NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (сентябрь 2017)
Вы одобряете переход казахского алфавита на латиницу?








Поиск  
Четверг 19.10.2017 03:48 ast
00:48 msk

"У нас мало людей, готовых взять на себя ответственность"
С.Жалыбин: Мне никогда не нравились законы об адвокатуре, о госзакупках, я недоволен трудовым законодательством. Много вопросов, которые требуют доработки. Я недоволен и тем, что до сего дня не принят закон о ветеранах, первую редакцию которого разрабатывал я
28.01.2010 / интервью

Татьяна Башкатова, "Костанайские новости", 28 января

Сегодня у нас уже хорошо знакомый читателям "КН" собеседник - доктор юридических наук, профессор, директор института экономики и права при КСТУ Сергей Михайлович Жалыбин. Но, пожалуй, впервые, мы говорим с ним не о государственных делах, хотя и без этого не обошлось, а о нем самом. У Сергея Михайловича на этой неделе юбилей, а это, согласитесь, серьезный повод для разговора.

- Прежде всего, Сергей Михайлович, еще раз поздравляем вас с юбилеем. Хотя, как говорится, спет не последний куплет, и много чего еще впереди, есть ощущение, что пора подводить какие-то итоги? Насколько удалось реализовать себя?

- Я искренне считаю, что у меня на данный момент жизнь состоялась. У меня есть друзья, есть недруги. Говорят, что именно враги держат человека в форме. Нет. В форме держит внутреннее убеждение, отношение к самому себе. Я сам деловой человек, и ценю таких же людей. Не люблю сюсюкать, говорить очевидные вещи. Никогда не лез и не лезу без повода обниматься. Да, мое общественное положение и мой статус для меня всегда были важными, это - правда, в этом я признаюсь. Я много работал, чтобы достичь и признания своих заслуг, и, если хотите, узнаваемости. Да, я известен на международной арене. Когда уходил из Парламента, мне предлагали работу в разных странах, как в СНГ, так и в дальнем зарубежье. Многие не понимают, почему я отказался и отказываюсь до сих пор. Хотя, что объяснять? Ну, люблю я Костанай, не могу без наших озер, деревень, без наших лесов. И я только немного стал жить для себя, построил дом. Хотя, думаю, я еще не списан как потенциальный политик.

- Говорят, что жизнь - это дорога или ступеньки. Дорога может быть ровной. По ступенькам поднимаются сразу. Ваша жизнь мне видится как ступеньки. Многие об этом мечтают, но не каждому удается...

- А вы знаете, что в детстве я видел себя кадровым военным? Но быстро понял, что кино - одно, а реальная жизнь - совсем другое. Я убеждаюсь в этом и по сей день. И уже давно не романтик, отношусь ко многому в жизни критически. Я, можно сказать, самый пессимистичный реалист. Хотя в семье воспитывался в духе коллективизма. Как говорится, сам погибай, а товарища выручай. И это было очень искренним. Что есть еще принцип "Каждый за себя", я узнал в 17 лет, когда начал работать сначала учеником, а потом механиком на швейной фабрике "Большевичка". Правда, сам я всю жизнь так и не смог научиться отказывать людям.

Потом была служба в армии, я очень горжусь, что полностью отслужил, как и все мужчины в нашей семье, у нас не было принято "косить". Я всегда был приверженцем дисциплины, раз есть устав, правила, законы, ты можешь их обсуждать, думать, хороши они или нет, но ты должен их выполнять. Я закончил Всесоюзный юридический институт в Москве и начал работать в правоохранительных органах. И несмотря на возраст, очень часто по карьерной лестнице обходит своих более взрослых коллег. Не всегда это воспринималось доброжелательно. Почему меня повышали по службе? Я думаю, потому что я был способен взять на себя ответственность. Это наша беда и сейчас - у нас очень мало людей, готовых принять на себя ответственность. Все смотрят, кто что скажет, как сверху подумают. А иногда ситуация складывается так, что ждать нет возможности. Ты сидишь в засаде, ждешь одного преступника, а появляется другой. И ты должен взвесить ситуацию и принять решение. Возможно, это был молодежный максимализм, но я всегда брал на себя такую ответственность. Хотя иногда ошибался. Впрочем, по карьерной лестнице в милиции я шел до определенного уровня. Ситуация, как в анекдоте. Отец говорит сыну: "Я народный артист Советского Союза, ты тоже станешь артистом и тоже народным. А твой друг, у которого папа академик, тоже станет академиком". Сын возражает: "А я, может, хочу военным стать! Большим военным!" "Нет, сынок, большим военным ты никогда не станешь. Потому что у маршала тоже есть дети". Когда я с этим столкнулся в Костанайском УВД, уехал в Аркалык, несмотря на молодость, занимал там подполковничью должность в системе ОБХСС. А потом по семейным обстоятельствам надо было вернуться в Костанай, и я решил заодно круто поменять жизнь, уйти из органов в адвокаты.

- И это было совершенно осознанный шаг?

- Абсолютно. Из МВД было даже письмо моим родителям, чтобы они повлияли на меня, чтобы я остался в органах внутренних дел. Приезжала комиссия из Алматы, уйти было не так-то просто. Но в адвокатуре я уже стоял в резерве, да и вообще из всех юридических специальностей работа адвоката мне казалась самой привлекательной. Больше всего мне хотелось независимости. А в адвокатуре человек был несвободен в рамках закона, но от него лично, от его профессионализма многое зависело. В идеале, а я всегда к нему стремился, адвокат мог достичь такого уровня и такого отношения к себе, как это наблюдается на Западе. И я всегда, особенно, когда возглавил президиум коллегии адвокатов, стремился, чтобы адвокатура заняла у нас в области соответствующее положение.

- А у вас есть памятные дела, которые вы вели как адвокат и которыми бы гордились?

- А как же! Самых запоминающихся - два: о ДТП и об изнасиловании. Был такой водитель автобуса Катугин, и он по улице Свердлова сбил женщину. Та перебегала дорогу в неположенном месте, но обвинение считало, что наезда можно было избежать, если бы водитель не превысил скорость. Там ограничение 50, а по заключению экспертизы у него, якобы, была, 52-53. Мы как-то привыкли доверять экспертам. Есть заключение, а на формулы, которые применяются, никто и не смотрит. Водителя сначала осудили, все же человек погиб. Я обжаловал приговор, а с чем идти в суд второй инстанции? Засел за выкладки экспертизы. И нашел в формулах самую обыкновенную арифметическую ошибку. Скорость автобуса была не 52, а 46 километров в час. Назначили повторную экспертизу, и мои расчеты подтвердились. А, значит, у водителя нет состава преступления. Не имел он технической возможности предотвратить наезд.

Второе дело неприятное, даже грязное, но с точки зрения профессионализма для меня очень важное. Судили одно деда, участника войны, который занимался развратными действиями с несовершеннолетними. Первоначально этот дед получил 12 лет лишения свободы. Потом дело поручили мне, отказаться от него я не мог. И в результате, можно сказать, выиграл. Дед тот работал экспедитором на автолавке. Подыскивал девочек лет по 12-14, предлагал заработать деньги. Пол в фургоне подмести, коробки переставить. Даже заявления на работу с них брал, родителей ставил в известность, деньги платил. А в ходе всего этого... Кстати, у него был нюх на таких, кто на это грязное дело ради денег пойдет, а кто нет. Когда деда задержали, у него в бардачке нашли целую кипу заявлений от девочек. Но никто из родителей подавать на него в милицию не стал. Дело возбудили об изнасиловании. Да и то случайно. Дед полгода жил с шестнадцатилетней девчонкой, платил ей деньги, об этом знала ее младшая сестра, которая и проговорилась... Так вот я доказал на суде, что изнасилования как такового не было, и убедил в этом профессиональных судей. Хотя это было сложно. Деду дали три года за развращение несовершеннолетней, и освободили по амнистии.

- И чем тут гордиться, Сергей Михайлович? Вы же видели, что перед вами мерзавец!

- Это победа чисто профессиональная, а не человеческая. Помню, защищал в России одну молодую женщину, которая обвинялась и в преступлении на территории нашего нынешнего Карабалыкского района. Когда я рассказал об этом деле старшему брату, он даже с лица сменился: "И ты защищал эту сволочь!?" Обыкновенная шлюха, молодая, интересная, коль можно увидеть в пьянице интересную женщину. У нее было дочь. Когда эта дама уезжала, привязала четырехлетнюю девочку, чтобы никуда не ушла, к батарее. А сама загуляла. Короче, девочка погибла от голода, а, умирая, даже обкусала себе пальчики.

- Боже, и ради таких клиентов надо стараться?! Раз положен адвокат по закону, можно просто формально отсидеть на процессе...

-Да какой же вы тогда адвокат, какой профессионал! У нас это беда: многие так работают, с чем я всегда боролся.

- Но если есть внутреннее сопротивление...

- Это большой дискуссионный вопрос, прочтите на эту тему мои монографии "Правовое положение адвоката в уголовном судопроизводстве" и "Защита прав человека при уголовном преследовании". Эта тема обсуждается постоянно, но надо понять: профессиональная деятельность адвоката в том и заключается, чтобы он в противовес обвинению несмотря ни на какие свои внутренние убеждения и человеческую неприязнь, стоял на позиции своего подзащитного. Нельзя, чтобы невиновный человек понес незаслуженное наказание либо то, которое превышает степень тяжести совершенного. Слышали о Витебском деле, 15 человек осудили, из них двух расстреляли? Оказалось, незаслуженно. А почему? Потому что адвокаты были внутренне убеждены, что они виновны. Раз человек говорит, что невиновен, то по всем положениям, международным уставам, статусу адвоката ты должен разделять его позицию. В этом и заключается профессионализм.

- Разумом я могу понять такую позицию, но вот сердцем... Разве у вас не было желания плюнуть в лицо извращенцу дяде Васе?

- А я, собственно, это и сделал. Но свою работу выполнил, раз с моими доводами согласился суд.

- А почему сейчас адвокаты часто жалуются, что несмотря на их железные доводы, их не слышат и не хотят слышать?

- Когда я писал докторскую диссертацию, я проводил исследования. И пришел к выводу, что в суде не всегда соблюдается незыблемое правило: всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Сейчас, на мой взгляд, пошел перекос, от которого мы пытались отказаться, когда я работал в Парламенте: от системы подведения итогов работы и определения профессионализма судьи по числу отмененных и измененных дел. Этот критерий, к сожалению, продолжает доминировать. И судьи не рискуют выходить за рамки предъявленного обвинения, мол, разбираться надо было раньше. И тут мы опять возвращаемся к тому, что никто не хочет брать на себя ответственность. Это болезнь нашего общества, и очень страшная.

- А что делать-то?

- Быть профессионалами. Мы тут в институте экономики и права, где я сейчас работаю, разработали стандарты преподавания адвокатуры и внедрения курса по адвокатскому праву на юридических факультетах вузов. Буквально на той неделе я делал доклад на эту тему на заседании учебно-методического совета Министерства образования и науки. В Казахстане нет вузов, где преподавали бы адвокатскую деятельность. Как правило, адвокаты - это все бывшие прокуроры, судьи, полицейские. Без опыта и со старыми понятиями. Сейчас министерство решило разработать методику преподавания адвокатской деятельности в вузах и внедрить. У нас, к сожалению, сейчас многое делается по принципу поспешного реформаторства. Да причем, с чисто субъективных позиций. Это очень часто влияет на качество принимаемых законов. Сейчас, например, приняли закон о юридической помощи гражданам. Так ведь это и не закон вовсе, а слабая инструкция. А вы знаете, что в законе о терроризме принята норма, чтобы адвокаты информировали фискальные органы? Кто-нибудь понимает, что мы сделали? Нарушили международный принцип деятельности адвоката!

- Возможно, потому, что терроризм - это угроза тысячам людей?

- Мы опять сходим на моральный аспект. А не понимаем, что обязательное доносительство противоречит самой сути адвокатуры. Сообщить каким либо способом о готовящемся террористическом акте, если адвокату стало об этом известно, должно быть его гражданской позицией, а не обязанностью по закону. Это не нами заложено, это предусмотрено принципами демократического формирования общества. Очень сложно уловить разницу, но наличие независимой адвокатуры - это один из показателей зрелости гражданского общества. Даже в Советском Союзе адвокаты были самоуправляемой, а не государственной организацией.

- Сергей Михайлович, а девять лет работы в Парламенте это для вас какой багаж в жизни? Вы тогда получили орден "Курмет", целый ряд медалей, даже международных. Вам единственному вручили боевое оружие "За заслуги перед республикой". А за что ценит республика?

- Это написано в постановлении правительства: за особый вклад в создание законодательной базы независимого Казахстана. Но больше всего я ценю благодарность нашего Президента с его портретом, там стоит золотая печать. Эта благодарность у меня даже висит в собственном уголке тщеславия. Много лет я занимался только законами, даже по выходным.

- Тем не менее, вам не удалось избежать сплетен, что у Жалыбина крутой бизнес, адвокатская контора и еще бог знает что. Почему, у нас в обществе вообще не верят в бессеребренников?

- Признаю, не удалось. Почему - не знаю. Когда в Алматы я отдал депутатскую квартиру участнику войны, моему примеру никто не последовал, все депутаты жилье приватизировали. То же повторилось в Астане. И сейчас мое окружение спрашивает: а что, от таких поступков в мире что-то изменилось?! Ко мне ведь даже приезжали люди с разборками. Мол, я вмешался в какое-то уголовное дело, и если бы не это, все было бы иначе. А я вообще понятия не имел, о чем речь. "А нам сказали, что там Жалбыин проявил интерес, поэтому ничего сделать не можем". Мне это крайне неприятно, я очень сильно переживаю.

- В этом, Сергей Михайлович, есть один несомненный плюс. В вас видят, фигуру, важного, большого человека. И, что скрывать, когда речь заходит о Жалыбине, говорят, что сегодня вы с таким огромным опытом законодательной деятельности незаслуженно не востребованы.

- Обычно мне более прямо задают вопрос: ты не обиделся, что тебя не позвали в новый состав Парламента? Я был настроен уйти, и я ушел. Куда печальнее, что ушли и другие достаточно авторитетные, а, главное, работающие люди.

- Когда вы оцениваете свою законотворческую деятельность, вы о чем-то жалеете?

- В принципе мы работали достаточно эффективно. Я, скорее, не удовлетворен некоторыми деталями. Мне никогда не нравились законы об адвокатуре, о госзакупках, я недоволен трудовым законодательством. Много вопросов, которые требуют доработки. Я недоволен и тем, что до сего дня не принят закон о ветеранах, первую редакцию которого разрабатывал я. Но знаете, почему я сейчас не испытываю никаких амбиций? Я почувствовал, что устал. Мне говорили: надо жить, как все. Надо перестроить себя. У меня так не получалось. Всегда было желание сделать что-то не для себя, а для других. Зато сейчас я чувствую себя комфортно: многие знают, что Жалыбин - честный, порядочный человек.

- Насколько я знаю, вам, Сергей Михайлович, предлагали возглавить республиканский научно-исследовательский институт законодательства. Вы отказались. А возглавили другой, региональный институт экономики и права при КСТУ. Чем это было продиктовано?

- Если не повторяться и не говорить, как дорог для меня Костанай, то причина банальная. Чтобы вернуться в Астану, мне нужна действительно интересная и нужная работа. Что такое создать республиканский институт законодательства и при этом не иметь никаких серьезных полномочий? Это игра в добрые намерения, а не настоящая работа. Поэтому я выбрал другой институт. Да, региональный, да, рангом ниже. Но здесь мне дают возможность работать, как я вижу и знаю. И я это ценю. Занимаюсь многими проблемами, в том числе законотворческими. Внес ряд предложений в Парламент в некоторые законодательные акты, в частности в закон о госслужбе (сейчас я возглавляю совет по борьбе с коррупцией при областном партии "Нур Отан", являюсь членом правового совета центрального аппарата). Предложил некоторые нормы, которые позволят уменьшить степень коррумпированности чиновничьего аппарата.

-Очень интересно. И что же это?

- Уменьшить число звеньев на пути к чиновнику, предусмотреть повышенную ответственность госслужащих.

- Да, помню: вы же всегда были противником либерализации законов. Или я не правильно говорю?

- Правильно. Я по-прежнему считаю наиболее действенным путем влияния на всю систему государственной деятельности, мягко говоря, усиление ответственности, а грубо - репрессивных мер в отношении нерадивых членов общества.

- А вот тут вы с мировой демократией не сходитесь, Сергей Михайлович.

- Да вот не схожусь. Нельзя, собрав девять беременных женщин, родить ребенка за один месяц. Демократию строят столетиями, как минимум - десятилетиями.

- Вы не верите в революции?

- В революции сознания общества - нет. Можно построить красивые фасады, но разве можно с ними жить?

- Сергей Михайлович, в вас и к 60 годам ничего не изменилось. Уж если ты борец - то это на всю жизнь.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Кто вбивает клин между нациями Казахстана? 29.01.2010
"Резких колебаний тенге после расширения коридора не будет" 28.01.2010
"Казахам нужен враг - мощный, большой и бескомпромиссный" 28.01.2010
"У нас мало людей, готовых взять на себя ответственность" 28.01.2010
Мир на пороге новой эры - эры разума, справедливости и духовности 27.01.2010
Оптимистическая проза 26.01.2010
Электронный рай 25.01.2010
Насытить рынок качественной продукцией 22.01.2010
"Выполнение стоящих перед нами задач требует мобилизации, согласованности и самоотдачи" 21.01.2010
"Таможенный союз: Сегодня, в эпоху глобализации, мы не имеем права на долгий процесс интеграции с партнерами" 20.01.2010

Новости ЦентрАзии


Дни рождения
в Казахстане:
19.10.17 Четверг
87. ШАРМАНОВ Турегельды
84. МАШКЕЕВ Аукен
70. ГАРКАВЕЦ Александр
70. ШАРИПОВА Найля
67. АКАЖАНОВА Гульмая
64. ШАТАЕВ Мурат
62. КОСУБАЕВ Есетжан
62. ХАЙРАЛИЕВ Серик
61. КЕНШИМОВ Жумабек
61. ОТАРБАЕВ Рахимжан
55. КОШЕКОВ Мурат
55. ТУЯКБАЕВ Ерлан
52. БОТАКАНОВА Толганай
49. ЛЕПСКАЯ Елена
47. МЫНШАРИПОВА Сая
...>>>
20.10.17 Пятница
81. РАХИМБАЕВ Избасар
77. ПУТИНЦЕВ Владимир
74. РАХМАНБЕРДИЕВ Орынбай
70. ТОЛЕПБАЕВ Бегим
70. ШАРДИНОВ Ахметжан
69. ЗУЕВ Анатолий
68. КАЛМЫКОВ Амангельды
68. УЛЬРИХ Эрих
66. ДЮСЕМБИН Ихсан
65. БЕКЕТАЕВ Бакытжан
63. ДЖУНДИБАЕВ Валерий
63. САДЫКОВ Алмас
62. АБДРАХМАНОВ Булат
62. АБУСЕИТОВ Кайрат
62. ТОХСЕИТОВА Гульнар
...>>>
21.10.17 Суббота
88. РУДЕНКО Георгий
71. КУНАНБАЕВ Сапарбек
69. НУРЖАНОВ Омарбек
68. НАУРЫЗБАЙ Жумагали
65. ИЗБЕРГЕНОВ Мунал
61. АЛДАШЕВ Рустем
61. ЕРТЛЕСОВА Жаннат
60. БАЙЖАНОВА Дарига
60. ДАРБЕКОВ Булат
59. КОЖАМЖАРОВ Темирболат
59. МЫНЖАНОВ Марат
59. ТАКЕНОВ Болат
54. НУРКЕНОВ Аманбай
48. АКТАЙ Арман
48. МУХАМЕДИЕВА Бибигуль
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050