NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (сентябрь 2017)
Вы одобряете переход казахского алфавита на латиницу?








Поиск  
Четверг 19.10.2017 17:01 ast
14:01 msk

Реформа правительства
Д.Ашимбаев: Наш исторический опыт подсказывает, что устойчивость и эффективность системы от усилий правительства зависит мало
15.01.2008 / аналитика

Данияр Ашимбаев, журнал "Kazakhstan", 2007, №4.

2007 год оказался поразительно богат на события. Казалось бы, после предыдущих весьма бурных лет 16-й год независимости пройдет спокойно. Но – нет…

В январе сменились премьер и спикер Сената. Весной–летом грянула конституционная реформа, на фоне которой расцвел т. н. "рахатгейт". Под конец лета прошли внеочередные парламентские выборы, результат которых оказался удивительно неоднозначным. "Наши" победили, но в такой форме, что все усилия по "демократизации–либерализации" предстали перед мировым сообществом в несколько невыгодных тонах. Осенью начался кризис, точнее, как сейчас говорят в астанинских кабинетах, "корректировка" строительного и финансового рынков. Несмотря на то что само понятие "кризис" было категорически отменено, антикризисные меры (пусть несколько неуклюже и, как обычно, с опозданием), все же были приняты правительством. Параллельно оно "наехало" на итальянскую компанию "Eni" – оператора программы освоения Кашаганского месторождения. Хотя, по большому счету, наращивание производства и экспорта нефти именно сейчас, в условиях перманентного неисполнения бюджетных программ и, откровенно говоря, "голландской болезни", восторгов не вызывает. Завершился год на триумфальной ноте – избранием Казахстана на пост председателя ОБСЕ в 2010 году, что одни связывают с признанием Европой наших демократических стандартов, а другие – с активным участием страны в процессе обеспечения "европейской энергетической безопасности".

Немало других, не менее ярких информационных поводов преподнесла и прошедшая в 2007 году правительственная реформа. Ее растянутость по времени только способствовала относительно безболезненной имплантации института ответственных секретарей. Выступление в апреле в парламенте вице-премьера Аслана Мусина, когда он обрисовал депутатам основные очертания правительственной инициативы, было воспринято скорее негативно. Озвучив первым планируемые изменения, Мусин тем самым принял на себя основной удар критики. В мае новацию уже в более спокойной обстановке продублировал премьер. В июне были приняты соответствующие поправки в закон о правительстве. В начале августа президент своим указом учредил должность ответственного секретаря. В конце октября прошли назначения соответствующих ответсеков. В середине ноября начался процесс принятия новых положений о министерствах и агентствах, окончательно закрепляющих их юридический статус в структуре государственных органов. Столь затянутая процедура привела к тому, что в итоге всплеск общественного интереса вызвали только персоналии назначенцев, значительная часть которых широкой публике оказалась неизвестной. На этом, собственно, тема правительственной реформы была закрыта. Прижилось и само понятие "ответственный секретарь", тем более что первоначальный вариант с "генеральным директором" был, по общему мнению, еще хуже.

Между тем проведенная реформа сама по себе имеет достаточно позитивное значение. Ведь разделение государственных служащих на политических и административных, введение конкурсной системы, постоянное совершенствование законодательной и нормативно-правовой базы так и не привели к решению одной из самых важных задач, которая ставилась авторами закона "О государственной службе".

Речь идет о "привычке" первых руководителей министерств и ведомств путешествовать из региона в регион, из министерства в министерство со всей своей "свитой". Широко известны "исходы" элиты из Алматы в Талдыкорган, из Актобе в Атырау, из Костаная в Астану, из Астаны в Шымкент, из Алматы в Усть-Каменогорск или просто из одного в другое правительственное здание. И все они способствовали только одному: первый руководитель чувствовал себя предельно комфортно на любом новом месте, где его окружали привычные лица, исполняющие привычные для себя и шефа функции.

Как бы то ни было, существует определенный мировой опыт, который без излишней адаптации и апробации был внедрен и в Казахстане. По идее, новая должность ответственного секретаря должна взять на себя руководство аппаратами министерств и ведомств, а также обеспечить преемственность в их работе без оглядки на смену правительства или отдельных министров.

Правда, сразу же потребовались разъяснения. Во-первых: как будет осуществляться разделение ответственности между министрами и ответсеками, а во-вторых: каков уровень подчиненности последних.

Еще в самом начале Мусин, отвечая на эти, вполне закономерные, вопросы депутатов, несколько витиевато пояснил, что "единоначалие остается", однако "появляется коллегиальный орган, на котором совместно принимается решение, и оно обязательно к исполнению". Каким образом единоначалие сочетается с "коллегиальностью", вице-премьер уточнять особо не стал. А премьер в мае лишь сообщил, что новация "позволит сосредоточить работу политического руководства государственных органов на решении стратегических вопросов в каждой сфере".

Не был обстоятельно освещен данный вопрос и в июньском законе. Было лишь оговорено, что ответственные секретари возглавляют и утверждают структуру аппарата ведомства ("совокупность департаментов и управлений министерства"), назначаются президентом (в тех ведомствах, где он сочтет их необходимыми) по согласованию с премьером, не меняются при отставке правительства или министра. Особо было отмечено, что "статус и полномочия ответственных секретарей министерства и центрального исполнительного органа, не входящего в состав правительства, устанавливаются президентом". При этом "ответственный секретарь при осуществлении своей деятельности подотчетен Президенту республики, премьер-министру и министру (руководителю центрального исполнительного органа, не входящего в состав правительства)".

В обмен на "утерю" контроля над аппаратом закон дал министрам важное право – назначения председателей комитетов при министерстве, хотя утверждение структуры последних тоже досталось ответственным секретарям.

27 июля указом главы государства полномочия ответсека и его статус были, насколько возможно, конкретизированы. Выяснилось, что он, во-первых, является политическим госслужащим, "обладающим особым статусом"; во-вторых, приравнивается к первому замминистра; в-третьих, подотчетен президенту, премьеру и министру; в-четвертых, подконтролен главе государства "либо по его уполномочию Администрации Президента республики", а также премьеру и министру.

В число полномочий ответственного секретаря, помимо организационно-контрольных, кадровых и бюджетных функций, было внесено обеспечение "в соответствующих отраслях (сферах) государственного управления реализации политики, формируемой руководителем центрального исполнительного органа". Сюда же вошло информационно-аналитическое обеспечение деятельности и разработка стратегических и программных документов центрального исполнительного органа, утверждаемых президентом, правительством и руководителем центрального исполнительного органа.

Затянувшаяся процедура введения реформы в жизнь и оставшийся не слишком проясненным порядок подбора кандидатов на новые должности (Мусин в свое время в качестве одного из вариантов назвал "поиск ответственного секретаря на рынке труда в результате конкурентного отбора") лишний раз показали, что творцы реформы и сами эти вопросы не до конца осмыслили. При том, что раздувавшиеся полномочия ответсеков явно спровоцировали конфликт между ближними боярами категории "А". (В частности, вопреки ожиданиям, в новом указе о статусе и полномочиях госсекретаря про его роль в этом вопросе так ничего и не было сказано).

Судя по кадровым решениям от 28 октября компромисс, не зафиксированный документально, все же состоялся. Причем с разгромным счетом победили министры – большинство назначенцев являются выходцами из аппаратов самих министерств и лишь единицы были направлены из администрации президента и правительственного аппарата.

Такое решение оказалось достаточно позитивным для более или менее удачного начала административной реформы. Во-первых, ответсеки не стали "чужаками" на "вражеской территории". Во-вторых, будучи ранее прямыми подчиненными своих новых "политических и стратегических" руководителей, они оказались в психологически подчиненном положении, что снимает угрозу конфликта на ранних стадиях. В-третьих, сами министры получили, по крайней мере на первых порах, "удобных комиссаров". Учитывая, что в положении о том же Минсельхозе функции министра состоят лишь из 9 пунктов, а ответсека – из более чем двух десятков, делиться полномочиями со своими, как минимум, проще.

Кадровый состав новых назначенцев также оказался вполне сбалансированным. Рапиль Жошыбаев, назначенный ответсеком МИД, был завотделом администрации президента и замминистра иностранных дел. Тобылбек Омаров, ответсек Минсельхоза, работал замакима Костанайской области и руководителем аппарата этого министерства. Аскар Кенжеханов, ответсек Минюста, возглавлял его аппарат. Серик Пралиев, ответсек Министерства образования и науки, работал в этой же системе, возглавляя женский пединститут и казахско-турецкий университет в Туркестане. Акмарал Асатова (Минздрав) руководила профильным сектором в канцелярии премьер-министра и буквально за два месяца до нового назначения стала главой Восточно-Казахстанского департамента здравоохранения. Гульшара Абдыкаликова, ответсек Министерства труда и социальной защиты населения, дважды была там же вице-министром, а в перерыве руководила Государственной аннуитетной компанией. Вячеслав Советский, ответсек Министерства индустрии и торговли, возглавлял департамент развития предпринимательства МИИТ, затем работал государственным инспектором администрации президента. Абельгази Кусаинов (Минтранском) в прошлом второй секретарь обкома партии, вице-спикер Сената, четырежды вице-министр и дважды председатель комитетов. Ануарбек Султангазин (Минфин) работал и на региональном и на центральном уровнях, был зампредом АРЕМ, членом Счетного комитета, председателем Комитета финконтроля и госзакупок. Рустем Хамзин (Министерство охраны окружающей среды) руководил аппаратом Минэкономики, а в последнее время работал заместителем заведующего отделом социально-экономического анализа администрации президента. Ержан Бабакумаров (Министерство культуры и информации) проработал 10 лет в президентском аппарате, дойдя до поста руководителя информационно-аналитического центра; последний год являлся заместителем Ермухамеда Ертысбаева. Хобланды Мусин (Министерство туризма и спорта) в 1996 году был замминистра по делам молодежи, туризма и спорта, затем, сменив ряд постов (работал в сфере туризма и авиации, возглавлял столичный департамент финансов, был заместителем управляющего делами президента), последний год занимал должность вице-министра туризма и спорта. Дина Шаженова (МЭБП) длительное время работала в Минфине и Минэкономики, а в последнее время возглавляла Комитет казначейства. Аскар Баталов (Министерство энергетики и минеральных ресурсов) руководил "Казинвестом", был вице-министром индустрии и торговли.

Батыр Маханбетажиев (Агентство по информатизации и связи) занимался вопросами информатизации в "Казахстан Темир Жолы", Минфине, Минэкономике, руководил АО "Национальные информационные технологии". Абай Икранбеков (Агентство по управлению земельными ресурсами) четыре года был зампредом Госкомзема, а последние десять лет работал главным инспектором канцелярии премьер-министра. Юрий Шокаманов (Агентство по статистике) доктор наук, 13 лет проработал зампредом статистического ведомства при всех его руководителях и реорганизациях. Александр Конопляный (Агентство по регулированию естественных монополий) работал в АРЕМ, аппаратах правительства и президента, с начала года возглавлял секретариат премьера. Ергазы Нургалиев (Национальное космическое агентство) был заместителем главы администрации Ленинска (Байконур), затем почти десять лет – представителем президента на космодроме, а в последнее время – в НК "КазКосмос".

Таким образом, видно, что кадровый состав ответственных секретарей вполне адекватен стоящим перед ним задачам. Все это люди, имеющие опыт работы как по профилю министерства, так и в административном аппарате.

Остается открытым лишь вопрос практического функционирования правительственного аппарата в целом. Сам кабинет министров также стал коллегиальным органом, а его руководитель не успевает подчеркивать свои либеральные взгляды и принцип "невмешательства государства". Созданные госхолдинги взяли на себя практически все реальные функции по управлению экономикой, попутно навязывая правительству свои взгляды на тарифную и инвестиционную политику, не говоря уже о полном одобрении его принципов невмешательства. Социально-предпринимательские корпорации делают то же, но на уровне регионов. Органы государственного контроля за функционированием изрядно разросшегося госаппарата и бизнеса практически не работоспособны. О политическом контроле в текущий момент, вероятно, также придется забыть. При этом именно административные госслужащие, не имеющие особых перспектив кадрового роста и реального контроля за бюджетными потоками, являются основной "жертвой" антикоррупционных кампаний и постоянных реорганизаций.

Способно ли создание новой системы управления изменить ситуацию в таких условиях? Вряд ли. Вертикаль по-прежнему является "ненаправленной". Обещанной пилотной апробации так и не последовало. Реформа запущена, но ее реальные практические последствия не просчитаны.

Вместе с тем существуют уже сложившиеся политические и административные традиции, возникшие как реакция "организма" на бурные перемены последних десятилетий, особенно в вопросах обеспечения "преемственности курса". Во-первых, неизменным в этом курсе остается лишь его форма. Содержание неуловимо меняется: в зависимости от ситуации в мире, стране, на сырьевых и валютных рынках, а также (и это, пожалуй, главное) от текущей расстановки кресел в Ак Орде. И только в последнюю очередь – от очередной государственной программы. А это заметно облегчает саму процедуру обеспечения "преемственности курса".

Во-вторых, ситуация с постоянными ротациями-реорганизациями, сменами команд, направленными в первую очередь на контроль за финансовыми потоками, сама сформировала защитную реакцию госаппарата. С одной стороны, практически во всех регионах, ведомствах и отраслях в "околоруководящем" составе осталась небольшая горстка "старых специалистов" (или, как их еще называют, "случайно уцелевших кадров"), которые и обеспечивают подлинную преемственность. С другой, ее обеспечивает "старая гвардия" президента, которая еще помнит "старые порядки" (что и как должно функционировать) и "первоначальный замысел" (то есть зачем все это изначально создавалось).

Смогут ли правительственные новации обеспечить управляемость государства – вот в чем вопрос! Наш исторический опыт подсказывает, что устойчивость и эффективность системы от усилий правительства зависит мало. Намного большее значение имеют фигура и кондиции первого руководителя, не говоря уж о традициях и менталитете. По крайней мере, большинство этих факторов пока сглаживает все последствия административных реформ.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Реформа правительства 15.01.2008
С Новым годом! 31.12.2007
Политическая система: реформы, выборы, кадры 08.10.2007
Дефицит власти 06.08.2007
Навстречу выборам 03.07.2007
Звездные войны 28.05.2007
Сто дней… без правительства? 30.04.2007
"Гордость нации" 12.03.2007
Перегруппировка сил 05.02.2007
Круги на песке 15.01.2007

Новости ЦентрАзии


Дни рождения
в Казахстане:
19.10.17 Четверг
87. ШАРМАНОВ Турегельды
84. МАШКЕЕВ Аукен
70. ГАРКАВЕЦ Александр
70. ШАРИПОВА Найля
67. АКАЖАНОВА Гульмая
64. ШАТАЕВ Мурат
62. КОСУБАЕВ Есетжан
62. ХАЙРАЛИЕВ Серик
61. КЕНШИМОВ Жумабек
61. ОТАРБАЕВ Рахимжан
55. КОШЕКОВ Мурат
55. ТУЯКБАЕВ Ерлан
52. БОТАКАНОВА Толганай
49. ЛЕПСКАЯ Елена
47. МЫНШАРИПОВА Сая
...>>>
20.10.17 Пятница
81. РАХИМБАЕВ Избасар
77. ПУТИНЦЕВ Владимир
74. РАХМАНБЕРДИЕВ Орынбай
70. ТОЛЕПБАЕВ Бегим
70. ШАРДИНОВ Ахметжан
69. ЗУЕВ Анатолий
68. КАЛМЫКОВ Амангельды
68. УЛЬРИХ Эрих
66. ДЮСЕМБИН Ихсан
65. БЕКЕТАЕВ Бакытжан
63. ДЖУНДИБАЕВ Валерий
63. САДЫКОВ Алмас
62. АБДРАХМАНОВ Булат
62. АБУСЕИТОВ Кайрат
62. ТОХСЕИТОВА Гульнар
...>>>
21.10.17 Суббота
88. РУДЕНКО Георгий
71. КУНАНБАЕВ Сапарбек
69. НУРЖАНОВ Омарбек
68. НАУРЫЗБАЙ Жумагали
65. ИЗБЕРГЕНОВ Мунал
61. АЛДАШЕВ Рустем
61. ЕРТЛЕСОВА Жаннат
60. БАЙЖАНОВА Дарига
60. ДАРБЕКОВ Булат
59. КОЖАМЖАРОВ Темирболат
59. МЫНЖАНОВ Марат
59. ТАКЕНОВ Болат
54. НУРКЕНОВ Аманбай
48. АКТАЙ Арман
48. МУХАМЕДИЕВА Бибигуль
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050