NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2017)
Кто человек №2 в Казахстане (май 2017)








Поиск  
Четверг 27.07.2017 20:22 ast
17:22 msk

Аблязов – это Троцкий сегодня
История бизнеса и уголовного преследования младодерьмократа. Время ПОйти на нары. Архивы "Номада" - достояние человечества. Часть 1-я. "Уже вор – еще не демократ"
25.02.2002 / скандалы

"Аб***в самых честных правил -
когда под следствие попал,
финансы перевел в оффшоры,
а сам вдруг демократом стал"

АНТИРОССИЙСКАЯ РИТОРИКА КАК СПОСОБ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ
Бывший министр Казахстана обвиняет руководство РАО "ЕЭС России" в клевете
Сергей Козлов
"Независимая газета"
17.05.2001

ОЧЕРЕДНОЙ громкий скандал, связанный с проблемой урегулирования долгов Казахстана перед Россией, разгорелся после заявления, сделанного начальником следственного департамента КНБ республики Козы-Корпешем Карбузовым. Выступая перед журналистами, Карбузов среди расследуемых сегодня его ведомством дел назвал и приватизацию Экибастузской ГРЭС-2, стоимость которой некоторые казахстанские чиновники попытались занизить, в результате чего бюджет недополучил около 6 млн. долл.

Местная пресса сразу же вспомнила обстоятельства этого уголовного дела, главным "героем" которого является бывший исполняющий обязанности президента АО "Экибастузская ГРЭС-2" Асет Наурызбаев. Сегодня Наурызбаев находится в розыске и, по данным КНБ, скрывается за пределами республики - во Франции или в США. Пользуясь своим служебным положением, он несколько лет назад перевел значительную сумму денег в иностранные банки, и сегодня разыскивается по линии Интерпола.

Экибастузская ГРЭС-2 стала фигурировать в российско-казахстанских переговорах о создании на ее базе совместного предприятия два с половиной года тому назад. Тогда вставший во главе РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс приехал в Казахстан, чтобы урегулировать проблему долгов, которые республика накопила в период 1994-1996 годов, покупая российскую электроэнергию.

Переговоры были сложными, и в конце концов казахстанская сторона в качестве своего долга признала сумму в 239 млн. долл. США. Платить, естественно, было нечем, и решили передать россиянам некую долю в новом энергетическом СП, куда помимо ЭГРЭС-2 должна была войти линия электропередачи ВЭЛ-500 Экибастуз-Омск.

Идея заключалась не только в погашении долга за счет имущества станции и ВЭЛ-500, но и в том, что СП в дальнейшем могло даже экспортировать казахстанскую электроэнергию в Россию, на что рассчитывали местные специалисты.

Первый протокол о создании СП был подписан в ноябре 1998 года в Алма-Ате Анатолием Чубайсом и тогдашним министром энергетики, индустрии и торговли Казахстана Мухтаром Аблязовым и предусматривал долю республики в размере "не менее 25% + 1 акция". Но окончательное определение долей должно было состояться после оценки всего имущества, которое включалось в предприятие.

В августе 1999 года на имя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева было направлено письмо, подписанное заместителем председателя правления РАО "ЕЭС" Валентином Завадниковым, в котором утверждалось, что переговоры по созданию СП, а следовательно и по урегулированию проблемы долгов, искусственно затягиваются по вине некоторых казахстанских чиновников. Причем эти чиновники, как утверждалось, имеют личную заинтересованность в нужном для них решении проблемы долгов.

"Подтверждением этого, - сказано в письме Завадникова, - явилось предложение г-на А.К. Наурызбаева, высказанное им от имени министра энергетики, индустрии и торговли РК г-на М.К. Аблязова. Это предложение выдвигалось в качестве условия подписания протокола между председателем правления РАО "ЕЭС России" А.Б. Чубайсом и заместителем премьер-министра - министром иностранных дел РК К.К. Токаевым во время визита последнего в Москву".

Механизм реализации такой заинтересованности, как следовало из письма, заключался в занижении оценочной стоимости имущества Экибастузской ГРЭС-2 и высоковольтной линии ВЛ-500 и внесении ее в уставный капитал СП в обмен на долю в нем неких дополнительных учредителей - должников РАО "ЕЭС" на сумму дебиторской задолженности в размере около 130 млн. долл. По мнению автора письма, реализация этого предложения наносила ущерб бюджету Казахстана в целом в объеме от 280 до 430 млн. долл., но при этом была в интересах некоторых казахстанских "заинтересованных инвесторов".

Вскоре Аблязов был отстранен от переговорного процесса, а осенью того же, 1999-го, года и вовсе оказался вне нового правительства, сформированного под председательством Касымжомарта Токаева. Сыграло ли в этом какую-либо роль письмо Завадникова, судить трудно, но в дальнейшем события развивались явно в подтверждение того, о чем писал заместитель председателя правления РАО "ЕЭС".

Новое правительство Казахстана продолжило переговоры о создании СП, в котором теперь доля республики предусматривалась в размере 50%, и к тому же из состава предприятия была выведена ВЭЛ-500. То есть после Аблязова условия были явно для Казахстана улучшены.

Между тем отставной министр, вернувшись в бизнес, через принадлежащие ему казахстанские СМИ начал самую настоящую информационную войну как против самих этих соглашений, так и против РАО "ЕЭС России" в целом. Все это походило на сведение личных счетов обиженного и изгнанного чиновника, которому не дали извлечь выгоду, воспользовавшись неразберихой в вопросе о долгах. Основным тезисом Аблязова в этой кампании стало "ущемление национальных интересов Казахстана" со стороны РАО "ЕЭС". Вот лишь некоторые заголовки статей, в которых аблязовские СМИ рисовали картину "вторжения" россиян на энергетический рынок республики: "Кто пустил "Рыжего" в Казахстан?", "От чего предохраняется Чубайс?", "Финита ля комедия. Казахстан подписал полную капитуляцию".

Автора письма к президенту Назарбаеву Завадникова Мухтар Аблязов публично обвинил в клевете с целью отстранить его, принципиального и честного члена правительства, от переговорного процесса по реструктуризации казахстанских долгов. А сам этот процесс Мухтар Аблязов охарактеризовал недавно так: "Я считаю, что РАО "ЕЭС России" при поддержке своего государства, используя соглашательскую позицию некоторых казахстанских чиновников, просто вломилось в Казахстан и сегодня пытается захватить часть его экономики. Инвестор - это тот, кто приносит деньги. Кто вламывается на чужую территорию, а потом выносит деньги, называется совсем по-другому".

Это и ряд других заявлений явно антироссийского, а не только "античубайсовского" характера были сделаны Аблязовым после того, как местная пресса отреагировала на информацию КНБ, о которой упоминалось выше.

Дело в том, что Асет Наурызбаев - это и деловой партнер, и преемник бывшего министра энергетики, но он также и близкий его друг. И обвинения в адрес Наурызбаева неминуемо рикошетом бьют и по Мухтару Аблязову. Поэтому и вновь инициированная им "война" против РАО "ЕЭС" и проникновения в Казахстан российского капитала многими воспринимается как попытка отбиться от висящих над ним вот уже полтора года обвинений путем создания образа защитника национальных интересов, коим он всегда якобы был и остается.

Все это выглядело бы несколько иначе, если бы дело касалось только личных проблем отставного министра. Однако Мухтар Аблязов пользуется поддержкой определенных кругов окрепшей в последние годы молодой казахстанской буржуазии, их здесь еще называют младоказахами.

Интересы местных кланов и группировок, порою переплетающиеся или расходящиеся, в зависимости от обстоятельств довольно часто отражаются и на межгосударственных отношениях республики с ее внешнеэкономическими партнерами. Потому что представители этих "неформальных объединений" постоянно и ожесточенно борются за возможность ввести своих людей в правительство и вообще в руководящие государственные структуры. А попав туда, эти люди под прикрытием защиты национальных интересов, как правило, преследуют интересы корпоративные и клановые. Об этом не раз, кстати, с возмущением говорил и президент Нурсултан Назарбаев.

Поэтому активность одного из наиболее одиозных и неудачливых игроков на этом поле, а именно бывшего министра энергетики, здесь склонны отнести на счет ожидаемой осенью этого года смены правительства и стремления "свалить" не только премьера Касымжомарта Токаева, но и самую видную фигуру нынешнего кабинета - первого вице-премьера Даниала Ахметова, одного из самых компетентных местных руководителей.

И Мухтар Аблязов, видимо, рассчитывая вернуться во власть, использует при этом не только поддержку соответствующих группировок, но и громкую антироссийскую риторику.

----------

ОТСТАВНОЙ МИНИСТР ОБИДЕЛСЯ НА "НГ"
Обостряется борьба вокруг создания СП на базе Экибастузской ГРЭС-2
Сергей Козлов
Независимая газета
05.06.2001

ПОСЛЕ публикации статьи "Антироссийская риторика как способ борьбы за власть" ("НГ" от 17.05.2001) полемика вокруг вопроса о долгах Казахстана перед Россией за купленную ранее электроэнергию приняла новый оборот.

Одна из местных газет, которая, как неоднократно писала местная пресса, принадлежит бывшему министру энергетики, индустрии и торговли республики Мухтару Аблязову, даже не пытаясь опровергнуть ни одного изложенного в статье факта, между тем обвинила "НГ" в размещении тенденциозного материала. Бывшему министру очень не понравились опубликованные нами выдержки из письма заместителя председателя правления РАО "ЕЭС России" Валентина Завадникова, в котором в августе 1999 года автор обвинял Аблязова в попытке нагреть руки в процессе переговоров по урегулированию вопроса о долгах.

При этом бывший министр энергетики, который сегодня яростно пытается отбиться от этих обвинений, старательно избегает одно весьма немаловажное обстоятельство. Тогда, в августе 1999 года, письмо Завадникова было направлено на проверку в соответствующие компетентные органы самим главой государства, и лишь после этой проверки Аблязова вначале отстранили от переговорного процесса по созданию СП, а затем и вовсе вывели из правительства.

Не понравилось бывшему министру также и то, что его деятельность в правительстве была оценена нами, мягко говоря, невысоко, тогда как позитивно характеризовались компетентность нынешнего первого вице-премьера казахстанского кабинета Даниала Ахметова и его роль в процессе экономической интеграции Казахстана и России. Если учесть, что все принадлежащие Аблязову СМИ вот уже несколько месяцев ведут массированную кампанию по дискредитации Ахметова (о чем мы уже писали), то гнев неудачливого бывшего министра вполне объясним - публикация в "НГ" явно противоречила целям и задачам аблязовских изданий.

Помимо "НГ" в сохранении имперских привычек были обвинены и господа из РАО "ЕЭС России", которые, по мнению одного аблязовского таблоида, никак не могут понять, что и национальный капитал, и г-н Аблязов выступают не против России и российского капитала, а против того, чтобы они приходили на льготных условиях.

Заметим лишь, что предоставление льгот и преференций является вполне законной нормой в казахстанской практике привлечения иностранных инвестиций. То есть можно вести речь только о противозаконных льготах, и позиция бывшего министра является здесь совершенно безграмотной, как с экономической, с правовой, так и с политической точки зрения, и фактически противоречит позиции высшего руководства страны в инвестиционной политике. А использование таких примитивных лозунгов, как, например, что РАО "ЕЭС" при поддержке своего государства пытается захватить часть экономики Казахстана, рассчитано прежде всего на то, чтобы создать из иных неудавшихся членов руководства страны защитников национальных интересов.

Напомним, что под льготными условиями прежде всего подразумевается получение РАО "ЕЭС" многомиллионных казахстанских долгов за российскую электроэнергию, за которую ни государственная Казахстанская компания по управлению электрическими сетями (ее до своего прихода в правительство также возглавлял Мухтар Аблязов), ни само правительство республики расплатиться не в состоянии и вынуждены делать это путем передачи россиянам энергетических и сырьевых объектов.

Это и раздражает многих местных "патриотов", ратующих за то, чтобы не признавать эти долги как государственные, то есть фактически отдалить процесс их возвращения на неопределенную перспективу. При этом просьбы Москвы и РАО "ЕЭС России" все-таки рассчитаться воспринимаются как агрессивность и проявление имперских привычек, а также как стремление получить для российского капитала незаконные льготы и преференции.

Однако когда приближается очередная зима, эмоциональный пыл несколько охладевает перед реальностью оставить почти весь Западный Казахстан без электроэнергии, которая поступает туда из России. Полемика вспыхивает лишь в том случае, когда РАО "ЕЭС", отчаявшись получить хоть что-то из долгов, перестает поставлять электроэнергию в казахстанские регионы и это сразу же характеризуется здесь как шантаж, давление и выкручивание рук.

Эта явно ненормальная ситуация должна измениться, когда будет создано совместное СП на базе ЭГРЕС-2. Так считают сторонники этой идеи, но произойдет ли так на самом деле, покажет будущее. Однако этот вариант выхода из ситуации - пока что единственный приемлемый для обеих сторон. И он, как мы уже сказали, встречает сильнейшее сопротивление со стороны определенных группировок внутри Казахстана.

Любопытно, что одним из самых последовательных сторонников создания СП является президент страны Нурсултан Назарбаев, без усилий которого этот процесс и вовсе стал бы не возможным. Однако позиция президента не находит поддержки в его администрации, сотрудники которой открыто выражают ей противодействие. Особенно активна в этом смысле заместитель руководителя администрации президента Жаннат Ертлесова, которая в прошлом правительстве была заместителем министра финансов.

Открытая критика нынешнего кабинета Касымжомарта Токаева со стороны президентской администрации создает необычный прецедент противостояния двух властных структур в казахстанском руководстве. Что же касается аргументации бывшего зама министра финансов, то она не отличается своей компетентностью от утверждений самого Аблязова и порой слово в слово их повторяет.

При этом госпожа Ертлесова в стремлении защитить национальные интересы порой договаривается до явного абсурда. К примеру, на днях она обвинила премьера Токаева в том, что в подписанных им документах с РАО "ЕЭС" вдруг появились новые объекты, которые должны войти в СП с казахстанской стороны. В частности, речь идет о железнодорожных станциях Трудовая и Ударная в Экибастузе. При этом г-жа Ертлесова запамятовала, что эти станции фигурировали еще в документах о продаже россиянам угольного разреза Северный осенью 1996 года.

В целом же критика аблязовских СМИ нынешнего правительства Токаева за его усилия в области казахстанско-российской интеграции направлена на то, чтобы дискредитировать кабинет, приклеив ему ярлык предателей национальных интересов, и попытаться сформировать общественное мнение в сторону ужесточения позиции Астаны на двусторонних переговорах. Но главная цель всех этих бывших членов правительства и тех, кто стоит за ними, - вернуться во власть.

----------

РАЗГРОМ, ИЛИ КУДА УЕХАЛ ЦИРК
Евгений Абрамов,
Газета "Столичная жизнь" (Алма-Ата),
30 августа 2001

А вы знаете, сколько платит парк развлечений "Ерке" за аренду земли, на которой он расположен? Я не поверил своим глазам, когда увидел, - 31 тенге за квадратный метр… в год! При этом входной билет стоит 450 тенге с правом катания на аттракционах и 150 тенге - без права катания.

Тут же, из парка, можно попасть в цирк, билеты в который стоят тоже не очень дешево - от 300 до 1000 тенге. И парком, и цирком вот уже несколько лет управляет одна структура - ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг". При этом цирк из вполне благополучного в результате этого управления и, несмотря на столь немалые цены, превратился в убыточное предприятие.

Сейчас в самом разгаре борьба вокруг расторжения этого договора аренды комплекса "Казгосцирка", который был подписан с ТОО УК "Астана-Холдинг" сроком на 20 лет, а заключен еще в мае 1997 года.

Из обращения президента КХК "Астана-Холдинг" Мухтара Аблязова в правительство РК: "Принимая во внимание тяжелое финансовое положение, в котором оказался Казахский государственный цирк, просим рассмотреть наши предложения по выводу данного предприятия из кризиса... В качестве эксперимента предлагаем провести акционирование Казахского государственного цирка. 90 процентов (акций - авт.) КХК "Астана-Холдинг" готова взять в доверительное управление".

Это письмо Мухтар Кабулович написал в марте 1997 года. Его предложение было разослано канцелярией тогдашнего премьер-министра Акежана Кажегельдина всем заинтересованным структурам.

Месяцем позже в правительство обратился и сам коллектив Казгосцирка с просьбой акционировать предприятие, но при этом передать коллективу в управление контрольный пакет акций (51 процент).

В июне того же года на имя вице-премьера Имангали Тасмагамбетова поступил ответ департамента культуры Министерства культуры, здравоохранения и образования РК. Мнение чиновников от культуры было однозначным: акционирование Казгосцирка допустить ни в коем случае нельзя. Финансовые дела Казгосцирка в то время были в полном порядке, прибыль - стабильная, за счет собственных средств отремонтированы фойе, административный корпус, гостиница. Закупалось дорогостоящее оборудование для автономного питания здания цирка теплоэнергией, был смонтирован и нормально работал музыкально-концертный комплекс. Транспортный парк также обновлялся - в распоряжение цирка поступило 14 новых автомашин, необходимых для перевозки артистов, реквизита, животных.

За последние годы были приобретены такие уникальные животные, как верблюды, медведи, обезьяны, лошади, собачки с элитной родословной. Цирк регулярно платил все налоги в бюджет и при этом не требовал от государства ни тиынки дотаций, которые были отменены в 1994 году.

И тем не менее, 18 апреля 1997 года выходит странное постановление правительства РК №588, в котором сказано: "Передать казенное предприятие "Казахский государственный цирк" как имущественный комплекс в аренду сроком на 20 лет управляющей компании "Астана-Холдинг".

В договоре имущественного найма, заключенном между Алматинским городским теркомом госимущества и управляющей компанией "Астана-Холдинг", которую в то время возглавлял Мухтар Аблязов, сказано, что цирк передается в найм компании, исходя из ее возможности и опыта.

Да, наверное, возможности у "Астаны-Холдинг" тогда были немалыми, и она могла вложить в развитие циркового искусства большие деньги. Но вот почему чиновники решили, что у компании был опыт в подобных делах, так и осталось бы непонятным, если бы не материалы комплексной проверки финансово-хозяйственной деятельности РГП "Казгосцирк" и ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг", проведенной в августе 2000 года...

Как выяснилось, "Астана-Холдинг" начала свою цирковую деятельность с того, что в 1997 году утвердила устав РГП "Казгосцирк", на что права никакого не имела. Это мог сделать только уполномоченный орган, то есть Комитет культуры.

Из договора имущественного найма № 18 от 23 мая 1997 года: "При подписании договора компания обязуется представить в Комитет план-график перспективного инвестирования имущественного комплекса, рассчитанный на 20 лет, который является неотъемлемой частью настоящего договора... Компания обязуется производить текущий и капитальный ремонт цирка за счет средств, полученных в результате его использования, а также в случае необходимости за счет дополнительных инвестиций".

В соответствии с этим графиком управляющая компания должна была в течение первых пяти лет инвестировать в цирк и в создание культурно-развлекательного комплекса более полутора миллионов долларов, причем миллион из них должен был пойти на капитальный ремонт здания.

Однако вместо инвестиций "Астана-Холдинг" за период с 1998 по 2000 годы оказала Казгосцирку временную финансовую помощь в размере... 55 647 875 тенге. Причем на момент проверки кредиторская задолженность РГП "Казгосцирк" по этой помощи составила 21 170 498 тенге. А вся прибыль от реализации билетов на цирковые программы в размере 78 433 088 была получена, минуя счета РГП "Казгосцирк", - все деньги были полностью использованы управляющей компанией.

Получив во временное пользование два земельных участка на территории, прилегающей к цирку, ТОО "Парк аттракционов", также входящее в "Астана-Холдинг", построило рядом детский развлекательный комплекс, который сегодня называется парк "Ерке". Перед тем как начать строительство, ТОО "Парк аттракционов" заключило контракт с Агентством РК по инвестициям. Согласно этому контракту, парк аттракционов "Ерке" был определен, только не надо смеяться, объектом инвестиций в качестве приоритетного сектора экономики. Общий объем инвестиций был определен на сумму почти 10,5 миллиона долларов США. При этом ТОО "Парк аттракционов" полностью освобождалось от уплаты налога на имущество сроком на 5 лет, от уплаты таможенных пошлин на три года на ввозимое сырье (!), имущество, оборудование и другие активы. Общая же сумма таможенных льгот составила почти.225 тысяч долларов.

И это еще не все. Земельный участок, прилегающий к цирку, был передан этому ТОО в собственность в виде... государственного натурного гранта! Причем эта передача не была согласована с акимом Алматы, который, по действующему законодательству, представляет полномочия собственника земли.

Однако если заглянуть в действующее законодательство об инвестициях, то легко заметить, что в перечень приоритетных секторов экономики парк "Ерке" никоим образом не попадает, и как же он там оказался - так и осталось неразгаданным фокусом.

Кстати, главная площадь цирка, на которой и расположился парк "Ерке", была также отремонтирована за счет "Казгосцирка". Обошелся этот ремонт почти в 4,4 миллиона тенге.

Из сводного акта комплексной проверки финансово-хозяйственной деятельности РГП "Казгосцирк" и ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг": "Вместо того чтобы развивать деятельность РГП "Казгосцирк", ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг" вытеснило "Казгосцирк" из служебных помещений, тем самым, лишив их возможности заниматься своими прямыми обязанностями... За период с 1999 г. по август 2000 г. управляющей фирмой было реализовано переданное ей имущество без оформления документов, подтверждающих право на реализацию... Всего реализовано материальных ценностей и основных средств на сумму 1 964 234 тенге (справка Комитета культуры); При этом указанная сумма без согласования с руководством РГП отнесена в счет по- гашения временной финансовой помощи в порядке взаимозачета".

В 1999 году УК "Астана-Холдинг" заключает договор с РГП "Казгосцирк" о передаче ей в аренду автотранспортных средств. От имени цирка договор подписывает первый заместитель генерального директора Казгосцирка Б.Кетебаев, который одновременно являлся сотрудником... корпорации "Астана-Холдинг"! Сумма арендной платы в договоре указана не была. При этом все налоги на этот транспорт оплачивает Казгосцирк, а пользуется автомобилями - правильно! - управляющая компания.

Цирк платил даже налог на землю, на которой был расположен парк "Ерке", хотя этот земельный участок в имущественный комплекс "Казгосцирка" не входил. Лишь 21 января 2000 года решением акима земля была передана в аренду УК "Астана-Холдинг", и с этого момента налог на землю оплачивает уже это ТОО.

Из сводного акта комплексной проверки финансово-хозяйственной деятельности РГП "Казгосцирк" и ТОО "Управляющая компания "Астана-Хопдинг": "В настоящее время РГП "Казгосцирк" не занимается своей основной деятельностью, т.к. не предоставляется арена в здании цирка, а также помещения для репетиций. На момент проверки РГП "Казгосцирк" занимало один кабинет из 68 имеющихся помещений. В связи с отсутствием помещений и средств для выполнения уставных задач руководство РГП "Казгосцирк" было вынуждено своим приказом от 31.05.1999 г. №68-лсн объявить о сокращении штата предприятия. Согласно штатному расписанию, на 01.07.97 г. в Казгосцирке работало 210 человек, из них 110 - творческий состав. С июня 2000 г. по штатному расписанию числится 22 человека, из них творческий состав - 10. Основная масса сотрудников находится в отпуске без сохранения зарплаты. В настоящее время в цирке работают 3 человека: ген. директор, зам. директора и гл. бухгалтер".

Кстати, заместитель директора РГП "Казгосцирк" Б. Кетебаев и гл. бухгалтер Г. Жакина были назначены на свои должности приказом ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг", хотя такие назначения - это прерогатива опять же Комитета культуры. Помимо этого, штатное расписание гостиницы цирка было также утверждено ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг". Составлено оно было в нарушение Положения "Об оплате работников культуры РК" - перечень должностей не соответствовал норме, а зарплата была установлена не в тенге, а в долларах США.

Но вопреки такому "управлению", цирк действовал, во всяком случае, представления шли регулярно, детишки, да и взрослые, ходили на них с удовольствием. Правда, надо знать: все, что мы видим в цирке, к Казгосцирку как таковому отношения не имеет.

ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг" создало коммерческую труппу под названием "Большой Казахский цирк", которая на момент проверки числилась в штатном расписании ТОО "УК "Астана-Холдинг" как отдельные артистические группы - всего 21 человек.

О нынешнем же финансовом состоянии самого Казгосцирка красноречивее всего расскажут сухие цифры:

До передачи в управление УК "Астана-Холдинг" прибыль Казгосцирка составила 8 146 500 тенге, подоходный налог на прибыль - 1 288 500 тенге.

После передачи в управление финансовое состояние выглядело следующим образом: на 01.01.98 г. убыток составил 8 896 988 тенге. На 01.01.99 г. - 36 417 489 тенге, на 01.09.2000 г. - 49 437 577 тенге.

Из сводного акта комплексной проверки финансово-хозяйственной деятельности РГП "Казгосцирк" и ТОО "Управляющая компания "Астана-Холдинг": "Убытки образовались в результате того, что фактически ТОО "УК "Астана-Холдинг" произвело раздел имущественного комплекса, хотя по действующему законодательству государственное предприятие в целом является неделимым, т.е.: управляющая компания изъяла в свое распоряжение все доходные активы цирка, а само государственное предприятие оставила без средств для осуществления его уставных задач и с долгами.

Убытки образовались за счет того, что основная деятельность РГП "Казгосцирк" не проводилась в связи с отсутствием необходимых для функционирования помещений, а также роста затрат в части налогообложения на имущественный комплекс, используемый только ТОО "УК" Астана-Холдинг".

Как было указано выше, ТОО "УК "Астана-Холдинг" в отношении погашения убытков никаких мер не приняло, кроме оказания временной финансовой помощи на возвратной основе, при которой убытки цирка увеличиваются. Более того, 100 "УК "Астана-Холдинг" и Корпорация "Астана-Холдинг" обратились в Комитет культуры с просьбой о предоставлении государственной дотации на содержание и развитие творческо-производственного состава РГП "Казгосцирк".

Таким образом, РГП "Казгосцирк" не смогло заняться основной деятельностью, так как не были созданы условия для работы по вине ТОО "УК "Астана-Холдинг".

Если Алматинский терком по госимуществу сейчас добивается расторжения договора с "Астана-Холдинг", то прокуратура южной столицы пошла дальше. Прокурор Алматы в интересах государства обратился с иском в коллегию по хозяйственным делам Алматинского городского суда. В этом иске он просит признать передачу в управление имущественного комплекса "Казгосцирка" и аренду земельного участка, на котором сейчас расположен парк "Ерке", недействительными.

Из письма генерального директора РГП "Казгосцирк" К. Бегенова акиму Алматы:

"...совершенно непонятно, для чего финансово стабильный объект с высокопрофессиональным коллективом нужно было передавать непрофессионалам?! Целесообразнее было бы разрешить компании построить новый объект - детский досуговый комплекс - по своему проекту. Тогда сохранился бы и Казгосцирк, и наша республика получила бы еще один объект высокого уровня... Однако было принято "убийственное" для Казахского национального цирка решение с самыми негативными последствиями как материального, так и морального характера... Взамен расформированной труппы Казгосцирка было создано ТОО "Большой Казахский цирк", деятельность которого преследует коммерческие интересы по осуществлению купли-продажи отдельных цирковых номеров и организации гастролей заезжих артистов. Таким образом, профессиональная творческая цирковая деятельность оказалась в ведении непрофессионалов - коммерческой компании, которая не имеет отношения к сфере культуры и искусства... Получается что кухарка может управлять государством, а гинеколог искусством!"

Борьба еще не завершена, и Казгосцирк ждет решения своей судьбы. Многие его артисты пока вынуждены работать по контракту с ТОО "Большой Казахский цирк". Смогут ли они вернуться в родные пенаты - неизвестно. Цирк, как говорится, еще не уехал, но может уехать в никуда, а клоуны уже разбегаются.

----------

ФИНОТСОС. ЧАСТЬ 1.
Мансур Бешметов,
газета "Столичная жизнь" (Алма-Ата),
13 сентября 2001

Сделать деньги на нефти нетрудно. А вот зажиреть как бы на пустом месте, без всяких там квот, фьючерсов и прочей бизнес-дребедени дано не каждому.

Вот, скажем, искусственные банкротства некогда перспективных предприятий с последующей их скупкой по грошовой цене... Нет повести печальнее на свете, чем повесть о крахе печально знаменитой Экибастузской ГРЭС-2. Нелогичные, на первый взгляд, сделки, соглашения, замысловатые переуступки прав, требований и долгов - таковы составляющие механизма интриги, итогом которой явилось банкротство самой технически оснащенной электростанции страны.

Ты - мне, я - ему, он.. мне.

Сегодня аналитики и эксперты с недоумением задаются вопросом: как ключевое энергетическое предприятие республики, в работе которого заинтересованы и Казахстан, и Россия, оказалось опутано непосильными долгами? Почему его сотрясают забастовки, голодовки и прочие акции протеста персонала?

Если же взглянуть на все это глазами фининспектора, или, скажем, весьма толкового независимого аудитора, то недавнее прошлое ЭГРЭС-2 предстанет в виде почти детективной истории.

С января 1998-го по апрель 1999-го, именно в то время, когда вначале президентом КЕГОКа, а затем и министром энергетики, индустрии и торговли Казахстана был небезызвестный Мухтар Аблязов, а его преемником в КЕГОКе - Асет Наурызбаев, на станции и вокруг нее происходили воистину удивительные вещи. Это видно из анализа финансовых взаимоотношений между КЕГОКом и ЭГРЭС-2, имевших место в тот период. Аудиторы после своих проверок сделали одно весьма любопытное заключение: "Проводимые финансовые операции по переуступкам прав требований в пользу АО "Экибастузская ГРЭС-2" были неэффективны и причинили ущерб экономическим интересам как ОАО "КЕГОК", так и АО "Экибастузская ГРЭС-2"...

Прямо скажем, неожиданно. Ведь здесь в это время работали наши хваленые младореформаторы, призванные привнести свой опыт в бизнесе на благо отечественной экономики. Кроме того, в ноябре 1997 года тогда еще президент КЕГОКа М. Аблязов заявлял: "Правительство передало нам в управление ЭГРЭС-2. На сегодня это наиболее надежная, мощная и ключевая станция, которая в целом влияет на энергетическую "погоду" в северной части Казахстана. Мы сменили там руководство, оказали квалифицированную помощь в смысле менеджмента. Дела пошли на поправку..."

Потери же от упомянутых в аудиторском заключении операций для КЕГОКа в 1998 году и первом квартале 1999 года (уже в период мимолетной министерской карьеры г-на Аблязова) составили... 1981,6 млн. тенге!

Что же это за таинственные "переуступки", цена которым почти два миллиарда тенге? В совокупности все они составили серию комбинаций, включающих четыре абсурдных соглашения и один договор, результат которых - принесение в жертву ЭГРЭС-2, а также ущерб положению и репутации компании "КЕГОК".

Узбекский след...

Сейчас самое время обратиться к документам. По условиям первого из упомянутых аудиторами соглашений от 13.05.1998 года предусматривается погасить задолженность "Казахстанэнерго" перед Министерством энергетики Узбекистана в сумме 2, 6 млн. долларов. И не просто погасить, а за счет числящейся дебиторской задолженности все той же ЭГРЭС-2 (через "Алтайэнерго") - путем переуступки ее в пользу "Костанайасбеста" для отгрузки последним продукции (асбест) в адрес Минэнерго Узбекистана...

Как в известном анекдоте о черте и новом русском - "братан, я только одного не могу понять - на чем ты меня кидаешь?" Но придется потерпеть - про "кидалово" несколько позже.

Следующим соглашением от 28.08.1998 г. "Костанайасбест" в целях уменьшения своей задолженности перед КЕГОКом передает право требования долга от ЭГРЭС-2 на 199,2 млн. тенге в пользу КЕГОКа. Теперь улавливаете?

Таким образом, как следует из аудиторских проверок, уменьшая кредиторскую задолженность "Костанайасбеста" на 199,2 млн. тенге и увеличивая на эту же сумму дебиторскую задолженность ЭГРЭС-2, КЕГОК - в ущерб собственным же интересам! - предоставил возможность "Казахстанэнерго" погасить его безнадежную задолженность перед Минэнерго Узбекистана путем отгрузки продукции "Костанайасбеста" вместо исполнения им обязательств собственно перед КЕГОКом...

Кстати, позже в письме на имя премьер-министра Н. Балгимбаева уже новое руководство КЕГОКа, пришедшее на смену команде Наурызбаева, обозначит эту задолженность "Казахстанэнерго" именно как "мертвую", а события тех дней оценит так: "Поскольку НЭС "Казахстанэнерго" с момента образования ОАО "КЕГОК" является практически недееспособной, то целесообразность такой ответственности перед Узбекистаном в интересах частной структуры за счет ЭГРЭС-2 с государственной точки зрения вызывает большие сомнения".

Любопытная коллизия, не правда ли? Особенно в свете недавних заявлений г-на Аблязова о том, что правительству республики не следует признавать в энергетике долги хозяйствующих субъектов и нести за них ответственность. Каким же образом "мертвый" долг "Казахстанэнерго" вдруг оказался вполне живым и бремя по его выплате вынуждены были нести государственные предприятия - повторяем, в бытность г-на Аблязова непосредственным руководителем или куратором этих предприятий?

30 октября 1998 года рождается еще одно соглашение, в соответствии с которым КЕГОК вновь уменьшает дебиторскую задолженность "Костанайасбеста" в пользу ЭГРЭС-2, тем самым увеличивая ее задолженность на 338,5 млн. тенге. В это время государственная ЭГРЭС-2 продолжает фактически кредитовать частный "Костанайасбест", отпуская ему электроэнергию.

И общий ущерб, нанесенный финансовому состоянию КЕГОКа, как подсчитают аудиторы на тот момент, составит уже 631,8 млн. тенге - за счет улучшения положения упомянутого "Костанайасбеста".

"...В ущерб экономическим интересам государства…"

Магическая сговорчивость руководства КЕГОКа и ЭГРЭС-2 в пользу "Костанайасбеста", быть может, будет более понятной, если обратиться к первоисточникам. А они свидетельствуют, что в декабре 1997 года в городе Жетыгаре состоялось собрание акционеров "Костанайасбеста", на котором были внесены изменения и дополнения в устав АО и избраны новые органы управления. Тогда-то и было объявлено, что по итогам тендера владельцем пакета акций в размере 65 процентов стала фирма "Aina Company", входящая в состав небезызвестной казахстанской компании "Астана-Холдинг".

Кроме того, эта же фирма выкупила у инвесторов еще 4,7 процента акций АО и сегодня ей принадлежит 69,7 процента! На том же собрании в состав наблюдательного совета вошли президент "Астана-Холдинг" Болат Палымбетов и вице-президент "Астана-Холдинг" Саодат Ташпулатова...

А теперь - для непосвященных - ответим на вопрос: что есть "Астана-Холдинг" и какое отношение к его созданию имеет господин Мухтар Аблязов - в то время министр энергетики, индустрии и торговли республики.

Разъясняем: казахстанская холдинговая компания "Астана-Холдинг" была создана в 1992 году. В качестве ее учредителей выступили Фонд поддержки молодежного предпринимательства "Жаксылык" (председатель Ержан Татишев), Фонд социальной защиты молодежи "Жастар" (председатель Мухтар Аблязов), малое предприятие "Мадина" (директор Нурлан Смагулов), "Салт-Врок" (директор Тимур Айтжанов), "Жанна" (директор Жанна Омарова).

Кто тогда был избран руководителем компании "Астана-Холдинг"? Правильно, Мухтар Аблязов. Правда, став министром, Мухтар Кабулович вынужден был покинуть это место, но перестало ли биться в унисон с интересами "Астана-Холдинг" его сердце - вопрос, скорее всего, риторический...

К примеру, в вышеупомянутом письме "нового" руководства КЕГОКа г-ну Балгимбаеву утверждается: "Предварительные итоги изучения и анализ, проведенный специально созданной комиссией, позволяют сделать вывод о том, что прежнее руководство ОАО "КЕГОК" В УЩЕРБ ЭКОНОМИНЕСКИМ ИНТЕРЕСАМ ГОСУДАРСТВА (выделено мной. - Авт.) и ОАО "КЕГОК" использовало его ресурсы в интересах частных компаний и банков, часть из которых входит в состав "Астана-Холдинг".

На этом письме появляется грозное распоряжение премьера Балгимбаева: "Прошу провести проверку по фактам, изложенным в письме. Доложите".

Старый должник лучше двух новых

И, наверное, доложили. Но далее события развивались так. Игры в "уступки-переуступки" все более приближались к обещанному нами финалу. Но, видимо, для усиления эффекта "прежнему руководству" нужны были новые фигуранты.

И они появились. В соответствии с соглашением от 26.06.1998 года уже Костанайская РЭК - в целях уменьшения своей задолженности перед КЕГОКом - уступает задолженность предприятий-дебиторов в пользу ЭГРЭС-2 на сумму 350 млн. тенге. Казалось бы, несчастной станции наконец-то что-то засветило - хоть кто-то и ей чего-то переуступил. Ан нет, не тут-то было...

ЭГРЭС-2, как оказалось, должна была возместить задолженность Костанайской РЭК перед КЕГОКом "живыми" деньгами! А взамен получить заведомо безнадежного кредитора в лице Аркалыкской ТЭЦ, задолженность которой в 200 млн. тенге так до сих пор и не погашена. В итоге этого гамбита Костанайская РЭК получает в четвертом квартале 1998 года и первом квартале 1999 года электроэнергию на 125,8 млн. тенге, затем эта сумма достигает 696,3 млн. тенге. Цена этой "пользы" оказалась в следующем: задолженность станции перед КЕГОКом, как утверждают аудиторы, с 1 января 1998 года по 1 апреля 1999 года увеличилась с 165,8 млн. тенге до 1453,3 млн. тенге, или почти в 9 раз!

Сложился, на первый взгляд, парадоксальный, абсурдный круговорот взаиморасчетов нескольких хозяйствующих субъектов. Работа же ГРЭС как тогда, так и сегодня продолжает оставаться убыточной, но на выплату премий руководству станций тратится 2,1 млн. тенге (данные на 1 апреля 1998 года). Премия выплачивается вне зависимости от результатов деятельности и "за счет отвлечения оборотных средств КЕГОКа путем увеличения дебиторской задолженности ГРЭС перед КЕГОКом".

В октябре 1998 года заключается договор уже о совместной деятельности с дочерним государственным предприятием "Топливно-энергетический комплекс" РГП "Казахстан Темiр Жолы", принцип тот же - череда взаимозачетов, еще одно погашение кредиторской задолженности ГРЭС-2 и все тот же исход - убытки КЕГОКа в 500 млн. тенге. Так отмечено в аудиторском заключении от 26 апреля 1999 года.

Они ушли, чтобы вернуться, или "Контрольный выстрел"

Но аудиторы не упомянули того, что было уже известно "постнаурызбаевскому" руководству КЕГОКа. Для реализации ряда проектов в июне 1998 года учреждается частная фирма "KEGOC POWER TRADE" (КРТ). Для чего? "По одному из проектов КРТ осуществляла покупку электроэнергии на ЭГРЭС-2 и продавала ее на РГП "Кентауликвидрудник" под гарантийные обязательства КЕГОКа".

Здесь схема расчетов была уже следующая: КЕГОК перечислял деньги на счет "Кентауликвидрудник". Возмещение затрат КЕГОКа. производилось путем зачета его задолженности по платежам в республиканский бюджет. На разнице цен без каких-либо усилий и рисков частная фирма КРТ получала более 40 млн. тенге прибыли в месяц.

В другом случае был заключен договор между АО "Казцинк", КЕГОКом и КРТ на покупку электроэнергии у Бухтарминской ГЭС и продажу ее предприятиям "Казцинка". По этой схеме, незаконно торгуя регулировочной мощностью крупнейших гидростанций Казахстана, КРТ ежемесячно получала более 12 млн. тенге прибыли.

У всех проектов, к которым привлекалась КРТ, характерной особенностью являлось ее использование только как посреднической структуры, не обремененной какими-либо коммерческими или технологическими рисками, созданной лишь для получения прибыли. Кроме того, все работы для исполнения обязательств КРТ проводились персоналом самого КЕГОКа...

Но самые увлекательные вещи начали твориться в этой компании с 5 по 11 марта 1999 года - в преддверии смены там руководства. ЭГРЭС-2 "успела" в этот период передать различным коммерческим структурам задолженность своих платежеспособных потребителей на 710 млн. тенге со сроком возврата ее до 1 сентября 1999 года. Кроме того, соглашениями, опять же, с коммерческими структурами передана, взамен на поставку ненужных компании товарно-материальных ценностей, задолженность платежеспособных потребителей электроэнергии на сумму 200 млн. тенге.

Таким образом, из оборота станции были изъяты денежные средства в сумме 910 млн. тенге сроком на шесть месяцев. Причем возврат этих средств еще тогда вызывал большие сомнения, которые, в конце концов, оказались вполне обоснованными.

Финансовая ситуация на станции приближалась к катастрофической, людям, работающим на ней, просто перестали выплачивать зарплату. Единственную государственную электростанцию страны стали сотрясать акции протеста, голодовки.

Между тем, ход событий в тот период преподнес еще один сюрприз. Асет Наурызбаев, который, как мы уже сказали, со своей командой покинул КЕГОК и на три месяца как бы выпал из поля зрения - уже в июле того же 1999 года неожиданно "всплыл" на посту руководителя… той же Экибастузской ГРЭС-2. Почему? Зачем?!

Дело в том, что вокруг многострадальной электростанции в это время начинает раскручиваться еще одна история, или комбинация, как хотите, о чем мы расскажем в следующий раз.

Советские патриотические песни "Орлята учатся летать" или "Взвейтесь, соколы, вполне могли быть призывом младотюркам в момент их восшествия во власть. Как видите, научились. Взвились. Вот вам в доказательство одна из схем высшего пилотажа по обескровливанию Экибастузской ГРЭС, именуемая в современном наречии - "бизнес-план". Пунктиром на схеме обозначены потоки безнадежных или уже вовсе "мертвых" долгов. Сплошные же линии - направления хитромудрых переуступок и списание долгов.

В результате этого "высшего пилотажа" переуступочно-долгового бизнеса государственная станция становилась все беднее, а некоторые частные фирмы - все богаче.

----------

ФИНОТСОС-2. ЧАСТЬ 2.
Мансур Бешметов,
Газета "Столичная жизнь" (Алма-Ата),
20 сентября 2001

Итак, мы остановились на том, что в июле 1999 года Асет Наурызбаев со своей командой появляется в городе энергетиков в качестве... президента АО "Экибастузская ГРЭС-2". Правда, перед названием должности стоят скромные и.о. Но... Не будем торопить события.

До декабря 1999 года, а новоиспеченный исполнитель обязанностей усидел в кресле президента не более шести месяцев, здесь кипели шекспировские страсти. Происходившее явилось наглядным примером расширения закона Мерфи: нет такой плохой ситуации, которая не могла бы стать еще хуже.

Затяжной прыжок… без парашюта

Здесь необходимо напомнить, что задолженность Казахстана перед РАО "ЕЭС России" к осени 1998 года составила 239 миллионов долларов. Россияне предложили свой сценарий погашения долгов, где станции отводилась ключевая роль. 27 ноября 1998 года у премьера Нурлана Балгимбаева состоялось знаменательное совещание, на котором присутствовали - министр энергетики, индустрии и торговли Мухтар Аблязов, председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс и его заместитель Валентин Завадников, аким Павлодарской области Галымжан Жакиянов.

На этой далеко не тайной вечере обсуждались вопросы сотрудничества в области энергетики между двумя странами и порядок погашения задолженности Казахстана за поставленную россиянами электроэнергию. Итоги этой встречи запротоколированы и широко известны.

Из шести пунктов, зафиксированных в этом документе, нас сейчас интересуют три. Первый предписывал Министерству энергетики, индустрии и торговли РК и РАО ЕЭС "образовать совместную комиссию по условиям создания совместного предприятия на базе имущества Экибастузской ГРЭС..."

Совместной комиссии вменялось в обязанность подготовить предложения и "провести оценку стоимости перечисленного в п.1 имущества, при этом доля РК должна быть не менее 25% + 1 акция".

Под протоколом две подписи - Мухтара Аблязова и Анатолия Чубайса. Возражений и особых мнений не зафиксировано.

Тем временем Экибастузская ГРЭС-2 медленно, но верно опускалась в пучину банкротства. В конце июля 1999 года 68 рабочих станции начинают голодовку, требуя погашения задолженности по заработной плате. Через месяц руководство "сдается" и частично погашает задолженность. Акция протеста прекращается, чтобы 30 сентября вспыхнуть вновь.

Более 30 экибастузцев ставят за воротами станции юрты, палатки и вновь начинают голодать. Попытки администрации во главе с Асетом Наурызбаевым выдать продукты в счет зарплаты участников акции протеста не устраивают... К этому времени кредиторская задолженность ГРЭС-2 составляла 6 млрд. тенге, дебиторская - 2 млрд., а по заработной плате - 100 млн. тенге!

Но это будет несколько позже, а летом 1999 года казахстанская пресса бушевала: россияне не шли на уступки, народ голодовал, протестовал...

"…Наличие отечественного менеджмента"

16 июля 1999 года министр Аблязов сообщает премьеру Балгимбаеву свое безрадостное видение будущего совместной казахстанско-российской энергоугольной компании. Вернее, министр доказывает бесперспективность и неэффективность задуманного СП. В качестве "правильной" альтернативы Мухтар Аблязов предлагает защиту казахстанских интересов "путем взвешенной оценки передаваемой собственности, учета налоговых обязательств и введения отечественного менеджмента. С этой целью необходимо настаивать на владении контрольным пакетом акций создаваемой совместной казахстанско-российской энергоугольной компании. Это реально возможно, поскольку оценочная стоимость ЭГРЭС-2 составляет 350-400 миллионов долларов США (по оценке, выполненной компанией "ТЭК КАЗИНВЕСТ" в 1996 году), а ЛЭП-500 Экибастуз-Омск - 90 миллионов долларов США (согласно акту оценки от 15.06 99 г., представленному институтом "Энергия")".

Трудно не увидеть здесь, мягко говоря, двойных подходов к проблеме. На дворе 1999 год, а министр упоминает об оценке имущества ЭГРЭС, ссылаясь на акт от 1996 года. За три с небольшим года станция, опутанная непосильными долгами, фактически - о чем время министр не мог не знать - стала банкротом, и ее оценка должна была быть совершенно иной. Тогда как оценка ЛЭП-500 берется уже согласно данным 1999 года.

И еще один пассаж из письма экс-министра, после прочтения которого так и хочется сказать: "Ай да Пушкин!" Так вот, в июле 1999 года г-н Аблязов черным по белому утверждал, что "Казахстанэнерго" (фактически именно это предприятие является должником перед РАО ЕЭС. - Авт.) является независимым юридическим лицом, работающим с целью погашения встречных задолженностей дебиторов и кредиторов". Далее министр счел полезным (для премьер-министра!) объяснить ему, что в случае, если эта "контора" обанкротится, государство отвечает за ее долги. Но пугаться этого не надо, потому что до окончания процесса ликвидации еще очень далеко, и выплата долгов из бюджета - также не проблема сегодняшнего дня...

Здесь, с одной стороны, налицо признание г-ном Аблязовым ответственности государства за долги государственных предприятий, с чем сегодня он категорически не согласен. С другой, тонкий намек на толстые обстоятельства: стоит ли спешить с созданием СП, если с выплатой долгов можно повременить...

Все эти "пируэты" можно было бы назвать "отечественным менеджментом", если бы не некоторые детали, всплывшие в письме заместителя председателя правления РАО ЕЭС Валентина Завадникова на имя главы Казахстана, которое появилось спустя месяц после письма Аблязова премьеру.

Дело в том, что все графики были сорваны, нарушены все мыслимые и немыслимые сроки, оговоренные в соглашениях о погашении долга, с осени 1998 года и до весны 1999 года прошло три заседания Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между РК и РФ, а дело не сдвинулось с места... И возникает простой вопрос: кому и с какой целью эта искусственная затяжка была нужна?

Ответ можно найти в упомянутом письме г-на Завадникова от 12 августа 1999 года Н. Назарбаеву. Как пишет зам. Чубайса, основной причиной искусственного затягивания решения данного вопроса является "личная заинтересованность ряда чиновников Министерства энергетики, индустрии и торговли РК в реализации такого проекта на невыгодных условиях для Республики Казахстан".

Какого же проекта? Как утверждается в письме, было получено предложение от Асета Наурызбаева, якобы высказанное от имени министра Мухтара Аблязова, и оно "выдвигалось в качестве условия подписания протокола между председателем правления РАО ЕЭС России А. Б. Чубайсом и заместителем премьер-министра - министром иностранных дел РК К. К. Токаевым во визита последнего в Москву.

Механизм реализации такой заинтересованности, по версии Завадникова, заключался в намеренном "занижении оценочной стоимости имущества ЭГРЭС- 2 и ВЛ-500 и внесением его в уставный капитал новой компании в "обмен" на личную долю в уставном капитале этой компании".

"Не верю!" - воскликнет национал-патриот. "Ничего не понимаю в этих играх", - вздохнет обыватель. "Доказательства! - потребует честный гражданин. И будет прав.

А суть комбинации была на удивление проста. По различным оценкам, стоимость станции и ВЛ-500 350-500 млн. долларов. Но это же сумасшедшие деньги! Как информировал президента Казахстана Завадников, РАО "ЕЭС России" имело на тот момент предложение от некоторых казахстанских чиновников: провести подконтрольную, управляемую оценку стоимости станции с гарантированным результатом... 70 млн. долларов.

Чувствуете разницу, уважаемый читатель? Если бы российская сторона согласилась на этот аудиторский бандитизм, то россияне получили бы казахстанскую станцию, считай, задарма, а в качестве гонорара себе "заинтересованные инвесторы" получили бы (тоже задарма!) 25 процентов доли будущего СП.

Это было просто, эффективно. И цинично

Это, конечно, звучит не очень культурно, но игра вокруг станции стоила свеч. И "мочили" ЭГРЭС-2 по одной из классических схем "кидания". Один из российских экспертов, участвующих в межправительственных переговорах, квалифицировал появление Асета Наурызбаева на станции (после того, как тот фактически посадил станцию в долговую яму) стандартным коммерческим ходом. И объяснил. Если группа желает получить контроль над хозяйствующим объектом, она должна как можно быстрее навесить на него как можно больше неликвидных долгов, захватить власть и позволить своим коллегам откупить эти долги. Тем самым над объектом и приобретается фактический контроль.

Думается, деятельность команды Асета Наурызбаева на посту президента КЕГОК (апрель 1998 г. - март 1999 г.) в отношении ЭГРЭС-2 и его приход на станцию в качестве руководителя (июль - декабрь 1999 года) - не стечение обстоятельств, а спланированная акция получения контроля над этим объектом. И письмо Завадникова очень логично "вписывается" в этот событийный ряд. Еде, с одной стороны, станция хитроумно загоняется в финансовый тупик, что приводит к снижению ее реальной рыночной стоимости. С другой - "младорежиссеры" пытаются договориться с россиянами о погашении долгов своих коммерческих структур перед РАО ЕЭС и получить вожделенные 25 процентов в новом СП.

Не получилось. Письмо г-на Завадникова направляется главой государства на проверку в компетентные органы с резолюцией: "Это государственный рэкет среди белого дня. Примите меры. Доложите".

Тем временем Мухтар Аблязов, вопреки принятому в администрации президента порядку, инициирует с главой государства одностороннюю личную переписку, в которой пытается дезавуировать Завадникова. Представив свое видение ситуации, Мухтар Кабулович к тому же защищает... своего подчиненного. И хотя в письме министра нет фамилии "А. Наурызбаев", зато есть абзац о том, что российская сторона "использует недопустимые в переговорной практике меры по дискредитации квалифицированных менеджеров казахстанской стороны, принимающих участие в переговорах о создании казахстанско-российской энергоугольной компании".

Позже в другом своем заявлении г-н Аблязов уже иного мнения о своем бывшем соратнике и подчиненном: он требует, чтобы его не обвиняли в "сговоре с Асетом Наурызбаевым" и не отождествляли его работу на посту министра с "правонарушениями" его бывшего заместителя.

Уместно спросить: где вы, г-н Аблязов, говорили правду - в письме президенту или на страницах своих заявлений?

Между тем министра отстраняют от переговоров по реструктуризации казахстанского долга за электроэнергию, а 15 октября Мухтар Аблязов и вовсе покидает правительство.

Асет Наурызбаев еще три месяца руководит ЭГРЭС-2, пока в начале 2000 года не ударяется в бега. Вслед за ним утек и экс-вице-президент КЕГОКа Галым Кусаинов. КНБ объявил розыск.

А в остальном, прекрасная маркиза…

С чем же остались следствие по этому делу и шокированные младореформаторами налогоплательщики? С круговертью цифр и сумм, уведенных из бюджета КЕГОКа и ЭГРЭС-2, которые никак не складываются в одну. Заместитель председателя КНБ РК генерал-майор Бауыржан Елеубаев: "Расследуется ряд уголовных дел по коррупционным преступлениям на бывших должностных лиц Министерства энергетики, индустрии и торговли, акционерного общества "Костанайасбест" и других. В ходе следствия выявлен материальный ущерб на сумму свыше 700 тысяч долларов США, причиненный Экибастузской ГРЭС-2, что сыграло не последнюю роль в ее банкротстве. Получены данные о том, что группа лиц путем использования подложных документов обналичила и присвоила крупную сумму денежных средств..."

А из прекрасного и недоступного для спецслужб далека г-н Наурызбаев дает интервью по Интернету, публикует в газете "Республика" главы из будущей книги, рассуждает о своей невиновности, собственном вкладе в отечественную энергетику и реформаторском управлении отраслью командой во главе со своим бывшим шефом Аблязовым.

И что опять-таки любопытно, упоминает про абсурдные основания для уголовного дела и "историю с 3,5 миллиарда тенге", которые "используются для разного вида давления на меня и других людей". Он только не пишет, какой ЭГРЭС-2 была хорошей кормушкой и сколько из нее унесли в клювике "отечественные менеджеры" - около миллиона, 15 или все же 23 миллиона долларов?

СП на базе ЭГРЭС-2 не создано, что одинаково плохо как для России, так и для Казахстана. Стратегический объект остается банкротом, и его состояние и поныне кризисное. Как и прежде, рабочие станции, ныне именуемой "Экибастузский энергоцентр", сидят без зарплаты. Ритуальные пляски вокруг крупнейшего энергетического предприятия страны оказались выгодными только для определенной группы людей. Ситуация с урегулированием долгов Казахстана перед РАО ЕЭС практически не изменилась.

Но самое невероятное состоит в том, что до сих пор никто (!) не понес никакого (!) наказания за происходившее в КЕГОКе и на государственной Экибастузской ГРЭС-2 в 1998 - 1999 годы...

В дополнение к сказанному:

"Ковчег", 27 ноября 1997 года, из интервью вице-президента компании "КЕГОК" Асета Наурызбаева: "Мы будем вкладывать деньги в крупные инвестиционные проекты, в региональные компании, в Экибастузскую ГРЭС-2".

"Деловая неделя", 7 августа 1998 года: "Думается, что реформаторов типа Аблязова ожидает скорая отставка: президент уже сейчас убеждается, что они остались бизнесменами во власти, что поменять психологию не так-то просто. Однако до того, как их освободят от должностей, они могут распугать иностранных инвесторов, встревоженных отсутствием равных правил игры и формированием в Казахстане модели аффилированного рынка на индонезийский манер".

"Интерфакс", 11 июля 2001 года. Президент проводит встречу с представителями деловых кругов страны. Глава государства подчеркнул, что не должно быть взаимного проникновения бизнеса во власть и власти в бизнес. "У нас эти понятия смешиваются, человек, будучи государственным служащим, продолжает заниматься своей фирмой, и за это никого еще не привлекли к ответу", - сказал глава государства.

"Интерфакс", 14 октября 1999 года: "На данный момент кредиторская задолженность Экибастузской ГРЭС-2 составляет 6 млрд. тенге, дебиторская - 2 млрд. тенге. Более 30 работников станции продолжают голодовку, требуя погашения задолженности по выплате заработной платы, долг по которой составил свыше 100 млн. тенге".

"Деловое обозрение "Республика", 3 мая 2001 года, из интервью М. Аблязова: "Что касается приватизации Экибастузской ГРЭС- 2, то это обвинение опровергнуть легче всего. Дело в том, что банкротство и продажа имущественного комплекса станции состоялись тогда, когда ни я, ни Асет Наурызбаев уже не работали в энергетике".

Телеканал "Тан", программа "Власть", 15 апреля 2001 года. Из интервью М. Аблязова: "Анатолий Чубайс достаточно активную и жесткую позицию занял с требованием, чтобы правительство Казахстана выплатило долги в размере 239 миллионов долларов, которые образовались между хозяйствующими субъектами РАО ЕЭС и "Казахстанэнерго". Понятно, требовать долги надо, и казахстанское правительство пыталось найти какое-то компромиссное решение. Я сам лично был против этой позиции. Почему? Потому что долги хозяйствующих субъектов - это такие долги, за которые не несет ответственности правительство. Это то же самое, что если бы мы должны были как граждане друг другу, и за нас рассчитывалось бы государство. Это противоречит просто законодательству. Поэтому я занял активную позицию против".

"Версия", Павлодар, 5 сентября 2001 года. Депутат мажилиса Серикбай Алибаев: "А господин Наурызбаев, который в то время руководил Экибастузской ГРЭС-2 от имени Министерства энергетики, сейчас находится в бегах, правоохранительные органы сейчас занимаются его поиском. Что же касается последней проверки, то она показала, что руководство станции при себестоимости электроэнергии, допустим, 1 тенге, продавало ее намного дешевле - по 40 тиынов. Таким образом, ущерб, нанесенный предприятию, может исчисляться сотнями миллионов тенге".

----------

ТРЕСТ, КОТОРЫЙ ХАПНУЛ И ЯКОБЫ ЛОПНУЛ
Газета "Столичная жизнь" (Алма-Ата),
4 октября 2001

Название произведения: читай выше.
Жанр: сатирическая версия одного расследования "Служили два товарища".
Численность главных героев: два.
Массовка: страна и "все остальные".
Краткое содержание: о житие одного под солнцем Калифорнии, согревающем коктейлями "Любовь моя Америка" и воспоминаниями об асбесте. И сколь неутомимой, столь и неутоленной деятельности другого "товарища" - человека с ласковой, по-человечески понятной кличкой насекомого…

Однажды, во время моего очередного визита в США, я встретил там одного земляка. Выходец (точнее, "выбежец") из Казахстана, он неплохо устроился на новом месте. Мы виделись с ним несколько раз и довольно много времени потратили на разговоры о том о сем. Видно, он проникся ко мне доверием (а зря!). Содержание этих бесед и легло в основу нижеследующего повествования. И еще. Боже упаси его (и Вас!) подумать, что в этом повествовании Асет Н. - это Асет Наврузбаев, а Муха - это Мухтар Облизович Корейко, о которых мы как-то… Всякие биографические и этимологические, причем даже приблизительные, совпадения абсолютно случайны.

- Любой трест имеет свое слабое место, - задумчиво сказал мой старый земляк и одновременно новый американский друг (назовем его, скажем, АэН), потягивая через звездно-полосатую соломинку коктейль "Любовь моя Америка".

- Это мудрый вывод, - учтиво сказал я, - но он напоминает мне риторический вопрос, вроде: "Должен ли вор сидеть в тюрьме?"

- Ну не скажи, - мягко воспротивился АэН. - Между вором и трестом нет ничего общего. Вот я, к примеру, сижу не на отеческих нарах, а здесь, в солнечной Калифорнии. Я говорю о другом: каждый трест носит в своем сердце семена собственной гибели, как министр транспорта, который вздумает прокатить президента по новой дороге.

Я шутя, можно сказать, просто так спросил АэНа, не доводилось ли ему на протяжении его пестрой, полосатой, клетчатой и крапленой карьеры работать в предприятии, которому можно было бы дать наименование "трест". К моему удивлению, он признал за собой эту часть его жизни.

- Один-единственный раз, - сказал он. - И никогда ни одна из всех имеющихся на родине казахстанских печатей не скрепляла документ, который давал бы право на более солидное и законное ограбление ближних. Но все-таки мы прогорели!

- Возникли, вероятно, какие-нибудь неожиданные обстоятельства? Как говорят, некий фарс-мажор? - участливо спросил я, представив пожар, наводнение и землетрясение одновременно.

- Нет, сэр, все было именно так, как я сказал... Это был случай самоликвидации. Можно сказать, как камикадзе...

Мужественно помолчав, он продолжил:

- Вы помните, я уже рассказывал вам, что мы работали несколько лет в компании с Мухой. О-о, этот Муха был гениальный мастак на всякие хитрости. На каждый доллар в руке другого он смотрел как на добычу, как вышколенный балобан на зайца, а если охота не удавалась, он воспринимал неудачу как личное для себя оскорбление и готов был кусать крылья... Недаром про него говорили: "Муха по полю пошел, Муха денежку нашел". Кстати, вы не знаете, продолжают ли говорить о нем так и сегодня? - спросил внезапно АэН, жадно ожидая от меня ответа.

- Гм-м... Не знаю... Вы, собственно, кого имеете в виду? - растерялся я.

- Ну на нет и суда нет, - как-то облегченно закрыл эту тему АэН и вернулся к воспоминаниям о неведомом мне человеке с кличкой насекомого. - Он человек искушенный, и к тому же полезных сведений у него была уйма. Он почерпнул из книг богатейший опыт и мог часами говорить на любую тему, насчет идей и всяких словопрений. "Я одинаково красноречив во всех областях, - говорил мне Муха. - Могу ораторствовать или писать о сельском хозяйстве, или о пользе авиации, или про новые различные тарифы - неважно какие, также не слаб в староиндийской защите, ведома мне и внутренняя жизнь водосточных труб, будь уверен: мои слушатели или читатели будут попеременно то горестно рыдать, то восторженно аплодировать, но в любом случае, и это главное, они будут мне верить.

Нет такого жульничества, которого бы он не испробовал, начиная с пиковой приватизации и кончая продажей исправительной системе целого Монблана черного чая, которым потом начали травиться зэки срединного Казахстана.

Так вот, однажды мы с ним побывали в городе Ташкенте. Здесь его и осенила идея создания треста. Вернувшись в Казахстан, мы без промедления приступили к воплощению в жизнь этой недурственной идеи...

Руководствуясь коварными соображениями, я быстренько купил АэНу очередной бокал коктейля "Любовь моя Америка", и рассказ земляка заискрился под солнцем Калифорнии новой струей живописных деталей и фактов.

- А дело вот в чем. Государственная компания "Казахстаналлерго" задолжала своим узбекским друзьям почти 14 "лимонов" долларов. Возвращать этот долг в 1998 году было уже некому, так как "Казахстаналлерго" оказался банкротом, а недавно созданный на его месте, как выражаются на нашей с тобой родине, "КЕЖОК" за его долги не отвечал.

Мой друг Муха по этому поводу не раз говорил публично: "Долги хозяйствующих субъектов - это такие долги, за которые не несет ответственности правительство. Это же самое, как если бы мы должны были друг другу как граждане, а за нас рассчитывалось бы государство". Так что долг этот был признан мертвым, и оживить его могло только чудо. Это чудо и явилось в облике Мухи!

В Узбекистане выбить долги и соседей было поручено АО "Савдоэнерго" во главе с неким Дадаходжой Зиатовым. А у того были собственные проблемы: он строил дачу. Короче, приехал он в Алматы и сразу к Мухе: так, мол, и так, давайте хоть миллиончика три выплачивайте. Тот конечно, сам такие грошовые переговоры не вел - вызвал своего подчиненного, который, естественно, был уже в курсе, и посадил их друг против друга. Они и договорились вот о чем. Мы, казахстанская сторона, признаем 2 миллиона 600 тысяч долларов долга на условиях дисконта в 30 процентов. Эти проценты в сумме 780 тысяч долларов мы честно потом поделили между собой.

К тому моменту я уже стал во главе "КЕЖОКа", так как Муха красиво перелетел в министерское кресло. Трест наш продолжал функционировать на славу. Долгами мы распоряжались как хотели: направляли их от одного другому, в результате одна государственная Акибастузская ГРЭС осталась в долгах к в шелках, а другие предприятия, как, например, мухинский частный "Кортанайасбест", от своих долгов избавились. Надо ли говорить, что все "другие" входили в наш трест?!

- А какова же судьба этой "одной Акибастузской ГРЭС", - не удержался я, - не знаете ли вы дальнейшей ее планиды.

- Судьба ее, как говорится, печальна и незавидна, - ответил мой собеседник, - там по сей день бастуют рабочие, требующие зарплаты, по сей день руководство не может вернуть долги, которые вроде и есть, а на самом деле их никогда не взыскать... - АэН посмотрел на свой бокал, прикидывая, сколько еще в нем осталось "Любви моей, Америки". - Впрочем, это же естественный побочный эффект от деятельности таких трестов, как наш: если кому-то стало хорошо, то кому-то обязательно должно стать и плохо. А нам было хорошо! - Он мечтательно потянулся в кресле под солнцем Калифорнии.

Я решил вернуть его с американских небес на родную землю и спросил:

- А Узбекистан-то получил свои деньги?

- Что вы?! Он и не должен был их получить. Разве что в виде асбеста... Хотя, честно говоря, это нас мало волновало. Чистая сделка! Это было и красиво, и просто, как всякое подлинно великое жульничество.

- Погодите! - воскликнул я. - Неужели никого не посадили?

- Конечно, нет! Говорю же вам - чистая сделка. Правда, этот самый Зиатов умудрился-таки нечисто присвоить 52 тысячи долларов, продав цемент, выменянный им же на наш асбест. Вот его и прихватили. Два года назад в Узбекистане был суд, и ему дали 13 лет.

Тут я задумался, и чисто внешне это выглядело так, будто я начал что-то вспоминать.

- А ваш трест не занимался долгами Казахстана России? Там, вроде, та же ситуация была, только сумма побольше - 239 миллионов долларов...

- Как же, как же! Разве Муха мог упустить такую возможность! Мы пытались заниматься, да куда там! Россияне почему-то не поняли нашей комбинации, начали письма писать, жаловаться. В общем, пришлось разбежаться. Я же говорил, что трест самоликвидировался. Точнее, трест существует, но у него уже другие задачи. Мы думаем заняться нефтедобычей, транспортировкой, разработке направлений по транспортировке. Это большие интересные проекты. Или, например, есть намерения обобрать, то есть нагреть, тьфу ты, обогреть южную столицу республики. Я вот сейчас зарегистрирую фирму в Америке - и будет новый иностранный инвестор. Я работаю здесь, в США, а остальные там, в Казахстане. Неплохо, да?

*

Справка для читателей на тему "кто где":
ЗИАТОВ сидит в тюрьме.
МИНИСТР в кресле руководителя одной государственной компании.
ДИРЕКТОР в кабинете руководителя "Кортанайасбеста".
НАВРУЗБАЕВ, скорее всего, где-то в Соединенных Штатах Америки…
Что же касается остальных, то где они находятся, неизвестно. Доподлинно ведомо лишь одно: не за решеткой.

*

"Кокушки" из ККОК, или Отрывки из Краткого курса общего корейковедения
(готовится к выпуску массовым тиражом)
Глава: пояснения узбекских следственных органов
Отрывок из документа, не имеющего никакого отношения к рассказу (перевод с узбекского на сберкнижку):
"Я сказал, что из Министерства энергетики, тогда министр пригласил меня. В состоявшемся между нами разговоре я сказал, что приехал по вопросу долгов Казахстана. Тогда он позвонил директору департамента Гусаинову и сказал, чтобы тот принял меня и оговорил со мной эти и другие вопросы. Вы должны дать 50 процентов дисконт, сказал он. Мы сказали, что это много, надо хотя бы 15... Гусаинов сказал, что если нет, то никаких разговоров не будет. В общем, договорились на 30 процентов...
Я им, т.е. Гусаинову, сказал: "Если будете брать товаром, на это у нас денег нет". Эти деньги составляли 780 тысяч долларов США. Гусаинов сказал: "Деньги не нужны. Когда будем составлять контракт, мы их сами возьмем. Тогда он позвал президента АО "Кортанайасбест". Тот сказал, что с нами он встретится после обеда. Встретились, составили контракт.
Министр, Гусаинов, директор свои доли должны были взять из 30 процентов дисконта"...
Из объяснительной, написанной в октябре 1999 года Дадаходжой ЗИАТОВЫМ, работавшим председателем АО "Савдоанерго", на имя министра внутренних дел Узбекистана.

*

13 октября 1999 года следственным управлением бывшего ГУБКРиТ МВД Республики Узбекистан возбуждено уголовное дело 20/1375 в отношении гр-на Зиатова Д.Н., ранее работавшего председателем правления акционерного общества открытого типа "Савдознерго", по факту хищения чужого имущества в особо крупных размерах по ст. 167 ч. 4 п. а УК Республики Узбекистан.
2 мая 1998 года Министерство энергетики Республики Узбекистан направило письмо в Казахстан НР-01-21/623, на основании которого между "Савдоэнерго" и ДАГОК "Кортанайасбест" заключен договор о поставке в Узбекистан асбеста на сумму 2,6 млн. дол США. Однако до настоящего времени в "Савдоэнерго" никакой продукции, включая асбест, из Республики Казахстан не поступало.

*

По показаниям Зиатова Д.Н., он неоднократно письменно обращался от имени "Савдоэнерго" в Министерство энергетики, индустрии и торговли Казахстана с требованием оплатить имеющуюся задолженность. Однако министр энергетик индустрии и торговли РК поручил произвести расчеты с "Савдоэнерго" ДАГОК "Кортанайасбест" . Руководство ДАГОК "Кортанайасбест" подготовило проект соглашения, условия которого предусматривали 30 процентов дисконта от общей суммы задолженности.
По указанным фактам 15 октября 1999 года гр-н 3иатов Д.Н. привлечен к уголовной ответственности по ст.ст. 167 ч. 4 п. а, 205 ч. 2 п. а, б, 209 ч. 2 п. а УК Республики Узбекистан и осужден Ташкентским городским судом к лишению свободы сроком на 13 лет.

*

Из показаний 3иатова:
При осуществлении этой сделки меня с министром познакомили в банкетном зале столовой Минэнерго. С Гусаиновым познакомил уже сам министр в городе Алматы в компании "КЕЖОК", там же - с Наврузбаевым и Заримбетовым...


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
"Они защищают Родину?" 28.02.2002
Аблязов – это Троцкий сегодня 25.02.2002
Не туда Посланный - 2 23.02.2002
Меркуризация Рахата Алиева 20.02.2002
Не туда Посланный 19.02.2002
Баши-Бузука, вызывали? 14.02.2002
Страсти по "Ак Жолу" или Долгая дорога в дюны 11.02.2002
Безбашенный Баши 10.02.2002
"С.Ниязов - издевается над народом..." 05.02.2002
Век демократов был недолог... 04.02.2002

Новости ЦентрАзии


Дни рождения
в Казахстане:
27.07.17 Четверг
77. УЛЬЯНОВ Игорь
71. АУБАКИРОВ Тохтаp
71. БЕРКМАН Анатолий
70. ОСПАНОВ Халел
69. МУХАМЕДЖАНОВ Толеген
69. ТЕЗЕКБАЕВ Серик
68. КОЛОМИЙЦЕВ Владимир
68. МУКУШЕВ Бекбулат
66. КИКОЛЕНКО Ольга
66. ТЕМИРБАЕВ Алик
63. АБИЛЬМАЖИНОВ Темиргали
62. КАЛМУРЗАЕВ Нуржигит
61. БАЙЖАНОВ Жанбулат
60. КОБЛАНДИН Калыбек
57. КУЗЬМИН Николай
...>>>
28.07.17 Пятница
81. БАЙМУХАМЕТОВ Иртай
71. НЕРОНОВ Владимир
69. АБЫЛКАСЫМОВ Ерасыл
69. НУРТАЕВ Рамазан
66. ЧОЙМБЕКОВ Тулеген
62. ПЛАТОНОВ Сергей
61. ПОНОМАРЕВ Игорь
60. КОКРЕКБАЕВ Карим
57. ЖАНСЕИТОВ Алыбек
57. ОМАРХАНОВ Галым
56. ДЖОМАРТОВ Асылбек
56. ЛУКИН Андрей
56. ПАЛЫМБЕТОВ Болат
55. ШАЙМЕРДЕНОВА Даригаш
53. СУЕНТАЕВА Гулькасима
...>>>
29.07.17 Суббота
82. ЖУБАНОВ Каир
78. БУЛОВИЧ Валерий
68. ЖУМАБАЕВ Ермек
66. ДЖАНАБАЕВ Бердибек
66. ТАМАБАЕВ Каирбек
64. АБЛОЖЕЙ Леонид
62. СЕМБАЕВ Магауия
61. АБДУЛЛАЕВА Роза
58. КАЛИЕВ Султан
58. ШАХБУТОВА Амина
55. АДИЛЬХАНОВ Болат
55. КУНДАКБАЕВ Марат
54. ЕРУБАЕВ Токтасын
54. МОЛДАКУЛОВ Нуржан
53. КУЛИБАЕВ Кайрат
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050