеху либеральных экономических реформ.

Что касается положения идеологических кадров, то в Казахстане, как и в любой другой советской республике, творческая и научно-техническая интеллигенция перманентно была близка государственной власти, что позволяло безбедно существовать слою традиционных идеологов, одинаково хорошо приспособленных как к толкованию вечных истин марксистско-ленинского учения, так и описанию новых горизонтов национальной идеи суверенного государства (и то и другое, справедливости ради скажем, делалось весьма некачественно, а порой - просто халтурно).

Новым явлением стало зарождение отечественной буржуазии, однако самостоятельность и обособленность данной группы не стоит преувеличивать. В условиях сильного государства и клановых традиций успех любого бизнеса зависел и зависит прежде всего от благожелательного отношения к нему власти, связанной с молодым казахстанским бизнесом как деловыми, так и тесными родственными связями. Получается некий клубок, взаимное переплетение интересов, причем за какую ниточку ни потянешь - в центре всегда окажется некая харизматическая персона аппаратно-племенного лидера/вождя.

К середине 90-х появилась еще одна новая аппаратная черта - функциональные назначения, иными словами, привлечение на госслужбу специалистов под конкретное дело (пример: правительство Кажегельдина). В целом позитивные результаты были девальвированы проведением в республике структурных реформ и приватизации, которые не столько "приподняли" бизнесменов-технократов на первые роли в государстве, сколько "впустили" в казахстанскую экономику транснациональных олигархов. К 1999-2000 годам в Казахстане сложилась причудливая система олигархической экономики, когда все сколько-нибудь ценные предприятия, банки и министерства оказались под контролем десятка сверхвлиятельных финансово-промышленных групп, находящихся не только в сложных отношениях с государством и обществом, но и в не менее сложных отношениях между собой. Экономическая борьба олигархов за "лакомые сырьевые куски" окончательно разделила реальную и публичную политику - механизм принятия решений перешел на уровень, не подконтрольный политическим (государственным) и даже шире - конституционно-правовым - институтам.

Механизмы функционирования государственного управления мы описали выше, а о политике стоит сказать отдельно. В эту категорию, не играющую абсолютно никакой серьезной роли, можно включить политические партии, общественные движения, а также целиком такую категорию, как "политический деятель".

Давая описание этому роду общественной деятельности, проще всего сравнить ее с кукольным театром, где незримые руки управляют смешными и беспомощными куклами, дергая за соответствующие ниточки и исполняя давно отработанные как отечественными, так и зарубежными кукловодами ритуальные танцы.

Что характерно для Казахстана, так это социальная монолитность элиты - практически невозможно провести грань между административной, политической, творческой и деловой элитой. В частности, можно привести такие примеры: когда известная "телезвезда" активно занималась льготной торговлей куриными окорочками; крупный предприниматель, ставший депутатом, но ни на миг не терявший контроль над своими супермаркетами; представители оппозиционных партий, с успехом занимающиеся таким сложным бизнесом, как пропаганда чужого мнения в обмен на гранты западных фондов; министры, которые не смогли провести грань между государственной политикой и бизнесом своего патрона. Подобная практика исключает деление элиты по "профессиональному" признаку, намного более существенно деление по региональным и/или групповым особенностям.

Рекрутирование в новую элиту шло посредством традиционных бюрократических механизмов, а с середины 90-х годов к ним прибавились назначения, производимые по признаку принадлежности к той или иной аппаратно-коммерческой группе. Подчеркнем, что родственные связи своего значения не теряли никогда. В качестве источников роста элиты можно отметить как традиционные ЦК, Совмин и прочие бюрократические институты, к которым в начале 90-х добавились привластные научные институты (НИИАСПУ) и специально созданные "инкубаторы" - Фонд культурного, социального и научно-технического развития РК, Высший экономический совет и т. д.

Первые же парламентские выборы 1990 года, проведенные на альтернативной основе, дали республике ряд ярких политиков-депутатов, часть из которых впоследствии влилась и обогатила управленческую элиту страны (можно назвать того же Марата Оспанова), а часть деградировала до уровня "профессиональных политиков" - самовлюбленных демагогов, зачастую волею судьбы оказавшихся на более чем значимых постах. На этом вклад парламента в развитие политической элиты страны в значительной степени был исчерпан (вообще уровень влияния этого института власти определялся скорее совокупным влиянием его отдельных депутатов, а не формально-правовым статусом законодательной ветви власти).

Руководители 80-х сохранились к началу 2000-х годов преимущественно в виде реликтов, являющихся скорее символами преемственности, нежели ее основой. В целом же в нынешней политической элите существует показной симбиоз старого поколения (Турысов, Сагдиев, Караманов) и молодой технократической элиты, включая и перманентное появление очередных "молодых дарований", только вышедших из стен элитных вузов.

"Бунт" элит

События осени 2001-го - начала 2002 года стали подтверждением этого тезиса. Технократы-бизнесмены, находясь в симбиозе с государственной машиной, взаимно обогащали друг друга - во всех смыслах этого слова. Но захотели большего, захотели окончательно олигархизировать экономику и приватизировать самое государство.

Лишь отчасти правы те, кто считает, что экспансия крупного и среднего бизнеса в государственную собственность привела к антагонистическому конфликту между наемным менеджментом национальных компаний с традиционной системой власти/управления. (До этого они вполне мирно сосуществовали). Глубинная суть конфликта заключалась именно в желании "младобизнесменов" провести окончательный и последний передел власти-собственности в своих псевдопатриотичных интересах, присвоить себе - по давно отработанной в транзитной экономике модели - ряд функций президента и правительства, что, естественно, привело бы к краху Казахстана как независимого и стабильно развивающегося государства.

"Бунт" поддержала и часть региональной элиты, власть которой проистекала из тех полномочий, которые ей делегировал президент в рамках своих конституционных и традиционных полномочий. Региональный сепаратизм - вообще явление часто встречающееся и обыденное даже для вполне благополучных государств в плане экономики (Англия, Италия, Франция и пр.), и причина его появления не столько в национальном автономизме субэтносов, сколько в попытке перераспределить в ту или иную сторону госбюджет, налоги и отчисления за эксплуатируемые природные ресурсы.

Итак, на пороге XXI века Казахстан столкнулся не столько с желанием части элиты провести окончательную демократизацию республики, сколько с нежеланием оной действовать в рамках заданного механизма: "функции - полномочия - контроль".

Несоответствие личных задач отдельных вождей "молодой оппозиции" по перекройке государства в свою пользу с общегосударственным патриотизмом и морально-этическими нормами традиционного общества привело к созданию в ноябре 2001 года политического объединения олигархов и ряда высокопоставленных госслужащих - "Демвыбор Казахстана".

Будучи отлученным перешедшей в контрнаступление властью от знакомых кормушек, ДВК стремительно маргинализовалось, сблизилось с традиционной "антитоталитарной оппозицией" и раскололось на умеренных ("Ак жол") и сторонников арестованных радикальных коррупционеров/оппозиционеров Аблязова и Жакиянова.

Раскол произошел также и потому, что государство (власть) лишило часть фрондирующих ФПГ необоснованных привилегий и льгот, а также возможности беспрепятственно и бесконтрольно лазить в карман государства (а на этой возможности фактически и были сделаны первоначальное и последующие накопления капиталов во всех постсоветских странах). Оставшиеся без лидеров и поддержки республиканского бизнеса оппозиционеры продолжают свою деятельность исключительно на собственные средства и финансовые вливания из-за рубежа. Не исключено и то, что финансирование "демократической оппозиции" осуществляется силами, которым выгодна дестабилизация обстановки в Центрально-Азиатском регионе вообще, и его важнейшем составном элементе - Казахстане, в частности.

В отличие от некоторых наших соседей по региону, в Казахстане не произошло слияния административной, политической, деловой элит с криминалитетом "в чистом виде", однако одним из основных механизмов кадровой политики остается система "улус в кормление", при котором назначенец отвечает за реализацию государственной политики в обмен на практически неограниченные полномочия и возможность "самофинансирования". Наличие политической традиции не является основой для развития политической культуры.

Справедливости ради стоит отметить, что в сложившихся условиях предотвратить сращивание административной и деловой элиты на фоне общих интересов личного обогащения было практически невозможно. Тотальная коррупция стала той ценой, которую пришлось заплатить за технократическую модернизацию.

Основной же характеристикой новой элиты можно назвать ее высокую моральную и интеллектуальную гибкость при перманентных модернизациях, что позволяет стабильно развиваться государству и обществу - без ярких успехов, но и без явных провалов. Наверное, в этом и состоит главное достижение кадровой политики транзитного Казахстана, хотя ответ на вопрос, во что это выльется в перспективе, далеко не однозначен.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Скромное обаяние отечественной бюрократии 31.05.2002
Премьер-министр о правительстве 31.05.2002
Тасмагамбетов в Москве 31.05.2002
Элита Казахстана за десять лет 30.05.2002
Частные энтузиасты 30.05.2002
Продолжение следует 30.05.2002
Посади Петю за стол… 30.05.2002
Клановая революция 30.05.2002
Выводы, к которым мы приходим 30.05.2002
У "Хабара" забрали Казахстан-1 29.05.2002

Новости ЦентрАзии


Дни рождения
в Казахстане:
19.08.17 Суббота
91. БАЦУЛА Александр
71. АШИРОВ Амангельды
69. АНДРЮЩЕНКО Александр
69. ТУТКУШЕВ Бексултан
67. БУКАНОВ Сайран
66. БАЙТЛЕСОВ Каиртай
64. УСКЕНБАЕВА Раиса
63. ТОЙБАЕВ Аскар
62. БЕЛОВИЧ Александр
62. САТЖАНОВ Кенжебай
59. ЖАНАЙДАРОВ Искандер
58. БАЙГАЗИЕВ Бекет
55. АБИЛОВ Елубай
55. ЖАНБИРОВ Молдагали
54. КАРИМОВА Шолпан
...>>>
20.08.17 Воскресенье
80. КАРАМАНОВ Узакбай
79. АБИЛЬГАЗИН Карим
73. АЛИГУЖИНОВ Сеpик
73. МЕДЕУОВ Есенгельды
71. ЕДРЕСОВ Каирлы
70. ШАЙМАНОВ Багдат
66. ЛИ Валерий
66. САТКАЛИЕВ Молдагали
65. АИПОВ Курмангалий
65. ШЕР Раиса
64. МУМИНОВ Талгат
63. БАЙМУРАТОВА Алтын
61. БОЛЫСБЕКОВ Марат
61. ФЕДОТОВ Виктор
60. КАСЫМЖАНОВ Темирбек
...>>>
21.08.17 Понедельник
80. КАДЫРЖАНОВ Еркин
75. ДРИЛЛЕР Христиан
71. КАЗАКОВ Александр
71. НУРГАЗИНОВ Жакуп
70. ЖЕНСЫКБАЕВ Александр
69. КУАНДЫКОВ Балтабек
66. ДОСТИЯРОВ Абай
64. ИМАНГАЛИЕВ Асхат
64. КУШЕРБАЙ Айтбай
63. ХУСАИНОВ Булат
59. КАРИКБОЛОВ Бекжан
54. АЛЬЗАКОВ Ерзат
53. БЕЙСЕМБАЕВ Даурен
53. КАЗЫХАНОВ Ержан
49. ЖАЗЫКБАЕВ Бакытхан
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050